Понаехали тут!

Ирина Павловна  работала в средней школе в новом районе города, в котором она,  благодаря матери, купила кооперативную квартиру. Квартира была двухкомнатная, малогабаритная, но с огромной кухней  и двумя просторными балконами. Въехала она в новый дом без электричества, газа и воды одной из первых, так как устала платить за чужое жилье, и прожила почти месяц с трехлетним сыном, пока не подключили все коммуникации.

Сложно было,  зато в собственной квартире. Кое-какую мебель на первое время привезла мать из  дома. Года через два  приобрела в кредит обстановку для большой комнаты.  Жили  с сынишкой скромно, спасибо матери, помогавшей продуктами. Ирина Павловна  была самым неустроенным ребенком в семье, и у матери болело сердце за нее, хотя сама жила на пенсию, перебивалась огородом и кое-какой живностью.  Когда сыну  исполнилось шесть лет, Ирина Павловна  купила в кредит пианино и пригласила учителя для частных уроков. Она все свое детство и юность мечтала научиться играть на любимом инструменте, и вот наконец осуществила свою мечту и стала  учиться вместе с сыном.

Завуч школы, узнав, что она собирается купить пианино, удивленно пожимала плечами:
    - У тебя же квартира почти пустая, а ты такой дорогой инструмент собираешься покупать…
    - Ничего, без обстановки прожить можно, а ребенку нужно хорошее образование.
 
Друзьями она в этой школе не обзавелась, все учителя были материально обеспечены, с мужьями, ничего общего у нее с ними не было, кроме школьных дел, и держалась особняком. Ребенок часто болел, иногда приходилось брать с собой в школу, особенно в холодное время года. Завуч никогда не входила в ее положение, выговаривала и доносила директору о нарушении дисциплины. Эти конфликты осложняли и так непростую жизнь одинокой матери.
 
Однажды педсовет затянулся,  Ирина Павловна до семи вечера должна была забрать ребенка из сада.
    - Мухаббат Абидовна, разрешите уйти,   детсад закрывается, ребенка надо забрать.
    - Нет, мы еще не все вопросы решили …

Она вся в слезах бежала в садик, который располагался довольно далеко от школы, застала только сторожа, он дал адрес, куда забрали ребенка. Воспитательница осуждающе смотрела на мамашу, загуляла, мол, о ребенке забыла. Ирина Павловна готова была сквозь землю провалиться от стыда …

Проглотив обиду,  продолжала работать - деваться было некуда. При поступлении на работу  она получила первый класс и через три года с этими детьми хотела перейти  в старшую школу на  свой предмет. Но директриса  воспротивилась этому. Только благодаря родителям Ирине Павловне удалось продолжить работу с полюбившимся классом – против их воли  администрация не решилась пойти.
 
Как-то в «Учительской газете» Ирина Павловна прочитала статью Дмитрия Лихачёва о создании общества «Классика». Академик был обеспокоен низким уровнем культуры современной молодежи в период распада СССР и хотел возродить классическое образование (латинский язык, латинская словесность, этика, изящные искусства, основы философии, логика), призывая педагогов поддержать его идею и вступить в общество. Ирина Павловна тут же откликнулась на призыв академика и отправила заявление. Курса мировой художественной культуры в школе не было, и  она по собственной инициативе на классных часах знакомила своих воспитанников с русским культурным наследием. Справившись со всеми формальностями,  получила приглашение в Ленинград на первую  конференцию общества «Классика».
 
    -Мухаббат Абидовна, меня пригласили на конференцию в Ленинград, вот приглашение, - Ирина Павловна протянула документ директору. – Обещали оформить командировку.
    - А почему это вас пригласили, а не учителя узбекской школы?
    - Потому что в узбекской школе не занимаются русским искусством.
(Надо сказать, что школа была русско-узбекской: в одну смену работала одна школа, во вторую – другая.)
Немного подумав, она сквозь зубы процедила:
   - Пишите заявление без содержания.

Одна из родительниц предложила Ирине Павловне на время  поездки приглядеть за  сыном, и та со спокойной душой отправилась в  город своей мечты.
 
В  Ленинграде  остановилась в гостинице «Октябрьская», в которой всем участникам были забронированы места. С каким наслаждением ходила она  по центру города до Мраморного дворца, где проходили заседания. Здесь в основном присутствовали преподаватели институтов, доценты, доктора наук, школьные учителя были в меньшинстве. Посетили одну из гимназий на Васильевском острове, познакомились с преподаванием латинского языка, истории искусств.

Ирине Павловне так понравились ленинградские школьники, что она захотела работать в этом городе, с радостью узнав, что в средних школах не хватает учителей русской словесности. Ее сын достоин лучшей школы, не той, где идет противоборство русских и узбеков, где местное население бьет окна в классах,  в которых  учится русская смена, где нет уверенности в завтрашнем дне, где существует реальная опасность для русских подростков,  которых забрасывают камнями …

Директриса отказалась принимать  командировочные документы Ирины Павловны, сославшись на то, что не она ее посылала. Это стало последней точкой в их отношениях:  Ирина Павловна положила на стол  заявление. В командировке  она узнала, где можно в городе остановиться на первое время, продала все, что можно было продать, простилась с родными, сдала квартиру квартирантам и уехала с сыном в Ленинград. Было начало 1993 года …

Устроившись в общежитии, Ирина Павловна разыскала близлежащую школу и, несмотря на приближающийся конец учебного года, была принята на работу. Сложнее оказались дела у сына. Медсестра  школы категорически не допускала его к занятиям, заставляя пройти двухнедельный карантин, несмотря на то, что он прошел полное обследование в местной поликлинике.  Ирина Павловна обратилась за поддержкой к директрисе, и та разрешила посещать занятия.

Увидев  в школьном коридоре парнишку, медсестра устроила скандал в кабинете директора. Ирина Павловна, поникнув головой, ничего не говорила в свое оправдание.
    - Успокойтесь, Мария Николаевна. Пусть учится, - мягко проговорила директриса и, обратившись к ученику, сказала:
    -  Иди на уроки.
Медсестра сердито взмахнула руками:
    - Под вашу ответственность! – и, поджав губы,  удалилась.

    - Ирина Павловна, почему вы не сказали медсестре, что я вам разрешила? – директриса пристально взглянула в глаза учительницы.
    - Зачем я буду вас подводить?

Еще одна преграда была преодолена. Сын учился, она работала, стараясь завоевать уважение коллег, жить пока было где. В неделю два-три раза ездили в театры, радостно узнавали актеров, знакомых по фильмам, открывали для себя город.
 
    - Не подскажете, как пройти к … , - обратилась Ирина Павловна к женщине, идущей с ребенком лет десяти.
    - Пошла...! Понаехали тут!

Пожав плечами, пошли дальше, стараясь больше не обращаться ни к кому. Садились в трамваи, ездили из конца в конец, изучая город. Увидев что-нибудь знакомое  или интересное, выходили и шли рассматривать.

Так они  прожили первую весну в новом городе. На лето сыну выделили  путевку  в пионерский лагерь  в Лугу, правда, далековато: надо было ехать на электричке часа три, затем пешком пару-тройку километров. Спасибо коллеге, первый раз вместе поехали к детям, иначе одной сложно было бы добраться. Природа завораживала: леса, речки, цветущие поляны …
 
До нового учебного года не удалось дожить в общежитии, попросили освободить комнату - администрация  не хотела далее  рисковать из-за жильцов, не имеющих прописку в городе. Пока сын был в лагере, Ирина Павловна ездила по другим общежитиям в поисках жилья, везде отказывали,   но в одном  подсказали, что нужно обратиться в администрацию стройтреста, если подпишут заявление, то, пожалуйста, комнату выделят.

Попала на прием к замдиректора, он вошел в положение и распорядился выделить место. Так она с сыном оказалась в общежитии на Демьяна Бедного, и ездить на работу  в Купчино не имело смысла. С сожалением рассталась со школой, в которой ее тепло встретили, но делать нечего -  жилье решает всё.

Вокруг нового общежития было несколько школ, и  везде ее брали на работу, но Ирина Павловна выбрала для сына лучшую – гимназию. Здесь к ней  отнеслись настороженно, дали самый холодный  пустующий кабинет и классы с ограниченными в развитии детьми.  Зато сын попал в самый лучший класс, и это радовало.
 
Ирина Павловна хотела попасть на курсы повышения квалификации, идти в ногу  с питерскими учителями, однако администрация задвинула ее  в самый дальний угол. С этим она не могла смириться,  стала посещать курсы вольнослушателем, а через месяц занятий ее зачислили  официально.

В Купчино  директриса обязала ходить Ирину Павловну на уроки к учителям,  понимая необходимость нового учителя адаптироваться к  столичным требованиям.  В этой же школе даже на открытые уроки ее не пускали. Но Ирина Павловна пошла против начальства и посещала их, заходя в классы  со звонком. Ей нужно было учиться работать по-новому, а не подчиняться начальству. Конечно, без выговоров не обходилось, и Ирина Павловна поняла, что в этой школе она работать не будет. Тем более что директриса не засчитала ее высокий разряд, полученный в Ташкенте, хотя подтверждение было записано в трудовой книжке.

    - Почему вы аннулировали мой разряд ? - обратилась Ирина Павловна к директрисе, получив низкую зарплату.
    - В плановом отделе не пропустили.
    - Неправда. Я была в плановом отделе, мне сказали, что это  от вас зависело.
    - Да, - ответила она, не ожидая такого напора со стороны нового педагога и повышая голос. – Откуда я знаю, как вы этот разряд получили? Здесь его заслУжите, тогда и будете получать повышенную зарплату.

Пришлось подчиниться и доработать до конца учебного года. Параллельно  стала искать другую школу, где примут ее разряд. Нашлась такая школа, даже с экономическим  уклоном, так что сын получит перед поступлением в институт хорошую подготовку. Это было для нее важнее всего.

Однажды в новом общежитии была проверка паспортного режима, Ирины Павловны не было на месте, и проверка прошла без последствий. Но через    месяц ей  не удалось избежать встречи с органами, на патрульной машине с зарешеченным окошком  и  лицами кавказской национальности была доставлена в местное отделение милиции, где просидела  более часа, пока  проверяли ее личность.

Вызвали на допрос:
    - С какой целью вы приехали?
    - Дать сыну хорошее образование.
    - Чем вы здесь занимаетесь?
    - Работаю в школе преподавателем, скоро у меня будет  временная прописка.
    - Понаехали тут! – не поверив словам задержанной, проговорила инспектор. - Еще раз попадетесь, департируем.
Заплатив штраф  и получив назад паспорт, Ирина Павловна в подавленном состоянии вернулась в общежитие.

Методист курсов  принимала живое участие в судьбе молодой учительницы и посоветовала  встать на учет на биржу труда в поисках  работы с жильем, даже дала деньги на взнос. Благодаря этому в течение учебного года Ирина Павловна получила приглашение в школу Загородного центра детского  творчества в Курортном районе.

Кажется, Россия ее приняла. Какое счастье, что на ее  пути  встретились неравнодушные люди! Если бы не они, неизвестно,  как сложилась бы судьба Ирины Павловны и  ее сына …

Картинка из Интернета
 


Рецензии
Очень мне понравился рассказ об учительнице!
Побольше бы таких хороших людей, которые
могли бы помочь старательным и добрым людям как
Ирина Павловна!
Пусть будет у неё всё хорошо! Кто ищет - тот всегда
найдёт!!!
С теплом, Анелия

Анеля Мазур   10.04.2021 13:59     Заявить о нарушении
Спасибо, Анелия!
Будьте счастливы!

Вера Василева   10.04.2021 20:48   Заявить о нарушении
На это произведение написано 7 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.