Полет к Черной дыре

Фантастическая повесть:" Неземная любовь"
Предисловие. Настоящая повесть родилась на заре перестройки. Тогда казалось, что Россию ждут большие перемены не только в общественной жизни, но серьезные прорывы в науке.  Герои повести - это совместный экипаж из землян разных национальностей, пустившихся в космический полет для  разведки «Черной дыры» в нашей галактике. Я с удовольствием писал эту повесть и дошел почти до половины, когда понял, что  перестройка захлебнулась, а российская наука оказалось отброшенной назад. И то международное сотрудничество, которое тогда намечалось, перешло в международную напряженность во всём, в том числе и в космосе. Сейчас я возобновил работу над данной повестью, исходя из новых реалий и  перипетий, которыми подверглись мои герои
 и представляю её вам. 

Глава  1.
Наш космический корабль медленно, но верно приближался к неизвестной планете. Посадка была вынужденной. Командир корабля Тони Джонс, накануне отсчета очередного земного дня, вдруг заметил странное поведение приборов. На многочисленных цифровых табло появились три шестерки знак дорожного светофора: красные, желтые и зеленые кружки, горящие одновременно. Чтобы это значило? Тони запросил центральный компьютер о расшифровке сигналов, но ответа не последовало. Тогда Тони запросил «центр», на табло командирского монитора появилась лаконичная надпись: связи с центром нет.
Тони был опытным командиром. Он избороздил практически все космическое пространство, видимое в оптические телескопы с Земли. За его плечами миллионы световых лет, проведенных в космосе, а земной возраст составил 476 лет.
Начал свою карьеру Тони, как и большинство молодых астронавтов, с пыльной Луны, полетов на планеты, раскиданные вокруг Земли. Затем пошли полеты на разведку в многочисленные галактики, которым он потерял счет. Но связь с Центром была всегда, как и его желание вернуться на Землю. Этот полет у него был последним. Тони решил поставить точку. Он устал возвращаться в прошлое.
Свою первую и единственную жену Тони оставил совсем юной и прекрасной молодой мамой, только что родившей ему сына ; Андреа. А вернувшись через 7 космических лет, он застал жену страшной старухой. Сын Андреа, как и отец стал астронавтом, и однажды они встретились с ним на одной маленькой планете, в созвездии Лебедя, в придорожной косметической гостинице. Андреа был молод, красив и весел, словно это был сам Тони на заре своей звездной карьеры. Они обнялись и расцеловались. Тони тогда пошутил:
- Земляк земляка видит издалека.
На что Андреа ответил:
- Я всегда представлял тебя таким, отец. Наконец-то наши маршруты пересеклись.
Встреча была короткой. Разговор двух астронавтов отца и сына получился еще короче: мужской и суровый. Звезды отняли у них все: чувства и любовь. В последний полет Центр разрешил Тони набрать экипаж по-своему усмотрению. Задача стояла не простая. Выйти на край малоизвестной и недавно появившейся галактики, и держась в поле ее гравитации попытаться заснять, а может и определить размеры «черной дыры».
Тони Джонс отобрал в свой экипаж пять человек: европейца из России Ивана Калиту, американца Бобби Мура, китайца Нгуна Ли, африканца Патрика Тика и араба Гамоля Сида. Все они были не слабые ребята, с большим опытом работы. В таких трудных полетах важно сохранить – индивидуальность, не дать скурвиться своим чувствам. И хотя все они были земляне, но чувствовали и любили по-разному, как по-разному с молоком матери всасывали обычаи и предания своих народов и религий. Чтобы там не говорили, но на маленькой и голубой Земле люди такие разные, что астронавты с других планет часто их путали.
И вот как только появилась на экранах это злополучная шестерка, все перепуталось в действиях дружного экипажа. Борт-механик Боб доложил о неполадке в инерционных двигателях, штурман Иван Калита, самый опытных из членов экипажа стал замечать странные явления в звездных картограммах – с экрана исчезла зеленая нить – маршрут проложенный центром.. Полет перестал быть контролируемым центром и самими астронавтами.
Но самые большие неприятности ожидали впереди – во время ночного дежурства. У малыша Ли случилось вовсе невероятное: все приборы стали показывать обратные константы. Поднятые по тревоге электронщики Гамоль и Патрик не нашли никаких причин случившегося. Разбуженный взволнованным экипажем командир Тони Джонсон должен был дать ответ. Какие принять действия. Главный компьютер повторил: связи с центром нет, потом через некоторое время на запрос командира:
- Что посоветуешь, старина?
ответил:
- Тони, переходи на ручное управление, приборы исправны, отсчет показателей с минусом 100. Решай сам. Извини, Тони, но больше ничем помочь не могу.
- Спасибо, старина, ты как всегда предельно лаконичен и честен.
После короткого совещания Тони принял решение: посадить корабль на ближайшую звезду или астероид, где плотность и температура не позволят кораблю провалиться. И вот штурман на локаторе в нескольких световых часах засек твердую поверхность. Тони решил сажать корабль, переходя на ручное управление.
Посадка была мягкой и безболезненной. Корабль, зависнув на короткое время над поверхностью, неизвестного плотного тела, плавно опускался на зеленую лужайку. В окна иллюминаторов были видны высокие пирамидальные деревья, окружающую лужайку с сочной зеленью. Экипаж некоторое время находился в полном покое, погрузившись в глубокие кресла, давая возможность приборам провести разведку за бортом корабля, чтобы задать нужный режим выхода на поверхность Планеты.
К удивлению всех на центральном компьютере появились параметры атмосферы незнакомой планеты, которые практически совпадали с земными. У Тони впервые в жизни защемило сердце. «Черт возьми, но мы же за тысячи световых лет от Земли». Так подумал Тони про себя, но, не показав вида твердо и властно скомандовал:
- Выход без скафандров. Первый выхожу я, за мной борт-механик через пять минут. Все остальные остаются на корабле. Старший - Иван Калита. Вопросы есть?
- Нет, командир.
- Тогда по местам. Связь по лазерному радиотелевизору, длина пучка 0,3, степень шифровки высшая, - добавил Тони и медленно пошел в отсек для выхода.


Рецензии
Напомнили мне братьев Стругацких.

Спасибо.

Евгений Садков   12.04.2020 19:19     Заявить о нарушении
Да,конечно, мне далеко до Стругацких,но когда то начал писать повесть на эту тему и не закончил,сейчас дорабатываю...Спасибо за интерес!

Анатолий Аргунов   13.04.2020 10:32   Заявить о нарушении
Мне ближе Станислав Лем. Точнее, переводы его рассказов. Ефремов сложнее.

Кир Булычев, вернее, Игорь Можейко. Кларк.

Многие из нашего поколения читали их взахлеб.

Евгений Садков   13.04.2020 10:40   Заявить о нарушении