Счастливый билетик...

                Я любил Счастье. А оно, любило меня. Наше чувство было взаимным. В советское время, Счастья было с избытком. Но хотелось ещё. Когда приезжал из соседнего Тирасполя попляжиться в красавицу - Одессу, я  незаметно, зачастую, съедал маленькие трамвайные билетики.Но только счастливые.

                На пятом номере, с удовольствием ехал себе от автовокзала на пляж, в Аркадию. По Ришельевской, Французскому бульвару, Генуэзской. От одних только названий, голова шла кругом.

                На этом  трамвае всегда было много счастливых билетиков. Муня - мой дорогой дядя - классный портной, работавший в знаменитом одесском объединении « Платан», объяснял это просто. Была такая легенда.

                Аркаша, который ведал поставкой левых билетов для  всего транспорта от Привоза до Дерибасовской, от Люстдорфа , Черемушек и до самой Лузановки, обожал все маршруты.

                Но любил их по-разному. Специально, таки, для пятого номера, проходившего неподалеку от его дома, он , по блату, делал намного большее количество  счастливых билетиков. Это было довольно рискованно. Но чего только не сделаешь для родных домов и тропинок.

                Сделать многочисленные рулоны трамвайных билетиков в полном соответствии с ГОСТОМ , да так, чтобы все было « Абгемахт» ( сделано правильно и успешно, идиш в понимании Аркаши) , было непросто.

                Правда, если бы не эта любовь старого цеховика к родным пенатам, то и Коля, руководивший местным ОБХСС, не принял бы от него никаких подношений. Отправил бы сидеть надолго. А так...

                - Поверь, Аркан,- Коля допил третий по счету большой чайный стакан коньяка , и язык его заплетался,- в жизни бы не взял  грязные десять тысяч, если б не твои «счастливые» билетики для пятого трамвая. А мне, между прочим, за десятку таких кусков, по советским законам, шоб мы так жили, целая Вышка светит !

                - Да не расстраивайся ты так, Коля. Высшую меру всегда можно поменять на пятнадцать лет отличной тюрьмы. У меня есть один знакомый  начальник...

                - Нет, Аркан! Не будем о грустном. Давай, еще по рюмашке и завязываем. Завтра, ещё на Морвокзале выпивать. Надо здоровье беречь. Дай, я тебя поцелую

                Тогда я ещё мало понимал в подлинной подноготной «счастливых» одесских билетиков, но мне нравилось в них все. И цвет, и цена, в три копейки. Она радовала гораздо больше, чем троллейбусных четыре или автобусных- пять копеек. Вдобавок, билетики пятого трамвая были вкуснее. Серьезно.

                То ли Аркаша брал бумагу для билетиков где-то на рыбном складе, то ли печаталось это все рядом с морем, откуда долетали капли прибоя, но билетики, казалось,  можно было запивать пивом.

                Вот и я любил, съев билетик, на обратном пути от Аркадии, иногда, таки  побаловаться  пивком.

                Не беда, ШО в знаменитом Гамбринусе его слегка разводили.

                - Брехня это все, - кричала на Колю грудастая Циля на весь зал,- у Вас в ОБХЭЭСЕ одни козлы. Я ШО , ненормальная! Зачем мне разводить, если , завсегда, без проблем на мою голову, левую полуцистерну прикатят . Привезут в любой момент, как миленькие!

                В Тирасполе, счастливые билеты встречались гораздо реже. Только в шестом автобусе, который подвозил домой от Парка Победы до дома, где снимали квартиру на Котовского. Ещё присутствовали они на первом или втором маршрутах троллейбуса, которыми я добирался до спортивной школы в центре города или до физико-математической. Она располагалась в Пединституте, у самого городского театра.

                В Москве, также, счастья  было вдоволь. Двадцать седьмой трамвай, звеневший от улицы 8 Марта до Тимирязевки, весемьдесят седьмой автобус - от Большого театра до аспирантуры Гидромелиоративного института, на Прянишникова. Жаль, только, что в Метро билетиков не было. Одни пятаки, пахнувшие металлом.

                Сейчас Счастья стало поменьше. Видно, возрастное. Да ещё говорят, что коронавирус выкашивает, в основном, стариков.

                Сегодня первое апреля.

                В этот день всегда старались обмануть или разыграть кого-нибудь из домашних.

                - Смотри, Милику, будь внимательным. Обманут тебя.- всегда предупреждала мама.

                Юморина. День Смеха. Сейчас мало, кто улыбается. Одно слово - Карантин. А все, видимо, оттого, что счастливых билетиков уже нигде нет. Да и обычных тоже...


Рецензии