Давным-давно

     В конце девяностых молодая  тогда преподавательница  университета Ольга Павловна принимала «хвосты» у гулящих и нерадивых  студентов. Это была  не переэкзаменовка, а просто сдача ее  предмета теми, кто вообще не ходил занятия, ничего не знал и даже не приходил порою на сам экзамен.  А на пересдаче рассчет был на то, что можно обаять Ольгу Павловну один на  один  и рассчитывать даже на четверку.  Была  поздняя весна, припекало солнышко, хотелось, чтобы все скорее закончилось. Дело происходило в помещении кафедры, куда то входили, то выходили другие преподаватели. Студент был необычный. По виду – восточный парень,  монгольской внешности, звали его  Аслан Риви.   У него всегда было алиби — он участвовал в певческих массовках, сам пел под микрофон  на разных молодежных сценах, поддерживая тем самым эстрадные успехи  университета во внеучебной деятельности.  Был отмечен на ТВ и даже награжден  ректором.  Считал он, видимо, что все ему позволено и посещение занятий  для него уже не так обязательно. Ольга Павловна была добрым и мягким преподавателем, ее любили студенты, и, как правило, проблем у нее с ними не было. Она легко шла навстречу их пожеланиям, и они это всегда ценили.  Но с Асланом у нее возникла непредвиденная проблема. Ольга Павловна помнила, что  еще за прошлый семестр у него не сдан экзамен по довольно серьезному предмету, который она вела и который тащился за ним  хвостом еще с прошедшей сессии. Старая академическая задолженность.  Как – то она хотела спросить Аслана,  когда он собирается сдавать «Технологию эксперимента»,  но,  увидев его, решила лишний раз не унижаться.  В конце концов, это его дело. Запомнила она его лишь потому, что он единственный в ведомости  оставался с таким хвостом, а она — единственный на то время преподаватель, который этот предмет принимала.
   И вот сидят они с Асланом на кафедре по поводу досдачи уже более позднего предмета. Она решила себя не мучить и натянуть Аслану положительную оценку. Но тут ее осенило, что  « Технология эксперимента»  у него так и не была  сдана с зимы. Она тут же спросила:
  — А как у Вас обстоит дело с «Технологией эксперимента»?!
— Я  сдал ее,- отпарировал Аслан.
— Когда же? Кому?  - продолжала взволнованная Ольга Павловна.
— Да я  не помню… Кажется… и он назвал имя и отчество заведующей кафедрой.
Рядом за столом  сидел коллега Ольги Павловны, молодой преподаватель Петр Петрович, который не выдержав , вступился в разговор:
     — Можно было бы и вспомнить, —  с иронией вставил Петр Петрович, видя, что Ольга Павловна попадает в трудное положение..
Но Ольга Павловна не растерялась и продолжала:
     — Вы не могли ей сдавать этот предмет, поскольку она лично меня о Вас спрашивала, когда же, наконец, Вы  ликвидируете эту старую задолженность.
      Воцарилось тягостное молчание.  И совершенно неожиданно для всех в комнату вошла заведующая кафедрой. Она, очевидно, думала, что Аслан сдает Ольге Павловне  все свои хвосты. Ольга Павловна все поняла и молчала. Петр Петрович больше не вмешивался и тоже все понял.  Было ясно — Аслан подделал индивидуальную ведомость, поставил сам себе оценку и расписался за Ольгу Павловну. Как и когда это случилось, она не знала и продолжала молчать.   Разоблачать его публично, в присутствии заведующей кафедры, устроив нешуточный скандал,  ей не хотелось…Что-то сжималось в ее груди.  И тут она вдруг вспомнила  строки из Евангелия: «Каким судом судите, таким и будете судимы».  Ситуация была прозрачной. Аслан все понял, как и Ольга Павловна, как и Петр Петрович. Ольга Павловна, расписавшись в зачетке за текущий экзамен, сказала : « Что ж, раз так, Вы свободны. Идите.» . Аслан медленно встал  и, забрав зачетку,  пошел к двери.  Наверное, он был благодарен Ольге Павловне за то, что она его публично не выдала, а ведь к этому шло.
     Много лет  спустя Ольга Павловна вспоминала этот случай, тем более, у этой истории был  и еще свидетель — Петр Петрович.  Но оценив все случившееся, она все же решила, что поступила тогда правильно.  Аслан понимал, что преподаватели знают о его обмане и подделке подписи в индивидуальной ведомости,  а Ольга Павловна просто-напросто считала, что для укола его совести этого было уже достаточно.

1 апреля 2020,
Иконы Божьей Матери «Умиление» , Смоленской.


Рецензии