Одно окно

Есть такая детская игра, когда вы придумываете людям свои истории, имена и характеры. Вы, как бы пытаетесь предугадать, что скажет человек, наблюдая за ним со стороны и рисуя свои мистические диалоги и биографии. Именно такие истории я любил выдумывать, глядя из своего окна и внимательно следя за неспешными прохожими, которые если можно было бы провести невидимые линии от каждого из них, смогли бы создать свой уникальный узор из нитей, нитей и жизней каждого из них.
Повернув голову, я обратил внимание в окно, зима уже давно отступила,  морозное утро редело небольшими проблесками вошедшего на престол Солнца. Оно словно вело незримую борьбу с извечно наступающим небом и его тучным покрывалом, усеянным небольшими горками облаков и раскинутыми там словно сладкая вата.
Опустив взгляд и взяв кофе, я словно тайный шпион на задании начал наблюдать. Все было как всегда: те же люди, те же движения. И вот одна небольшая тень, отделившись от толпы, остановилась. Я, присмотревшись внимательно, увидел девочку, лет двенадцати, которая замерла. Сняв свой рюкзак, она начала, что-то внимательно искать в нем. Спустя минуту она достала небольшую коробочку и принялась ее открывать. Трудно было рассмотреть, что именно было в ней, но, когда девочка присела и начала водить пальцами по асфальту, меня начали обуревать волнение и интерес. Прищурившись и сконцентрировав все свое внимание, за каждым движением ее маленькой ручки, я улыбнулся. В появляющихся узорах на асфальте, оставляемых яркими мелками, стал вырисовываться овал и еле уловимые линии желтого цвета. Она рисовала Солнце. Рисуя его точно профессиональный портретист, она видела в нем что-то свое – невидимые лепестки света, улыбку, внутреннюю полноту, всматриваясь и ища свой смысл. Все длилось как будто мгновение и, спустя несколько волнительных движений, я уже мог различить все черты доброго, приветливого друга, который был самым важным спутником нашей планеты, все дни его нескончаемого движения на небосводе. Да, портрет его был нарисован детской рукой и возможно был не самой идеальной копией, но именно таким мы видим его на рисунках наших детей.
Взяв кружку с кофе, я сделал глоток и опять устремил свой взгляд в окно, девочка пропала, а вместе с ней и ее рисунок. Снова серая толпа устремилась по своим местам, создавая новое течение и незримый ход каждого уникального и порой неповторимого, по-своему, человека тени.
Мне принесли новую пачку документов, и я понимал, что мне нужно было ее рассортировать до конца рабочего дня. Это уже становилось чем-то привычным, что работы было больше, чем ты мог бы сделать и, не поднимая головы от тяжести навалившихся проблем и отчетов, продолжаешь ее выполнять заведомо зная исход. Украдкой посмотрев в окно, я заметил, как новая тень остановилась в толпе. Это был парень лет двадцати. Отложив, очередной, документ я затаил дыхание. Он был ярко одет, его тело тактично качалось выполняя акробатические реверансы. С трудом я смог рассмотреть на его голове наушники. Люди смотрели на него, не понимая, почему он остановился? С каждой секундой он становился ритмичней, делая движения руками и ногами. Толпа обтекала его, держа безопасную дистанцию.
И тут, я краем глаза уловил такой же ритм движений, но уже в начале толпы. Еще один незримый танец и уже двое молодых ребят остановились, вслушиваясь в ритмы своей музыки, они продолжали загадочный танец. Люди начали останавливаться и смотреть, как парни, одновременно в такт друг другу, создавали свой танец, интересный и непохожий не на один из тех, какие я когда-либо видел.
Они словно остудили толпу, заставляя ее подчинятся уже их закону, закону их танца.
Кто-то вошел в кабинет и принес свежую папку, очень важных поручений. Танец был прерван и серость окна стала более заметней.
Улыбнувшись, я посмотрел на свой стол и поймал себя на приятной мысли, что, все-таки, Солнце, у той девочки, получилось здорово! И на этой веселой ноте я продолжил писать уникальный узор из нитей, букв и цифр.
Порой, не каждый из нас понимает, что множество интересных историй  происходит вокруг нас всегда, и даже в тот момент, когда мы не можем  представить себе этого, либо не замечаем их. А ведь они совсем рядом, и пусть порой они лишь только в нашей голове, но ведь именно там рождаются настоящие истории, стоит лишь присмотреться.


Рецензии