Вторая группа инвалидности

- Поеду завтра в город на ВТЭК один, - сказал Колька Воробьёв тёте Гале. – Ты со мной не езжай. Маленький я, что ли?

- Что это один? – возмутилась тётя Галя. – Вот снимут с тебя группу, так узнаешь! А так, я всё за тебя похлопочу перед врачами. Сейчас с этим делом строго у них – могут и не продлить. А ты же, я тебя знаю, себя не защитишь.

- А я и не собираюсь, - ответил Колька. – Сам откажусь!

- Снова он за своё, дурень! – рассердилась тётя Галя. – Чёрт с тобой, езжай! Все печёнки мне проел. Только будешь у меня потом денег на хлеб просить – а я не дам! Иди, скажу, работай!

- Вот и пойду работать – много денег заработаю! Вон, сварщиком или телемастером – по тыще в день буду зарабатывать.

- Езжай, езжай! Чёрт с тобой, езжай! – сказала тётя Галя и швырнула в сердцах на пол веник, который держала в руке.

Здесь надо сказать, что Колька Воробьёв с рождения страдал физической и умственной отсталостью. Мать его, двоюродная сестра тёти Гали, сильно пила, а когда ему было пять лет, умерла от инфаркта. Тётя Галя взяла его к себе, хотя у неё и так было двое - Наташка с Егором. Наташка училась в пятом, а Егор в седьмом классе. Муж тёти Гали, дядя Петя, вначале поворчал немного, но потом махнул рукой – действительно, жалко мальчонку, итак ничего доброго при такой матери в детстве не видел.

Колька доучился до восьмого класса – учителя снисходительно ставили ему троечки. Паренёк он был тихий, спокойный. В армию Кольку не забрали – тётя Галя свозила его на ВТЭК, где ему дали третью группу инвалидности. Наташка с Егором, окончив десять классов, уехали в город. После института остались там работать. Муж тёти Гали, дядя Петя, умер от рака, а сама она вышла на пенсию. Так вот они и жили с Колькой на две пенсии, да ещё своим небольшим хозяйством. Иногда Наташка с Егором денег высылали.

Только последний год у Кольки в голове бзик появился: захотел он устроиться на работу. Походил по разным местам, но ему везде вежливо отказывали: «Взяли бы мы тебя, Коленька, с большим удовольствием, да вот, видишь, у тебя инвалидность».

- Из-за этой инвалидности меня на работу не принимают, - ворчал дома Колька. – А так бы работал телемастером, телевизоры чинил. По тыще в день зарабатывал.

- Да какой из тебя, блин, телемастер! – сердилась тётя Галя. – На телемастера учиться надо в институте!

- Чего там учиться? – недоумевал Колька. – Вон дядя Вася потычет паяльником в телевизор – он и заработал!

- Колька, не зли меня! Иди лучше курицам пшена насыпь да воды принеси пару вёдер.

Но Колька не унимался. То он в сварщики собирался, то в электрики, то в телемастера, но везде ему служила препоной его третья группа инвалидности.

- Вот откажусь от неё, и сразу меня на работу возьмут! – говорил он тёте Гале.

- Кто тебя, дурака, на работу возьмёт?! – не выдерживала тётя Галя. – Сейчас кругом сокращение, безработица. Ты скажи спасибо, что у тебя группа есть – всё с голоду не помрёшь.

Колька на какое-то время успокаивался, но потом снова принимался за своё.

Короче, на следующий день, после того как тётя Галя в сердцах ударила о пол веником, Колька сел в автобус и поехал в город – отказываться от инвалидности. Приехал под вечер с последним автобусом. Невесёлый.

- Ну, что? – спросила его тётя Галя.

- Вторую группу дали, - хмуро ответил Колька. – Теперь точно на работу не возьмут.

- Слава тебе, Господи! – облегчённо вздохнула тётя Галя. – Добрые врачи, видимо, попались.


Рецензии
Ну какие же добрые у вас рассказы! И немного грустные...

Татьяна Африканова   08.05.2020 21:03     Заявить о нарушении