По делу истории. Сообщение общего дела предков

Мы Иваны, не помнящие родства. Более или менее достоверно знаем историю последних трёхсот лет, когда установилось письменное тиражирование документов. Всё, что старше пятисот лет – уже большей частью сказки и домыслы на основе каких-то дошедших рукописей. А что было раньше 1000 лет – того и вовсе не было, ведь не сохранилось-де никаких документов на русском языке и о русских делах. Реальность на самом деле совсем другая. На территории центральной России испокон веков, десятки и десятки тысяч лет, не уходя, осёдло жили люди, которые стали в развитии, в неоднократном изменении кровно-родственного состава,  предковым субстратом, основным причиняющим началом и современного русского народа, и современного русского языка.

Давно сказано, что Россия – это страна с непредсказуемым прошлым. Однако это верно и  в отношении любой другой страны и любого другого исторического прошлого. Так уж мы, люди, устроены, что рождаемся без сознания, памяти, ума, и лишь очень постепенно нарабатываем всё это. Системно начинаем помнить себя только лет с пяти, более или менее достоверно овладеваем всеми своими способностями к концу детства, а научно отдавать себе отчет многие из нас не научаются и за всю жизнь. Так что не стоит удивляться, что начала и общечеловеческой истории канули в летах забвения, а сохранившееся – превращено в спутанных клубках подлинного, искаженного и откровенно выдуманного. Всё наше знание – это колоссальная и многообразная система мифов, и каждое наше сознание – это уникальный по сочетанию параметров миф чувств, памяти, знания, сознания, предписаний и ценностей. Тот учёный, который этого не знает о знании вообще и о себе лично, на самом деле не является настоящим ученым. Он просто начётчик на доверии к прописям или авторитетам. Поэтому он и не может ни понимать, ни мыслить, ни открывать подлинного научного знания. Он вообще не способен к критической самооценке и уж тем более к критической оценке фактов.

Сначала нужно сказать об источниках, откуда почерпнуты новые сведения о прошлом. Во избежание поспешных выводов сразу заявляю, что это не вновь открытые, чудесно обретённые источники или даже внезапные откровения богов или пришельцев. В основе лежат не новости и не фантазии, а давно известное, добытое предками, многократно дедами и отцами обсуждённое содержание, правда, выверенное – обработанное по всем логико-методологическим правилам науки, восстановленное полностью и интерпретированное системно. По сути, это традиционное знание, не общеизвестное лишь по недоразумению (дурной системы нынешнего образования и нравственной и политической корысти властителей дум). При верном научном подходе, являющемся традиционным, но не общепринятым по господствующим научным предрассудкам, в этом же традиционном знании можно увидеть совершенно фантастические, но закономерные стороны общечеловеческой и русской истории.

 

1.

Для специалистов сделаю короткий отчёт по описанию всех групп источников с отсылкой к тем работам, где та или иная сторона разобрана на примере, исследована вплоть до выведения и моделирования подлинного исторического источника.

1. Традиционные историографические источники, давно известные исторические памятники словесности, прочитанные более строго и как словесно-поэтические конструкции (по правилам системной поэтики, с обнаружением онтологии исторической реальности, содержащейся в памятниках), и  как письменно-языковые записи (по правилам чтения текстов в конкретной предметной историко-языковой ситуации).

2. Нетрадиционные историографические источники, т.е. существующие языки как подлинные памятники, запечатлевшие в себе реальную историю, читающиеся и как целостные мировидческие конструкции с точки зрения поэтики, и как отдельные фрагментарные документы лингвистической археологии (по правилам ситуационного восстановления).

3. Традиционные историологические источники, т.е. логико-философские теории и системные построения, позволяющие логически конструировать и план содержания, и план выражения любого исторического предмета как в его целом, так и в изоляции любой его части (модели как исторического развития в целом, так и отдельных исторических событий). Собственно, до сих пор эта группа источников является основополагающей. Именно теории, как установки толкования, понимания, обработки, определяют все конкретные интерпретации как находимых артефактов, так и любых текстов. Тем более, что история на 90 % конструируется только умозрительно, как переинтерпретация толкований.

Чтение традиционных известных памятников словесности – это основная работа всей моей жизни. Большая часть связана с анализом различных словесных и языковых произведений и моделированием исторического процесса в рамках исторической поэтики произведений («Опыт философии литературы», «Русская проза 20 в.», «Пророк в русской поэзии» – https://inform-ag.ru/publications/35/, «Русская словесность как исполнитель воскрешения» – https://inform-ag.ru/publications/16/). Частью этих работ было и рассмотрение собственно произведений мысли и конструирование схем исторического развития содержания человеческого мышления («Цена плана» – https://inform-ag.ru/publications/102/, https://inform-ag.ru/publications/104/, «Эскиз истории мировой философии»). Уже в традиционно-достоверных и общепринятых памятниках было открыто много нового и вычитаны факты, противоречащие традиционным прописям. Поэтому проверочному анализу были подвергнуты и необщепринятые источники, считающиеся недостоверными, – так называемые «Боянов гимн» и «Влескнига»  («Отье чтение Бояново. О славянских словесных древностях, шифре истории и ключе письменности» – https://inform-ag.ru/publications/24/, «Зашифрованная история. Направления научного подхода к реконструкции истории и языков с помощью Влескниги» - https://inform-ag.ru/publications/14/).  А перепроверка оригинальных текстов памятников в рамках стандартного компаративно-лингвистического и историографического монографического исследования («Гидроним Волга как упаковка реальной и языковой истории» – https://inform-ag.ru/publications/19/) дала фактические доказательства невольной фальсификации истории, которую делают официально принятая компаративистика и историография.

Вдобавок вся эта многолетняя фактологическая работа питалась и поддерживалась тем логико-философским знанием, которое хоть прямо и не связано с конкретикой исторических процессов, но является их обобщением и познанием по сути. Так уж получилось, что я с первых дней своих научных занятий был сконцентрирован только на системно-методологических исследованиях нескольких интересующих меня предметов (мышлении, делании, словесности, языке). Все существовавшие и существующие теории (начиная с аристотелевского учения о Перводвигателе) являлись и являются сущностными историологиями. И так или иначе все они выстраивают гораздо более сложные и многоплановые модели языка, мышления, письма, чем это принято в традиционной историографии. Не нужно было знать всех историографических фактов, чтобы понимать ограниченность массового историографического подхода. Тем не менее доказывать общую теорию нужно в том числе через обнаружение в конкретных общепринятых предрассудках подлинных фактов.

 Мои собственные обобщения в общей теории отражены в череде работ всей жизни с постепенной фокусировкой на все большей исторической конкретике. «Введение в логику», «Телеологика», «Что значит мыслить». Первый системный, собственно историологический очерк дан в «Поэтике истории» (см. заключение «Историологическая сборка истории» – https://inform-ag.ru/publications/186/). Обоснование, т.е. научное доказательство такого историологического подхода и восстановление полной научной традиции, произведено в «Модели историко-языковых реконструкций. Инакомысленные материалы к теории сравнительно-исторического языкознания» – https://inform-ag.ru/publications/45/. Там же был восстановлен максимальный на сегодняшний день миф истории как реальная цепь типовых событий – в «Сократной сказке истории». Наконец, правильная историологическая методика в целом намечена в статье «К чтению мифокарты русских секций ал-Идриси (Несколько методологических замечаний об историографической реконструкции местности)» – https://inform-ag.ru/publications/23/. А школьные пояснения к ней даны в комментариях к начётническому невосприятию историка М.И. Жиха  «Читать нельзя чтить (О восприятии нынешних и древних слов и предметов)» – https://inform-ag.ru/publications/72/. Можно точно сказать, что все документальные поводы к научному обозрению прошлого, наблюдению подлинной истории на сегодняшний день мною вполне предъявлены.

Но кроме исторических и научных документов есть и реальные основания, подтверждающие ту же историю. Они даже без особого углубления легко просматриваются в данных и теориях антропологической эволюции, археологии, история материальной культуры во всех её аспектах, включая технику и технологию, этологию, этнографию. Наконец, с появлением и развитием ДНК-генеалогии все естественнонаучные основания получают твёрдую почву. Реальную историю теперь можно моделировать не только по наитию и приблизительно, но вплоть до точных расчётных датировок и подлинных генетических последовательностей и персональных данных. Сложность теперь состоит не столько в наблюдении всех фактов, сколько в их системной непротиворечивой увязке. См. «Оправдание общественной химии (Извлечение естественных начал истории по реперам «молекулярной истории» ДНК)» – https://inform-ag.ru/publications/50/.

 

2.

Теперь можно рассказать и о том вечном и постоянном деле, которое составляет суть исторического процесса и которое с определенного момента стало главным делом наших предков. Поскольку речь об историческом процессе в целом, начать приходится с логического размышления о его технологии и умозрительной реконструкции истории. К  тому же только в полном контексте в нынешней атмосфере всеобщей мелкотравчатости, бесцельности и дезориентации станет ясна грандиозность исторического дела. Само собой, приходится жертвовать полнотой и точностью деталей ради краткости и ясности общей картины.
...
...



3.
Теперь вкратце о конкретике исторического процесса уже не в парадигме естественнонаучных категорий, а в систематике обыденного мифа как он восстанавливается сейчас по мотивационной модели русского языка с учётом более достоверных прочтений памятников, которые сделаны на сегодняшний день.

...
...


Полностью см. https://inform-ag.ru/publications/188/.


Рецензии