Еврей Абрам Ганибал и его правнук Александр Пушкин

     Вот что писал об Абраме его гениальный правнук: «Государь крестил маленького Ибрагима в Вильне, в 1707 году, с польской королевою, супругою Августа, и дал ему фамилию Ганибал. В крещении наименован он был Петром; но как ОН ПЛАКАЛ И НЕ ХОТЕЛ НОСИТЬ НОВОГО ИМЕНИ (не хотел носить имени царя! А. Ф.), то до самой смерти назывался Абрамом. Старший брат его приезжал в Петербург, предлагая за него выкуп».
     Возможно, что Абрам-Авраам-Ибрагим сказал Петру, что он один из потомков еврейского царя Шломо (Соломона). А позже он еще утверждал, что его отец был правителем области, включающей несколько городов. Этим можно объяснить тот странный факт, что купленного на невольничьем рынке и ничем не примечательного «арабченка» крестили русский царь и польская королева. 
     У евреев выкуп попавших в плен, важная заповедь. Вы слышали когда-нибудь, чтобы другие чернокожие жители Африки приезжали выкупать своих родственников? Трудно представить себе, какие трудности испытал человек, который в начале восемнадцатого века отважился на путешествие из Эфиопии в Петербург, чтобы спасти брата. Или это был брат Абрама, живший в России? Поскольку Абрам был куплен, как раб, в Турции и подарен Петру, то мусульманином он не был. Мусульманам запрещено обращать в рабство единоверцев.               
     Пушкин считает, что его прадед плакал от того, что ему меняли имя. Но, возможно, что для этого была еще одна более серьезная причина. Может быть Авраам не хотел принимать чужую и чуждую для него веру?
     «Петр оставил при себе своего крестника. До 1716 года Ганибал находился неотлучно при особе государя, спал в его токарне, сопровождал его во всех походах…» Уже в царствование Елисаветы Абрам дослужился до чина генерал-аншефа.
     У Абрама было пять сыновей: первенец Иван – Абрам и его жена Кристина-Регина фон Шеберг (прабабушка А. Пушкина) дали сыну подчеркнуто русское имя, второй, Петр, был назван в честь царя, а потом Иосиф (Осип, дед Пушкина, в XIX веке его имя писалось Iосиф), Исаак и Яков. Те, кто читал Священное писание, знают, что Иосиф был насильственно оторван от родителей и попал в Египет, где был единственным евреем.
     Интересное совпадение, примерно в то же время вынуждено принявший крещение еврей Павел Веселовский, служивший комиссаром Аптекарской канцелярии в Москве и куратором немецких школ, назвал своих сыновей Абрам, Исаак, Федор и Яков. Авраам, Ицхак и Яаков – это три праотца еврейского народа, а Йосэф – любимый сын Яакова. Вряд ли Абрам Ганибал и Павел Веселовский давали такие имена сыновьям случайно.
     С женой Абрама тоже не все так просто. Мать Кристины-Регины фон Шеберг носила фамилию Альбедиль. Это типичная фамилия испанских евреев родом из Альбельды. Фамилия моего друга и соседа, Исраэля Альфаси, указывает на то, что его семья происходит из города Фес в северной Африке. В нашем ишуве живет еще несколько сефардов с подобными фамилиями. Например, Амнон Альмуграби, то есть человек из стран Магриба. Магриб – это общее арабское название нескольких стран, лежащих западнее Египта.
     Еще один интересный факт из биографии прадеда поэта. Возвращаясь из Парижа, Абрам, который провел заграницей много лет, привез в подарок Петру I книги. Пятнадцатитомный труд Босанжа «История евреев». Несколько странный и неожиданный выбор, если не знать фактов о происхождении Абрама и Петра I. Мать Петра, Наталья Нарышкина, имела еврейского предка. Мордка (Мордехай) Нарыш был крымским караимом. От него пошел род Нарышкиных.
     Считается, что свои записи, в которых, кроме всего прочего, было упомянуто о его происхождении, Абрам в старости сжег. Хотя, не исключено, что это сделали его наследники, пытавшиеся скрыть нежелательную информацию.
     *
     У Александра Сергеевича Пушкина был любимый перстень, подаренный ему княгиней Елизаветой Воронцовой, к которой он испытывал самые нежные чувства. Украшала этот перстень надпись на иврите: «Симха, сын уважаемого раби Йосэфа, да будет благословенна его память». Пушкин считал перстень своим талисманом, никогда его не снимал и воспел в известном стихотворении: «Храни меня, мой талисман, храни меня во дни гоненья… Ты в день печали был мне дан. Когда подымет океан вокруг меня валы ревучи, когда грозою грянут тучи… В уединеньи чуждых стран… Храни меня, мой талисман». Считается, что поэт писал это о себе. Но, если присмотреться, то есть здесь строчки и о первом владельце перстня, и о судьбе других евреев, живших в галуте: «В уединеньи чуждых стран… Во дни гоненья…» Сам-то Александр Сергеевич «в уединеньи чуждых стран» никогда не жил, разве что только его прадед Авраам.
      В 1832 Пушкин переписал в свою записную книжку еврейский алфавит. Помог ему в этом Вяземский. Кроме того, намереваясь учить иврит, он приобрел книгу: Hurwitz Hyman «The Elements of the Hebrew Language». London. 1829. Она осталась стоять на полке в его библиотеке.
     «Пушкин учится по-еврейски с намерением переводить Иова». Писал Петр Киреевский поэту Николаю Языкову.
     В качестве шутки, замечу, что не только Абрам Ганибал был прадедом А. Пушкина. У Пушкина была еще прабабка Сара Ржевская, но я нигде не читал, что она имела отношение к евреям. Хотя, кто знает.
     *
     Пушкин часто упоминал в своих текстах евреев:
«Еврей мой написал «Дебору»,
А я списал.
В моих твореньях много сору –
Кто ж их читал?»
                1815
     «Дебора, или Торжество веры» пьеса Льва (Еуды-Лейба бен Ноаха) Неваховича, торговца и писателя. Еуда-Лейб Невахович приходился дедом вице-адмиралу Николаю Неваховичу, 1835 - 1901, и нобелевскому лауреату Илье Мечникову, 1845-1916.
     *
«А завтра к вере Моисея
За поцелуй я не робея
Готов, еврейка, приступить –
И даже то тебе вручить,
Чем можно верного еврея
От православных отличить». 1821
     *
«Певец Давид был ростом мал,
Но повалил же Голиафа,
Который был и генерал,
И, побожусь, не проще графа». 1824
     *
«В еврейской хижине лампада
В одном углу бледна горит,
Перед лампадою старик
Читает Библию. Седые
На книгу падают власы.
Над колыбелию пустой
Еврейка плачет молодая.
Сидит в другом углу, главой
Поникнув, молодой еврей,
Глубоко в думу погруженный.
В печальной хижине старушка
Готовит позднюю трапезу.
Старик, закрыв святую книгу,
Застежки медные сомкнул.
Старуха ставит бедный ужин
На стол и всю семью зовет». 1826
     Стишок, прямо скажем, «Без божества, без вдохновенья...».
     *
     «В некотором азиатском народе мужчины каждый день, восстав от сна, благодарят бога, создавшего их не женщинами». 1828. Это Пушкин пишет о еврейском Сидуре (молитвеннике).
     Откуда он мог это узнать?
     *
«Высок смиреньем терпеливым
И крепок верой в бога сил,
Перед сатрапом горделивым
Израил выи не склонил...».
           «Юдифь», 1835
     Обратите внимание на Бога Сил – это же наш Элоким. Мало кто понимал это в те годы в России.
     *
     Я надеюсь, что всем читателям понятно, что евреем Пушкин не был. Но, вполне возможно, что еврейская кровь в его жилах текла. Еврейские предки есть у нескольких миллионов русских, которые об этом даже не подозревают. Приведу только один пример. Среди детей Александра III были Николай и Ксения. Николай стал императором, а дочь Ксении, Ирина, вышла замуж за князя Феликса Юсупова. Князь Юсупов граф Сумароков-Эльстон был потомком еврея, сподвижника Петра I барона Петра Шафирова, выдающегося дипломата, второго по рангу в Российской империи, вице-канцлера, сенатора, действительного статского советника, президента Коммерц-коллегии, первого в России генерал-почт-директора, посола. Кавалера орденов: Андрея Первозванного, Белого орла и прусского ордена Великодушия. В честь этого еврея был назван Шафировский проспект в Санкт-Петербурге. А дети Феликса и Ирины могли быть претендентами на царский престол.
     Точно так же такие выдающиеся люди, как поэт и министр юстиции Гавриил Державин, писатель Иван Тургенев, историк Николай Карамзин, писатель Сергей Аксаков не были татарами. Хотя каждый из них имел татарских предков. Державин – мурзу Багрима, Тургенев – мурзу Тургена (быстрый, шустрый), Карамзин - Кара-мурзу (черного мурзу), а Аксаковы происходили от Аксака (хромой).
     *
     Из книги А. Фильцера «Еврейская балалайка в русском балагане».
Книга первая «Еврейская балалайка», Ерушалаим, 5779 - Москва, 2019
Книга вторая «В русском балагане», Ерушалаим, 5780 (2020)


Рецензии