Последний солдат. Юрий Бондарев

Ушёл последний в русской литературе солдат той Войны.

Так получилось, что в декабре прошлого года я  закончил «1943», книгу, в которой пути семейной памяти пересеклись с солдатскими путями командира орудия в полковой батарее 89-го стрелкового полка 23-й стрелковой дивизии Воронежского (потом Первого Украинского) фронта Юрия Бондарева.

Что же сказать сегодня… вот несколько строк оттуда о нём.

_______

      «Как я выжил на войне? Чудом…» Юрий Васильевич Бондарев обречён был думать об этом долгие годы.
      Мальчишкой, там, он, похоже, не понимал, что прошёл по грани. Под Котельниковым зимой 42-го его контузило, оглушило взрывом, шрапнель разнесла в клочья вещмешок у него за спиной, – но ни один осколок не попал в спину. Дважды – той сталинградской зимой и потом на Днепре, когда стрелял в него танк, случайность каких-то секунд и миллиметров стала ему спасением.
      Третье чудо случилось вскоре – «осенью сорок третьего года на неизвестной высоте между Житомиром и Белой Церковью, после танковой атаки в окружении, не оставившей от нашей батареи ни одного орудия». 15-го ноября он был ранен у города, накануне так подозрительно-легко доставшегося им. В тот день на острие таранного контрудара немецкого танкового корпуса окажется его 89-й стрелковый полк, его дивизия, не пополнявшаяся с Днепра, насчитывавшая всего 900 штыков, и весь 23-й стрелковый корпус Красной Армии.
      «Наши стрелковые дивизии были смяты танками, артиллерия раздавлена», – сообщалось в сводке штаба Первого Украинского фронта. Началась отчаянная борьба за то, чтобы не отдать назад немцам Киев.
      Но всё это было уже без него, Бондарева.
      Со сквозной раной руки, с задетой пулей костью, ему удалось выбраться из окружения. Госпиталь в каком-то парке среди старых деревьев, «боль страшенная», но это было возвращением в жизнь. Раненые шкандыбали курить на крыльцо. «Говорим о любви. Надо было видеть горящие глаза… Помню только отдельные слова, голоса, звуки».
      Такие же мальчишки: связист, пулемётчик, боец из разведроты. Молодость сопротивлялась войне. Им хотелось думать, что жить будут вечно.
      Он не вернулся в свой полк. Но три месяца сорок третьего года вспоминал потом на страницах часто. Его первый военный рассказ посвящался «Лене Строговой, медсестре 89-го стрелкового полка». Судьбы этой девушки я не знаю. Но не была ли и она среди тех, благодаря кому он сохранил себе под Житомиром руку?..
      Сталинград – госпиталь – фронт. Украина – госпиталь – снова фронт. В марте 1944-го у Каменец-Подольска гвардии старший сержант, командир орудия батареи дивизионных пушек Бондарев за подбитый танк и успешно остановленную атаку гитлеровцев заработал свою вторую медалью «За отвагу».
      Летом был Тарнополь, переправа через реку Сан, в сентябре – бои в предгорьях Карпат на границе Чехословакии и Польши. Осенью его отозвали в тыл, на учёбу. И это было его четвёртое военное чудо. Чкаловское артиллерийское училище окончил офицером. Там и встретил победу.
      Он не успел погибнуть. Не успел завершить войну. Не успел смертельно устать так, как устали те, кто шёл по ней «от звонка до звонка».
      И так навсегда и осталось в нём то личное, юное, спаянное воедино ощущение смерти и игры, войны и сопротивлявшейся ей силы жизни,– мальчик в форме, с латунными пушечками на погонах, недавний школьник, опять и опять возникал в портретах, в голосах героев его повестей и романов:
      «Кулаком подбивая пухлую, пахнущую свежестью подушку, он сказал с ноткой мечтательности в голосе:
      - Нет, серьёзно, товарищ капитан, вы счастливец, вам везёт! Вернётесь после войны, весь в орденах, со званием… А я, чёрт!.. А я просто чёрт знает что, товарищ капитан. Серьёзно. Орден Красной Звезды получил, вот медаль «За отвагу» никак. А для меня самое дорогое из всех орденов – солдатская медаль «За отвагу». Серьёзно! Вы не смейтесь!
      - Добудете и медаль. Это не так сложно, Витя».
      Война не отпустила. Она присутствовала в каждой его книге. Юрий Бондарев прожил большую, богатую событиями, вполне счастливую жизнь. И это он же сказал о себе так: 
      «После той великой войны я остался совершенно один на свете».
________


Теперь он не один – вместе с однополчанами на тех безымянных высотах.

________
________

Полностью книга на моей странице.
Вторая часть начата так и названной главой: «Вместо предисловия. Бондарев». http://proza.ru/2019/08/17/828
И дальше по тексту.


Рецензии
Лжец, приспособленец и агитпроповец, который продал душу за сребренники идеологического отдела ЦК КПСС. Все мои знакомые фронтовики имели однозначное мнение по поводу его "творчества": наглое агитпроповское враньё от начала и до конца (за исключением некоторых фрагментов его первых работ).

Артур Клодт   31.03.2020 14:04     Заявить о нарушении
А вот мои знакомые фронтовики.
«Хотя с Юрием Бондаревым мы в политическом плане находимся по разную сторону баррикад, я продолжаю считать его исключительно хорошим русским писателем». – Василь Быков.

Так что моё фу вам за враньё и злобу.

Григорий Лыков   31.03.2020 15:36   Заявить о нарушении
И напрасно. Ибо приведённая Вами цитата не опровергает меня нисколько. Алексей Толстой и Маяковскмй много круче Бондарева как литераторы, но тоже лжецы и агитпроповцы - и тоже душепродавцы.

Артур Клодт   31.03.2020 16:44   Заявить о нарушении
Цитата задаёт цену говоримому.
С фейками – не сюда.
Есть сети попроще, там душевные лозунги идут хорошо. Вот всё, что хотел сказать.

Григорий Лыков   31.03.2020 19:45   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.