Madonnina - упование моё!

Бывает так, что в пасьянсе судьбы выпадает редчайшее сочетание возможностей, позволяющее одной единственной картине прославить на весь мир художника-самоучку.  Я об итальянце Роберто Ферруцци (Roberto Ferruzzi) и его «Маленькой Мадонне» («La Madonnina»). Факт, что в 1897 году на второй Венецианской биеннале (la seconda Biennale di Venezia) Роберто представил свою «Мадоннину» и выиграл с нею биеннале. Моделями для картины на дереве стали 11-летняя венецианская девочка Анджелина Чиан и ее младший братик Джованни.

Лицо молодой женщины, еще совсем девочки, укутанной  синим платком, обращено к небу, на её руках спит младенец. Сюжет совершенно прост и, в то же время, возвышен до святости, ибо лик маленькой Мадонны непорочно чист, излучает абсолютную любовь и огромную нежность к ребенку. Сразу же став знаменитой, картина была продана за умопомрачительную по тем годам сумму, потом меняла владельцев и, в конце концов, таинственно исчезла в годы Второй мировой войны.

Я попытаюсь систематизировать всё, что мне удалось узнать, а начну с главного звена истории - с художника. Роберто Ферруцци родился в далматинском городке Шибеник, в 1853 году от итальянских родителей. Он обучался на протяжении четырех лет в одной из школ Венеции, в то время считавшейся столицей искусства и культуры. Венецианское образование слыло престижным. Внезапная кончина отца, известного адвоката, вынудила мальчика вернуться домой, в Далмацию. До 14 лет, продолжив обучение в родных местах, он осваивал живопись так, как подсказывало ему чутьё. Согласно семейной традиции, Роберто предстояло стать адвокатом и продолжить дело отца. Юридическое образование он получал в университете Падуи, там же знакомится с художниками, артистами и музыкантами. Выбор нелегкий, но в 1879 году Роберто Ферруцци решил посвятить себя не юриспруденции, а живописи. Он нашел для себя подходящий дом на Эуганских холмах (Colli Euganei) в Лувильяно (Luvigliano), стал устраивать ужины в кругу друзей, среди них был пианист и друг Чезаре Поллини (Cesare Pollini), руководивший в Падуе музыкальной школой. Чезаре музицирует, Роберто пишет картины, музыка дополняет живопись, а живопись музыку и так годами. «Мадоннина» рождалась в гармонии клавишных звуков фортепиано, Чезаре импровизировал так, чтобы мелодия умиротворяла: юная Анджелина со спящим братом на руках позировала художнику несколько месяцев.

Итак, «Мадоннина»… Первоначально картина называлась «Материнство» («Maternit;»), с этим названием она и была представлена на биеннале. Благодаря необычайной выразительности работы, посетители выставки массово стали называть её «Мадоннина». Таким образом, название картины народное и это уже свидетельство её мгновенной популярности.

Джон Джордж Александр Лейшман (John George Alexander Leishman) – меценат, коллекционер, крупный бизнесмен, и к тому же, дипломат, выкупил у художника картину за тридцать тысяч лир,  заплатив астрономическую сумму для тех времен. Лейшман в тот год отошел от бизнеса, приняв назначение президента Уильяма Маккинли послом Соединенных Штатов в Швейцарии. Позднее, в 1900 году, он занимал пост посла в Турции, потом в 1909 году в Италии, далее, в 1911 году в Германии. После интенсивной дипломатической деятельности в Европе Лейшман покинул Берлин и в 1914 году ушел в частную жизнь. Вероятнее всего, он перепродал «Мадоннину» в годы своего пребывания в Италии, ибо картина на то время еще не покидала пределы страны. О причине перепродажи ничего не известно.

Джон Лейшман купил картину, но не авторские права не неё, потому-то изображение стало копироваться итальянскими художниками и претерпевало изменения и исправления на протяжении нескольких лет. Если оригинал был выполнен на доске масляными красками (olio su tavola), то копии писались как маслом, так и темперой на холстах. В эти годы модель «взрослела», превращаясь в молодую мать с нимбом святости. Одну из копий с оригинала стали называть «Мадонна улицы». Вот эта-то копия оказалась во многом пророческой для судьбы Анджелины Чиан.

Девочка-модель из Лувильяно, вторая из пятнадцати детей в семье, как было принято в больших семьях, уже в десять лет заботилась о младших братьях и сестрах. Роберто увидел её однажды на улице с малышом на руках и замер, как пораженный молнией. Именно так, не иначе, он хотел бы представить материнство в своей работе! Да! Нужно показать процесс как девочки в итальянских семьях с самых ранних лет вживались в материнский образ: вначале братья и сестры следом дети свои, ведь замуж выдавали очень рано.

Анджелина повзрослела и, уехав из Лувильяно, стала женой венецианца Антонио Бово. Первое время новобрачные жили в Венеции. Как вспоминают родственники,  в 1906 году она последовала за мужем в Америку ради новой, более перспективной жизни. Они добрались до Калифорнии, выбрав для себя Окленд. В семье родилось десять детей. В 1929 году Антонио в возрасте сорока двух лет внезапно умер. Безвременная смерть мужа стала тяжелейшим ударом для Анджелины. Наступили черные дни для бедной вдовы: без работы и финансовой поддержки выжить с таким количеством детей было почти что невозможно. Анджелина впала в столь сильное отчаяние, что потеряла рассудок. Её увезли в психиатрическую клинику, ставшую для итальянки последним домом обитания, именно там она ушла из жизни в 1972 году. Анджелина умерла, никому не рассказав, что была моделью-вдохновением для картины с мировой известностью. Её тайна перестала таковой быть лишь в 1984 году. Вот что рассказала её дочь Мария, ставшая монахиней с именем Анджела Мария Бово:

Я была седьмой. После смерти отца и психического краха матери, мы оказались в пансионе  для детей-сирот. Мне исполнилось лишь восемь, и поддерживать отношения с итальянскими родственниками из Венеции я тогда не могла. Я нашла своё призвание в молитве и ушла в монастырь. Настоятельница сестра Анджела пригласила меня в Италию на совместные поиски моих далеких родственников. В Венеции мы нашли старых тетушек-сестер матери, одна из них и показала мне портрет моей матери в юности – это был образ «Мадоннины» Ферруцци...

Но вернемся к судьбе картины, несмотря на впечатляющую стоимость, она часто меняла дома и владельцев. Спустя год со дня смерти автора, в 1935 году её перекупили в частную коллекцию знаменитого Фотографического дома братья Алинари из Флоренции (Alinari, Fratelli). Фотографы Леонардо, Джузеппе и Ромуальдо в 1852 году основав во Флоренции фотомастерскую, выстроили основательный семейный бизнес. Сегодня музей фотографии братьев Алинари - это и городская достопримечательность Флоренции, и гордость тосканцев. Надо отметить важнейшую особенность сделки – Алинари не только перекупили «Мадоннину», но и приобрели авторские права на её копирование. Картину профессионально сфотографировали и, благодаря народной любви и памяти, огромными тиражами ежегодных открыток и репродукций отправили в распахнутые пред ней двери римско-католических церквей. Так «Мадоннина» стала народным достоянием мира под названием «Дева Мария и Иисус-малыш» (Madonna, Ges; Bambino). Однако и братья Алинари, как предприимчивые бизнесмены, с картиной расстались,  но сохранили за собой право на её воспроизведение любого рода массовыми тиражами. В годы Второй мировой войны, в 1943 году, новый владелец картины – американского происхождения - отправил её из Европы в Соединенные Штаты. В военные годы американские корабли оказывали большую поддержку европейским союзникам, доставляя технику, медикаменты, оружие. На стоянке, перед обратным  рейсом, один из кораблей принял на борт ответственный груз – знаменитую картину Ферруцци. В Атлантике судно подверглось немецкой торпедной атаке, получило серьезные повреждения и, что логично, затонуло. Его судьбу разделила картина, утонув или сгорев. Таков печальный финал оригинала «Мадоннины»  Ферруцци, но не истории.

В 1919 году молодой тосканец Луиджи Липпи (Luigi Lippi) вернулся домой, отвоевав на фронтах Первой мировой войны и основательно полечившись в госпиталях из-за тяжелого ранения. Джиджи, как его называли в семье, возобновил работу во владениях флорентийского принца Корсини в должности управляющего фатторией*. Получив разрешение от дона Филиппо Корсини жениться, занялся домом, намереваясь обустроить его для своей жены наилучшим образом. Луиджи, покупал новую мебель, приобрел, в том числе, дорогой спальный гарнитур, не хватало лишь изображения Мадонны в изголовье. Он нашел то, что хотел бы видеть рядом изо дня в день у Рафаелло Дабби в боттеге* по оформлению и продаже предметов искусства. На картине в золоченой раме со стеклом пребывала повзрослевшая «Мадоннина» под названием «Мадонна улиц» («La Madonna delle Vie»). Картина, написанная на холсте темперой, уже имела высвеченный нимб над головой, ни с чем не сравнимая любовь и нежность молодой матери притеняли отчаяние от бедственного положения из-за отсутствия своего угла. Она и спящее дитя, двое как одно целое, трудная судьба, молитва в глазах и надежда на поддержку Свыше. Луиджи приобрел «саму сладчайшую любовь и нежность», ибо был уверен, что эта Мадонна приживется в его семье. Спустя 100 лет она всё еще в доме Джиджи: «повзрослевшая» реплика с работы Ферруцци, написанная мастером до 1920 года, скорее всего, хорошо знавшим  Анджелину и предвидевшим печальный исход её жизни вне родины.
 
Поговаривают, что одна из первых версий картины хранится в частной коллекции в Пенсильвании с 1950-х годов, что пережила картина до того, сокрыто временем. Кроме бессчетных открыток с «Мадонниной», первые из них датируются 1900 годом, и многочисленных репродукций сегодня можно увидеть и версию знаменитой работы, выполненную маслом на холсте, она, к слову, очень созвучна первичному изображению.

Уход из жизни лучшего друга Чезаре Поллини в 1912 году, не прошел бесследно для Роберто Ферруцци. Однако наиболее тяжелым ударом для художника стала преждевременная кончина любимой жены Эстер. Все дальнейшие годы Роберто-вдовец  вел очень уединенную жизнь. Он скончался в 1934 году 16 февраля и был похоронен  на маленьком кладбище в Лувильяно рядом с женой и дочерью. Однако он продолжает-таки жить в памяти жителей Лувильяно и… в именах потомков Бобо и Роби, отца и сына: первый – художник лагуны, второй - знаток истории искусства и опытный антиквар в Венеции.

Слава художника Ферруцци в Лувильяно огромна, его жители помнят, что именно здесь родилась «Мадоннина». Возвращаясь мыслями в прошлое, всё чаще и чаще всплывает вопрос: Кто видел?.. Говорят, Роберто позднее, гораздо позднее написал реплику своей самой знаменитой картины, не копию... Поиски информации продолжаются поныне, надежды теплятся, «Мадоннина» живет! Думаю, вы догадались сами, Анжелина как волновала, так и огорчала чувствительное сердце художника на протяжении долгого периода жизни: отпечаток судьбоносной встречи с годами не снашивается, не стирается, не покрывается пылью. Бедная девочка-мадонна, способная любить абсолютно, пожелала разделить с мужем неизвестность, её роковое решение не вселило в сердце художника ни оптимизм, ни спокойствие. Это она подняла Роберто на вершину творческого успеха, не придав тому никакого значения; это она в любви шагнула в неизвестность за океан. Благословив её в выборе, он не снял-таки с себя груз переживаний за её судьбу.

Итак, известно, что кисти Роберто Ферруцци  приписывается  одна из реплик маленькой Мадонны, её видели и о ней вспоминают старики Лувильяно, вот только год создания запамятовали. «Повзрослевшей» реплике «Мадоннины» от неизвестного мастера - «Мадонне улиц» уже более ста лет, не в ней ли сокрыто еще одно творение художника Ферруцци?
***
Fattoria (итал.) – ферма с сельским поселением, включающая в себя различные структуры для производства продуктов питания, вина, или волокон.
Bottega (итал.) – мастерская-магазин с видом на улицу. Состоит из торгового зала и смежной ремесленной мастерской, где производится товар.


Рецензии