Алёнка и Дыра

Алёнка стояла на краю огромного круглого кратера и вглядывалась в чёрную глубину. Она уже давно обнаружила его, но не решалась подойти к нему. А вдруг там что-то опасное? Вдруг оттуда вылезет чудовище и проглотит её?

Алёнка стояла над пропастью, слегка наклонившись, и боялась пошевелиться – а вдруг её не удержат ноги, и она упадёт в эту чёрную бездну?

- Эгей! – крикнула Алёнка и прислушалась. Её крик эхом отозвался от стен кратера и затерялся где-то в глубине.
- Эге-гей! – девочка прокричала чуть громче. Звук также затонул где-то там внизу.
- Эге-ге-ге-гей! – совсем громко крикнула Алёнка и даже спихнула вниз небольшой камушек, который, как и звук, исчез в темноте.
- Что ты кричишь? – раздался чей-то голос. Девочка вздрогнула. Рядом с ней стоял Ангел в белой одежде и тоже смотрел в бездну кратера.
- Я… - растерялась Алёнка. До этого она никогда не видела ангелов и уж тем более не разговаривала с ними, поэтому она решительно не знала, что должна ответить.
- Ты думаешь, тебе кто-то ответит? – невозмутимо спросил Ангел.
- Нет… - ещё больше растерялась девочка. Она чувствовала себя как-то глупо. Не то чтобы ей было стыдно за то, что она стоит на краю кратера и кричит, но вопросы Ангела заставляли её чувствовать себя провинившимся ребёнком.
- Тогда зачем кричать? – довольно строго спросил Ангел.
- Хочу и кричу! – вдруг буркнула Алёнка. – И вообще я Вас не знаю, а с незнакомыми мне мама не разрешает разговаривать!
- То есть со мной тебе разговаривать нельзя, а с Дырой можно? – Ангел удивлённо поднял одну бровь.
- С Дырой? – удивилась Алёнка в ответ.
- Ну да, - спокойно ответил Ангел. – Разве ты не видишь, что это Дыра? Самая обычная Дыра, каких много.
- Я думала, это кратер вулкана. – Алёнка почувствовала, что опять попала впросак.
- А что, кратер, во-твоему, не Дыра? – с некоторым вызовом спросил Ангел.

«Какой-то этот Ангел странный, - подумала Алёнка. – Они должны быть тихие, кроткие и смиренные, а этот явно задирается».

- Какая-то ты странная девочка, - сказал Ангел. – Девочки должны быть тихими, кроткими и послушными, а ты по всяким кратерам шатаешься и разговариваешь с незнакомыми.
- Вы ещё и мысли мои подслушиваете? – возмутилась Алёнка. – Как Вам не стыдно!
- А тебе не стыдно такую Дыру создавать? – парировал Ангел.
- Мне? А я тут причём? – изумилась девочка.
- Как причём? Это же твоя Дыра! Тобой созданная! – Ангел явно был удивлён невежеством своей собеседницы.
- Ничего я не создавала! – Алёнка надулась и собралась уходить.
- А хочешь, я тебе докажу, что это ты сделала? – Ангел схватил девочку за руку.
- А давайте!

Алёнка была явно не робкого десятка. Она могла даже взрослым язык показать, если ситуация по её мнению того требовала. Однако, когда Ангел подхватил её и понёс прямиком в самую бездну, её сердечко отчаянно заколотилось. «Мамочка-а-а-а-а», - завопила она и зажмурилась. В тот же миг она ощутила, как Ангел мягко и особенно ласково прижал её к себе, окутав каким-то особым теплом. Алёнка немного расслабилась и успокоилась. Когда её ноги почувствовали твёрдую землю, она открыла глаза.

Вокруг была абсолютная темнота. В одной руке Ангел держал старинный фонарь, который образовывал вокруг них жёлтый сияющий шар. Другой рукой он держал Алёнкину мягкую ладонь. «Пошли», - шепнул он и повёл свою подопечную по каменистому дну кратера.

Очень скоро перед ними выросла дверь, высеченная прямо в скале. Золотистая ручка казалась совсем новенькой – видимо, ей часто пользовались. «Это твоя любимая дверь, - пояснил Ангел. – Ты открываешь её очень часто». Он нажал ручку, и они оказались в просторной комнате, стены которой были исписаны довольно мрачными фразами: «Я никому не нужна», «Меня никто не любит», «Меня никогда никто не сможет полюбить», «Любовь нужно заслужить»… По комнате были разбросано какие-то старые тряпки и поломанные вещи. На груде такого хлама лежала, свернувшись калачиком, девочка и, всхлипывая, что-то недовольно бурчала. Когда Алёнка осторожно подошла к ней, она услышала те же самые фразы, что были написаны на стенах.
- Почему ты считаешь, что тебя никто не любит? – осторожно спросила Алёнка.
Девочка повернула к ней лицо, и Алёнка с удивлением узнала в ней себя.
- Я так считаю, потому что это правда, - буркнула девочка и обиженно надула губы.
- Но почему?
- Сама посуди, - чуть не плача ответила девочка, - что бы я ни делала, выходит, что я всегда делаю что-то не то. У меня ничего не получается. Как бы я ни старалась, меня никогда хвалят. А если хвалят, то за какую-нибудь незначимую ерунду!
- Может, взрослые просто не знают, что для тебя значимо, а что нет? – предположила Алёнка.
- Как они могут не знать? Они же взрослые! А отец так вообще меня почти не хвалит! Я стараюсь, стараюсь, а в ответ только критика, если у меня что-то не получается.
По лицу двойника Алёнки уже катились крупные слёзы.
- А, может, он не умеет хвалить? – это открытие вдруг поразило саму Алёнку. Она вспомнила, что действительно часто обижалась на отца за то, что он не хвалил её за важные для неё достижения, при этом охотно критиковал, когда у неё что-то не получалось или когда она делилась с ним своими идеями. Он так часто давал ей почувствовать себя глупой, что она просто перестала ему рассказывать о своих идеях и планах. Так было спокойнее.
- Как же «не умеет», - язвительно произнесла девочка. – Других-то он хвалит!
- Кого? – спросила Алёнка.
- Ну…
Пауза затянулась. Алёнка тоже задумалась. «А ведь он вообще редко кого-либо хвалит, - сделала она ещё одно открытие. – Зато критиковать очень любит».
- Ну конечно! – хлопнула себя по лбу Алёнка. – Он не хвалит тебя не потому, что ты этого не заслуживаешь, а потому, что он просто не умеет хвалить. Правда, Ангел?
Ангел подпиливал ногти какой-то полуржавой пилкой, которую нашёл на полу.
- Правда, правда, - равнодушно ответил он и полюбовался своим маникюром.
- Фу, какой ты противный! – топнула ногой Алёнка и села рядом с девочкой. Она взяла её за руку и сказала, глядя той в глаза:
- Ты не можешь быть нелюбимой, потому что ты очень классная!
- Правда? – робко спросила девочка, и на её лице появилась лёгкая улыбка надежды.
- Правда! – уверенно сказала Алёнка. – твой отец сам ещё не повзрослел! Он такой же обиженный ребёнок, как и ты - как и мы с тобой! – поэтому он просто не может, не умеет хвалить и говорить о любви. Он умеет только жалеть, потому что он знает, что такое внутренняя боль. А вот поддержку он давать не умеет, потому что его самого никто никогда не поддерживал!

Алёнка казалась себе чрезвычайно умной и мудрой. Сколько же у неё взрослых мыслей! Её распирала гордость за себя, и ей было невдомёк, что это Ангел тихонько посылал ей нужные слова.

Маленькая обиженная девочка совсем успокоилась и начала улыбаться, её глаза сияли.
- А если другие тоже редко хвалят и много критикуют да ругают, значит, и они тоже обиженные дети? Значит, и их тоже мало хвалили? – спросила она.
- Получается, так! – ответила. Алёнка. – Ведь так, Ангел?
- Всё может быть, - пробормотал тот, разглядывая обломок какой-то рухляди в свете фонаря.

Алёнка окинула взглядом комнату.
- Как ты тут вообще можешь находиться? – сморщилась она, обращаясь к своему двойнику. – Здесь совсем не прибрано. От одного этого места тоска берёт.
- А у меня нет выбора. Я тут живу, - пожала плечами девочка.
- И ты не хочешь отсюда выйти? – удивилась Алёнка.
- Нет, - спокойно ответила девочка.
- Надо что-то придумать! Не хочется оставлять тебя в таком месте, - Алёнка задумалась.
- Придумала! – закричала она и захлопала в ладоши. Мы соберём весь этот хлам и выкинем его! Ангел, здесь есть где-нибудь мусорка или что-то в этом роде?
- Нет, но если ты захочешь, то будет, - ответил тот.
- Как это?
- Это же твоя Дыра, значит, здесь есть только то, что ты сама себе придумала.
- Раз так, то я сейчас придумаю тут генеральную уборку, а весь этот хлам пусть убирается из моей Дыры с помощью верёвочного лифта!
Именно такой она видела в каком-то фильме про джунгли, который смотрела с родителями. Ей эта идея тогда очень понравилась.
- Или нет! – ещё более радостно и воодушевлённо воскликнула она. – Пусть всё это старьё соберёт и унесёт с собой вихрь! Пусть он будет достаточно большим, чтобы всё отсюда убрать, но достаточно маленьким, чтобы не тронуть нас!

В тот же миг в комнате поднялся сильный ветер, который закрутил все старые тряпки и вещи в виде воронки и вынес их из комнаты в темноту. Теперь Алёнка с Ангелом и девочкой стояли в пустом помещении с голыми коричневыми стенами.
- Как-то не очень весело, - проворчала Алёнка.
- А ты попробуй украсить комнату. Чем бы ты хотела её заполнить? Какие чувства ты любишь испытывать больше всего? – подсказал Ангел.
- Конечно, радость! Точно! Пусть стены тут будут белыми, а сама комната пусть будет похожа на прекрасный сад с деревьями, травами, цветами и птицами! Пусть над головой будет чистое небо и сияющее солнце! По середине пусть будет уютная беседка, где можно спать и отдыхать. Пусть тут будет много игрушек, а в саду живут феи и единороги. Пусть…
- Хватит, хватит, - обнял размечтавшуюся Алёнку Ангел. – Твоя новая подруга и так уже счастлива. Посмотри!

Девочка, которая ещё несколько минут назад была обиженным ребёнком, сейчас пускала кораблики в ручье и не обращала никакого внимания на своих гостей. Вокруг неё кружили бабочки и феи, стрекотали кузнечики. Вдруг откуда-то прибежал забавный лохматый щенок и поднял фонтан брызг в ручье, рассмешив играющую девочку.

- Как тут хорошо сейчас! Даже уходить не хочется! – вздохнула Алёнка.
- Однако нам нужно идти, - мягко сказал Ангел и взял свою подопечную за руку. Он нажал на ручку двери, и они оказались в коридоре, который теперь уже был не такой тёмный.

Ангел повёл Алёнку к другой двери, которая выглядела очень массивной и старой. Она едва поддалась на нажатие ручки и со скрипом открылась. Путешественники оказались в комнате, напоминавшей рабочий кабинет: у большого окна с тёмными шторами стоял большой чёрный стол. Стены были покрыты полками с книгами. За столом сидел сухой мужчина в очках и что-то писал. Присмотревшись, Алёнка увидела, что этот мужчина одновременно напоминает и её родителей, и воспитателей в детском саду, и учительницу.
- А что Вы делаете? – полюбопытствовала девочка.
- Вы со мной не поздоровались. Нужно вести себя по правилам, - сухо ответил мужчина.
- Здравствуйте. А что Вы делаете? – исправилась Алёнка.
- Пишу правила, - также сухо ответил мужчина.
- Какие правила? – продолжала интересоваться девочка.
- Разные, - не меняя интонаций, ответил её собеседник.
- Как-то мне тут неуютно, - поёжилась Алёнка. – Тут как будто холодно.
Мужчина поднял глаза и сказал:
- Если холодно, нужно одеться. Разве ты не знаешь, что нужно брать с собой тёплую одежду, когда идёшь в незнакомое место?

Алёнка потупила глаза. Она почувствовала себя провинившейся, и это чувство начало стремительно расти внутри неё. Её руки и ноги стали как будто коченеть, и она стала напоминать себе игрушечного солдатика.
- Я не хочу быть солдатиком! Не хочу, не хочу! – затопала ногами Алёнка.
- Здесь нельзя топать! Ты должна быть воспитанной. Ты должна быть правильной! – строго сказал мужчина.
- Не хочу! Не хочу! Не хочу! – ещё интенсивнее затопала ногами Алёнка.
- Если ты будешь так топать, то придут люди и заругают тебя! – уже зло сказал мужчина. – Нельзя топать! Нельзя прыгать! Нельзя кричать! Нельзя плакать! Нельзя танцевать! Нельзя громко петь! Нельзя быть ребёнком!
- Но я – ребёнок! Это моё право быть ребёнком! - закричала Алёнка, еле сдерживая слёзы. – Я хочу быть ребёнком!
- Тогда придут и заругают! – словно робот повторил мужчина в очках.
- Ну и пусть ругают! Я не боюсь! Пусть ругают! Надоели мне эти пугалки! Это Вы их боитесь, а не я! – крикнула девочка и показала мужчине язык.

И тут она осознала важный смысл собственных слов. Она поняла, что большинство взрослых вокруг неё – это напуганные дети, и они устанавливают множество правил, потому что сами боятся – боятся сделать ошибку, боятся стать плохими, боятся, что их заругают.

Алёнка стала смеяться и кружиться по комнате, хлопая в ладоши. Она поняла, что можно не соблюдать все эти утомительные правила, ведь большинство из них совершенно бесполезны и лишь мешают радоваться жизни.
- Но ведь совсем не соблюдать правила нельзя, - сказала она сама себе.
- Какие правила ты считаешь правильными? – пришёл ей на выручку Ангел.
- Ну, правила дорожного движения. Правила поведения в школе и гостях. Ну, чтобы люди друг другу не мешали и не вредили.
- А какие правила ты считаешь лишними?
- Те, что заставляют тебя быть не тем, кто ты есть на самом деле. Ну, что это за правило: не лезть в лужу? Или не заговаривать первой с мальчиками? А если очень хочется? Понятно, что в новых туфлях и белых колготках в лужу лезть не стоит – одежды жалко. А в резиновых-то сапогах почему нельзя? Ведь они на то и сапоги! А уж как меня злит эта фраза: «Хорошие девочки так себя не ведут!» Ну и пусть не ведут! Уж лучше быть плохой, чем роботом!

Алёнка надула губы и стала похожа на девочку из первой комнаты. Ангел показал ей её отражение в зеркале, и они оба рассмеялись. Мужчина в очках всё это время внимательно смотрел на них обоих. В конце концов он спросил:
- А как же правила? Как ты собираешься жить без них? Ты ведь будешь совершенно невоспитанной! Кто тебя будет такую любить?
- Да кто сказал, что я буду невоспитанной! – возмутилась Алёнка. – Я знаю, что такое примерное поведение! Но я не хочу всегда такой быть! Понимаете? С друзьями и дома я хочу дурачиться!
- Тебя такой никто не будет любить! – сухо повторил мужчина.
- Заладил как попугай! – не выдержала Алёнка. – Это тебя никто не любит, потому что ты – сухарь и лицемер!
Девочка точно не знала, что значит слово «лицемер», но ей показалось, что это слово очень хорошо подходит к мужчине.
- Правильно я говорю, Ангел? Ведь таких зануд и сухарей никто не любит! А меня мои друзья любят, и даже очень! Вот! – она победоносно посмотрела на Ангела, который хихикал, уткнувшись в ладонь.
- Надоели мне ваши правила! Сама буду теперь решать, какой мне быть, о чём думать и как себя вести! Я уже достаточно большая для этого! – важно сказала Алёнка и вдруг заметила, что комната изменилась: мужчина в очках исчез, окно было распахнуто, белые занавески колыхались на тёплом ветру, полки исчезли, а на стенах висели большие фотографии, на которых были запечатлены радостные моменты из Алёнкиной жизни. На мягком диване из белой кожи лежал толстый фотоальбом. Открыв его, Алёнка увидела, что он заполнен фотографиями, с которых ей улыбались дорогие сердцу люди, а также те, с кем ей доводилось весело играть.
- Теперь ты можешь возвращаться в эту комнату, чтобы вспоминать, как много людей любят тебя такой, какая ты есть! – сказал Ангел и повёл Алёнку к двери.

Коридор стал совсем светлым. Ангел подвёл свою спутницу к белой двери. Когда он вошли в неё, Алёнку окружило множество воздушных шаров. Они были разных цветов и размеров, многие красиво переливались. У девочки возникло ощущение праздника, но когда она попыталась дотронуться до одного шарика, тот лопнул. Она протянула руку к другому, и тот тоже лопнул. Шары лопались, появлялись новые и тоже лопались, словно мыльные пузыри. Какие-то из них улетали вверх и исчезали. Так Алёнке и не удалось поиграть ни с шаром в виде лошадки, ни в виде машинки, ни в виде красивой куклы…
Настроение у неё испортилось.
- Что это за ерунда такая? – проворчала она.
- Это твои мечты, - ответил Ангел.
- Мои мечты? – поморщилась Алёнка. – Почему же они все лопаются или улетают?
- Потому что ты не даёшь им право на осуществление. Прислушайся! Что ты слышишь, когда лопается шарик?

Алёнка протянула руку к шару в виде кролика. Он тут же лопнул, и девочка услышала, как мамин голос сказал: «За кроликом будет некому ухаживать!» Шар в виде куклы лопнул под слова папы: «У тебя и так полно игрушек!» Шарик в виде велосипеда лопнул под мамину фразу: «Зачем тебе ещё один? Ты ещё из старого не выросла!»

«На это нет денег!» «Зачем тебе такая смешная шапка?» «Я не буду покупать тебе эту ерунду!» «Мы туда не пойдём, там нет ничего интересного!» «Нечего туда лезть, испачкаешься!» «Даже и не мечтай!» Голоса мамы и папы сменяли друг друга, а шары продолжали лопаться, вызывая всё большее и большее чувство разочарования и грусти.

- Это комната несбывшихся желаний, - догадалась Алёнка.
- И запретов, - дополнил Ангел.
- И что со всем этим делать? – девочка чувствовала себя беспомощной.
- Как ты думаешь, все ли желания должны исполняться? – спросил Ангел.
- Не знаю. Возможно, и нет, - пожала плечами его подопечная. – Некоторые вещи, которые я просила у родителей, мне и правда были не нужны. А некоторые очень нужны, но они посчитали их ненужными!
Алёнка опять надула губы.
- Как ты думаешь, какие желание должны исполняться? – спросил Ангел.
- Думаю, что те, которые приносят нам настоящую радость!
- Знаешь, - задумчиво сказал Ангел. – У Бога много возможностей, чтобы исполнить наши желания. Намного больше, чем у твоих родителей. Возможно, стоит направлять свои желания к Нему? А Он уже разберётся, что для нас важнее, ведь Он всё знает.
- Всё-всё? – спросила девочка.
- Всё-всё, - мягко ответил Ангел и улыбнулся.
- Тогда я придумала! Я сейчас намечтаю корабль, в который мы погрузим все мои желания, и отправим их к Богу!
- Отличная идея! – Ангел от радости подпрыгнул совсем как Алёнка.

Его спутница закрыла глаза. Все воздушные шары превратились в нарядные разноцветные коробочки и сами погрузились на палубу большого корабля с алыми парусами. Ангел и Алёнка стояли на берегу моря и махали рукой вслед отплывающему судну, нагруженными детскими мечтами.
- А Бог их точно получит? – с некоторой тревогой спросила девочка.
- Точно! Я прослежу за этим! Ведь мы с Ним на короткой ноге, - подмигнул ей Ангел.

Прямо в воздухе появилась дверь. Крылатый друг девочки нажал на ручку, и они оказались в коридоре, который теперь выглядел вполне уютно. Ещё бы! Двери из него вели в прекрасный сад радости, комнату приятных воспоминаний, на берег моря исполняющихся желаний…

Пока Алёнка рассуждала о том, какая теперь чудесная атмосфера царит в кратере, Ангел подвёл её к ещё одной двери. Она была железной и напоминала дверь тюрьмы. Девочка внутренне сжалась. Ей очень не хотелось входить вовнутрь, но Ангел уже нажал на ручку, и дверь отворилась.

Это действительно была тюремная камера. И в ней у серой и влажной стены сидела ещё одна Алёнка, только с испуганным лицом и вздрагивающая при каждом шорохе. Мимо неё пробегали то пауки, то скорпионы, то проползали змеи. Как только появлялось очередное неприятное существо, девочка вжималась в стену, её лицо бледнело, а глаза становились похожими на блюдца.

- Это комната страхов? – дрожащим голосом спросила Алёнка и покрепче ухватилась за Ангела.
- Да, и их тут очень-очень много, - печально ответил её спутник.
- И что делать? – шёпотом спросила Алёнка.
- Придумай что-нибудь, - так же шёпотом сказал Ангел. – Это ведь твоя Дыра.
Девочка шагнула вглубь комнаты и подошла к своему запуганному двойнику.
- Чего ты так боишься? – спросила она.
- Кто вы? – вздрогнула пленница.
- Мы твои друзья и помощники, - ответила Алёнка.
- У меня нет друзей. Я совершенно одна, - быстро ответила девочка. – У меня вообще никого нет!
- Вот поэтому тебе так страшно! – заключила Алёнка. Она стала думать, как же помочь своей новой знакомой, но ничего не придумала. Тогда она подошла к ней и просто обняла.

Вдруг тело пленницы стало сотрясаться в рыданиях, а Алёнка начала гладить её по голове и по спине и приговаривать: «Ты не одна на этом свете! Теперь у тебя есть я! У тебя есть Ангел. Он, конечно, не совсем настоящий ангел, потому что ведёт себя странно, но он хороший, у него есть крылья и он – твой друг!» Ангел хмыкнул, а Алёнка продолжила: «У тебя есть Бог, который всё-всё знает и исполняет хорошие желания! У тебя есть мама с папой. Они, конечно, часто ведут себя как глупые обиженные дети, но как взрослые они тоже себя иногда ведут. И они тебя любят! А ещё у тебя есть друзья! Много друзей, и некоторые даже готовы прийти тебе на помощь, если понадобится. Не все, правда, но всех и не надо. Что ж они будут всей гурьбой помогать?»

Алёнка казалась себе снова мудрой и взрослой, Ангел хихикал в ладошку, а маленькая пленница потихоньку успокаивалась под воркованье своей новой подруги. Когда она полностью успокоилась, Алёнка решительно встала и сказала:
- Сюда необходимо впустить побольше солнечного света!

Тут же комната начала менять свой вид: увеличилась в размерах и постепенно превратилась в развалины какого-то древне-греческого храма в живописной, залитой солнцем местности, среди разрушенных колонн которого сновали шустрые ящерицы.
- Оригинально, - прокомментировал Ангел.

На земле валялись обломки каменных идолов: змееголовой женщины, грифона, минотавра, ещё какого-то чудища.
- Это всё древние страхи, и ты сама их оживляешь! Понимаешь? – Алёнка смотрела в глаза своему двойнику. Она сама не совсем поняла те слова, которые изрекла с молчаливой подсказки Ангела, но они подействовали на бывшую пленницу ободряюще. Она кивнула и улыбнулась.

- Жизнь продолжается! Она полна сюрпризов и неожиданностей! Да, иногда события могут пугать, но важно помнить, что ты не одна. Не о-дна! – Алёнка даже выглядеть стала как-то по-взрослому. – Всегда, когда страшно, зови свет! Свет прогонит тьму, и он развеет дурман страха и тревоги!
«Кажется, я перестарался», - пробормотал себе под нос Ангел, подхватил Алёнку и нажал на ручку двери, болтающуюся рядом с одной из колонн.
- Что-то я устала, - сказала Алёнка. – Эти умные мысли так утомляют. Может, домой полетим?
Она вопросительно посмотрела на Ангела.
- Зачем лететь? Ты теперь и так добежишь, - задорно улыбнулся тот.

Алёнка огляделась. Светлый коридор оказался чистой, продолговатой пещерой, через вход в которую проникало солнце. Выйдя из неё, девочка тут же узнала знакомую местность.

- А где же Дыра? – воскликнула она.
- Эта Дыра была в тебе. Теперь её нет. Вместо неё там живёт солнце. Теперь твоё внутреннее пространство – это место отдыха и радости, а не страхов, правил, запретов и страданий. – Ангел расправил крылья и собрался улетать.
- И что, ты вот так просто улетишь? Даже не обнимешь меня на прощание? – Алёнка надула губы.
Ангел засмеялся и высыпал на неё из воздуха дюжину пауков и пиявок. Девочка завизжала.
- Ах ты, противный, ужасный Ангел! Я тебе покажу! – Алёнка кинулась на него с кулаками, но приблизившись вплотную, крепко обняла и снова почувствовала его необыкновенную доброту и тепло.
- Спасибо тебе, мой дорогой Ангел! Спасибо тебе за то, что любишь меня такой, какая я есть, и помогаешь мне! – шепнула она.
- Ещё как люблю! И я всегда рядом! – шепнул Ангел в ответ и стал невидимым.

27.03.2020
Вологда


Рецензии