Альфредо - xроника одной дружбы

1995
Сентябрь. Мне снился человек – высокий, красивый, темноволосый человек с глубокими чёрными глазами...

Октябрь. Поднимаясь пешком - для физической формы - на четвёртый этаж Художественной Лиги, и минуя выставочный зал на втором этаже, увидела среди толпы Человека с Глубокими Чёрными Глазами. Спешила в свой класс, пошла дальше, выше, не совсем уверенная в том что видение было наяву.

Ноябрь.И вот, представляете, вхожу я в Лигу, и снова вижу Его! На этот раз в холле на лавочке. Очень красивый, с глубокими чёрными глазами. Рядышком с пуэрториканкой Франсис - студенткой класса анатомического рисунка. Движимая очарованием cентябрьского сна и октябрьского видения, приблизилась к парочке и спросила, сама его так и спросила:
- Как вас зовут?
Франсис любезно перевела мой вопрос на испанский, и Человек из Сна в ответ пропищал:
- Альфредо...
 Вот этого мой сон не предвидел. Хмыкнув, я отошла. А всё же... Как он красив.
***
Оказывается, он натурщик в Лиге. Или модель, как принято здесь говорить. Вон, спешит в шёлковом халате в класс.
Декабрь. Большой перерыв. Сижу в кафетерии упомянутой Лиги.
K столу моему подходит прекрасный Альфредо, на ломаном английском просит разрешения присесть рядом. Я конечно разрешаю, место рядом свободно.
- Я извиняюсь, что до сих пор с тобой не заговаривал, просто я не знал английского языка, ходил на курсы. Вот, теперь мы можем говорить. Кто ты, откуда? Ты меня понимаешь? Do you understand me?
- Понимаю. Из России. Я художник и писатель. А ты?
- Soccer player*(*футболист, как оказывается). Do you understand me?* (* Ты понимаешь меня?)
«Soccer player»? Я не понимала что это, но сказала «да».
- Да... Это интересно.
- А ты, принеси...
Тут он, взглянув на часы на стене кафетерия, убегает: перерыв кончился.
Декабрь же. Он позирует для портрета в классе живописи, где я монитор. На нём ярко-красная рубашка, ему к лицу, к его чёрным волосам. Преподаватель просит его убрать волосы в пучок, Альфредо обращается ко мне за помощью, подаёт резинку. Я беру в руки резинку и гриву его чёрных волос – шёлковые, даже скорее атласные, блестящие, выскальзывают из рук, рассыпаются по плечам - никогда не встречала таких прекрасных и таких  непослушных. Связала кое-как.
После класса, пришли в Центральный парк что рядом с Лигой, приземлились на огромный камень у входа. Прихлёбывая кофе из бумажного стаканчика, Альфредо рассказывает о себе. Отец американский индеец, мать испанка. Родился и жил в Эквадоре, в Кито, отец преподавал в университете («Что преподавал?»), где Альфредо учился. («На футболиста?» - но молчу, слушаю.) Bстретил Елену – балерину из Швеции, она его увезла в Швецию. Там он разошёлся с Еленой и спустя годы женился на оперной певице Марии. Потом разошёлся с Марией и приехал в Нью-Йорк. Может быть, найдёт модельное агентство, и будет fashion model, моделью для моды на одежду, для какой-нибудь фирмы типа Карл Лагенфельд и пр., там хорошо платят, не то что... «Ты меня понимаешь?» Ему пятьдесят, но ведь он в хорошей форме. («Согласна, вижу».) Нет ли у меня связей? Вот его фото, где он в индейском облачении, а вот headshot* (*головной портрет). Но сейчас важно, очень важно, добиться получения грин карты* (*резидентская карта США).
Канун Нового Года. Моя знакомая Меги живёт в Хобокене, что в Нью Джерси, замужем за владельцем кафе «Марино». Он египтянин, но дал кафе итальянское название чтобы иметь больше местных посетителей-итальянцев. В новогоднюю ночь они оба будут в их кафе, любят деньги, Меги пригласила меня, а я приглашаю Альфредо, всё веселей. Снег идёт. Долго ждём свой «path train»(поезд метро). По выходу из электрички бредём чуть ли не по пояс в снегу. Снег продолжает валить, мы становимся похожими на двух снеговиков. Сбились с пути, бредём, и спросить некого. После двух часов скитаний находим это злосчастное «Марино», читаем на двери: «Закрыто по случаю плохой погоды». Бредём назад, к остановке, находим некое кафе и празднуем, чокаясь «бокалами» горячего чая.
1996
Мартовский денёчек. Нам по пути - не помню куда, и мы соседи посиденью в автобусе. Альфредо рассказывает о своих поисках модельного агентства, о проблемах с грин картой, я смотрю в окно, любуясь видами умытых весенним дождичком улиц.
Вдруг, слышу:
- Do you have passport?* (*У тебя есть паспорт?) Do you understand me?**(**Ты понимаешь меня?)
Ну вот, прямо сразу о паспорте. Эта его озабоченность получением грин-карты. Не отрывая глаз от окна, тяну с ответом:
- У меня есть паспорт...
- Есть паспорт? Какой? Американский, российский?
- Есть паспорт...  Американский. 
- Аа...
Приехали. То есть, его остановка, ему выходить.
Апрель. Мы друзья. Он прост и миролюбив, и это всё что я могу о нём сказать. Я часто вижу его в обществе женщин, девушек, разных. Беседуют на лавочке, гуляют около Лиги. Конечно, с его ослепительной внешностью это естественно.  Но и меня он не забывает. Понедельник, вхожу в Лигу, мне к часу в скульптурный класс, что в подвале. Он ждёт у входа:
- Я хочу тебя попросить о чём-то. Спешишь? Когда ты кончаешь свой класс?
- В половине пятого, - отвечаю.
- Так я буду ждать тебя в пол-пятого у выхода.
Вход и выход из Лиги – на углу Пятьдесят Седьмой и Бродвея.
- Хорошо...
«Попросить о чём-то». Предложение руки и сердца?! Из-за грин-карты. По расчёту, как говорится. Что делать? Я не готова, не могу.
Половина пятого: а у скульптурного класса, оказывается, есть свой выход, «чёрный ход» - на Пятьдесят Восьмую. Выскальзываю через этот чёрный ход на улицу.
Вторник – Альфредо ждёт меня у входа:
- Я ждал тебя вчера, но не увидел. Мне очень важно – буду ждать сегодня в пол пятого.
- Хорошо, хорошо...
В половине пятого – опять через чёрный ход на Пятьдесят Восьмую, таким образом избегая рокового предложения. Ну нет, не могу я. Пусть поищет ещё кого-нибудь.
И грянула среда: Альфредо снова ждёт меня у входа:
- Послушай, я опять тебя не увидел вчера. Давай я сейчас, здесь спрошу.
- Ну давай. («Ой... Как ответить нет?»)
- Наклонившись, шёпотом:
- Нет ли у тебя пяти долларов взаймы? Мне нужно купить бритву, смотри, я немножко оброс, а чек в пятницу.
Взглянув снизу вверх на его четырёхдневную щетину: правда, оброс, выгребаю из кошелька все имеющиеся там семь долларов:
- Конечно! Вот, купи себе бритву, и кофе.
- Спасибо, я верну.
(Не вернёт. Но это ничего.)
***
Я дежурю в галерее. Вечер. Звонок. Альфредо:
- Привет.
- Привет.
- Давай поужинаем где-нибудь.
-Хорошо. В шесть я закрою галерею, и тогда...
- Я подойду к шести.
- Хорошо.
В шесть появляется Альфредо.
- Куда пойдём?
Вышли – дождь. Забегаем в ближайшую пиццерию. Продавщица подаёт салфетки – обмакнуть лица. Я ей:
- Один слайз с сыром.
Альфредо:
- А мне с оливками.
 Отходит, садится за стол:
 – Да, ты заплати, а то я кредитную карточку забыл дома.
Плачу, а что делать.
1999.
Он часто звонит мне, просит взаймы: 20, 80, 100 долларов. Я даю нужную сумму, он не возвращает. Говорит, я ему как сестра.
Холодная зима. Утро раннее.Звонит Альфредо, просит придти почему-то в отель New Yorker около почтамта  на 34й. («Что он делает в дорогом отеле утром?») Уезжает на неделю в Эквадор, на похороны матери, просит взаймы, прихожу, он сидит в фойе отеля, даю ему нужную сумму, желаю доброго пути.
2000
Лето. Встречаю Альфредо в СоХо. Он торгует на улице безделушками: браслеты, колечки, шарфики и пр. Мне продал зелёный браслет, кажется, из нефрита. Отошлю дочери, она украшения любит. Беседуем о том о сём. Вернее, «беседует» он. Говорит, его самое большое желание – накопить денег, арендовать хорошую квартиру, и пригласить туда отца, пусть приедет из Эквадора, увидит как хорошо живёт сын. Просто и мило. Никаких тебе «текущих» мировых событий, историй, новинок в литературе ли, искусстве. Арендовать наконец хорошую квартиру в престижном районе Нью Йорка, пригласить отца: посмотри, папа, как хорошо я живу! Всё это так отлично от моих сумасшедших проектов. Я мало говорю о себе, а вернее, совсем не говорю о себе, и так поняла, Альфредо по-прежнему думает, что у меня «есть деньги». У него в Кито была русская подружка Людмила, дочь дипломата, и у неё были деньги, много, - к деньгам Альфредо благоговеет. Он неизменно прост и миролюбив. Правда, без чувства юмора, но я к этому привыкла. Как-то само собой у нас давно установились отношения доброй дружбы. Он арендует (пока, он надеется) комнатку в Гарлеме. С хорошо оплачиваемой модельной карьерой так и не состоялось. Зато, кажется, как-то решилась проблема с грин-картой. В Лиге давно не был. Забавные воспоминания о Лиге:
- Представляешь, я там переспал чуть ли не со всеми студентками. Многих даже по имени не помню.
(«Как? Когда? Зачем со всеми?»)
- ? Ну, Альфредо, ты просто гигант. Со студентками, только?
- Что ты имеешь в виду! Я не гей. Мужчины мне мне не нравятся. Нет-нет.
Сентябрь. Позвонил Альфредо, предложил встретиться после моей службы, хорошо, четыре тридцать около Лиги, я сказала.
В четыре тридцать он ждёт у входа-выхода.
- Куда пойдём?
- Может быть, в магазин «Империал» что по соседству, там в подвале замечательный кафетерий?
- Идём.
Идём. Сначала бродим по магазину и выбираем в отделе полуфабрикатов что есть поесть-попить. Я беру круассан и кофе. Альфредо – круассан и чай. Ставим на один поднос. Кассирша спрашивает, считать отдельно или... Я оборачиваюсь к Альфредо:    
- Мне что, платить за тебя?
Молчание в ответ – похоже, да. Плачу, идём вниз, занимаем столик. Съев круассан, он вынимает из сумки старенькую газету на испанском:
- Вот тут объявления. Есть специальные отели, в которых можно снять номер на пару часов, ты меня понимаешь?
- Какой номер, для чего?
- Ну, делать любовь. Мы. Мы с тобой. Ты могла бы заплатить, это не оче...
- Ой, мне кажется, я забыла в Лиге что-то. Одну минутку, сбегаю...
Вскакиваю, убегаю. Навсегда.
Декабрь. Хожу пешком из экономии. Вот иду я в библиотеку мимо роскошного здания Hilton Time Square, или по-просту Хилтона - одного из самых дорогих отелей в Нью-Йорке. Звук подъезжающей машины. Мерседес, белый. Тормозит. Выходит из машины симпатичная блондинка - уж не сама ли Мисс Хилтон? Отдаёт распоряжения водителю, а за ней Альфредо. Его роскошные волосы седы. Идут они прямо к входу в величественное здание, минуя меня, рука-в руку.
Гляжу им в след:
- Прощай, друг Альфредушка.
Конец.

П.С. Бывают сны, которые ничего не значат.

Художник Грегг Кройтц "Портрет мужчины" (х.,м.)


Рецензии
Сновидение, это или виденное однажды, или промелькнувшее в сознании когда-то, или желаемое... Рассказ получился увлекательным, но неприятным. Не вызывают положительных эмоций глупые или непорядочные люди, хотя в жизни они есть. У меня история более приземлённая http://proza.ru/2014/08/30/1634. Удачи Вам

Владимир Шаповал   16.05.2020 16:17     Заявить о нарушении
Просто я не Алла, а автор, писатель, и Альфредо скорее характер, нежели потенциальный любовник. Это чисто латиноамериканский характер. Я поместила ещё один рассказ-картинку "Розарио" и хочу продолжать галерею таких портретов. Спасибо за прочтение

Анна-Нина Коваленко   17.05.2020 03:58   Заявить о нарушении
А я и не сомневался, что автор и персонажи - это не одно и тоже.

Владимир Шаповал   17.05.2020 09:45   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.