День

Без даты …без времени …



Я есть противоречие, я есть – Всё и я –Ничто. Я-импульс, сгусток энергии, электрический ток, я взрываюсь, создавая себя заново. Я блуждающий пилигрим, жадные неистовые поиски уводят меня все дальше от сути. Я теряюсь, бегу, разбиваюсь, собираюсь как конструктор, склеиваю золотым швом свои трещины. Во мне нерастраченная нежность обращается в лик тоски. Во мне злость и досада обращается в пожар мыслей, сжигающий изнутри.
Во мне холод –белизна апатии пустых стен, острые выступы синих айсбергов. Я мерзну внутри себя.

Я- есть, но кто я?

Набрасываю слова на клочке бумаги. Угол бумаги трепещет на ветру. Не знаю есть ли в этих словах какой-то смысл и должен ли быть смысл вообще.
Каждый новый день-это лоскутное одеяло, сотканное из мелких деталей, фрагментов, мимолетности, которые я сшиваю.

Оттенки, звуки, тона, краски, случайные люди, и, казалось бы, совсем ничего не значащие события держаться в памяти долгое время, и из этих самых клочков состоят дни  .
Я сижу на скамейке, смотрю как из кофейни напротив выходят люди, и мое внимание привлекает парень с лиловыми волосами. На ногах желтые носки, ему не больше 17, он курит с девушкой и улыбается, я вижу в нем Жизнь.
Это чувствуется в каждом его движении, в его стремлении выделиться, самовыразиться за счет внешнего вида, он явно о чем-то мечтает, в нем стремление, буйство внутренних противоречий, поиск себя, и ему кажется, что вся жизнь у него впереди…. Только мертвый человек может видеть жизнь в других, видит то, что в нем отсутствует.

Меня притягивает запах кофе. Этот аромат смешался с запахом воздуха-прохладного, мартовского, свежего, но я не чувствую этот воздух внутри. Будто дыхание замерло во мне. Стаканчик кофе –желтый с белой крышкой. Сегодня светит солнце – оно переливается радужными бликами на кончиках моих  волос. Я одна и это одиночество превращается в орудие, некую лупу для моих наблюдений, хвататься за эти детали …но зачем? Пытаюсь в этих деталях найти желание жить дальше…?
Пока я ждала, когда приготовят кофе, через окно кофейни я смотрела на желтые розы возле метро. Они стояли в пластмассовых белых вазах закутанные в целлофан. Не смотря на солнце, ветер колючий и пронизывающий. И целлофан, как и моя бумага трепещет под резкими порывами. Розы, ветер, кончики целлофана трепещут…очередной фрагмент. Очередная форма и символы, которые важны только для меня .  Я ощущаю себя этим цветком ,мертвым ,закутанным в целлофан.

 Сегодня меня преследует желтый цвет. Желтый капюшон девушки, пробежавшей мимо, желтый автобус, желтая пачка сигарет Кэмел в моем кармане. Я начала присматриваться к моментам, к этим секундным проявлениям, которые откладываются в моей памяти, раньше я не обращала на них никакого внимания, а если и обращала, то сразу же к вечеру забывала.

Мои запястье пахнут жасмином и амброй. Чувствуя этот аромат, я сразу представляю жасминовый чай и весну, а амбра уносит меня в осень – петляющие тропинки в лесу усеянные листьями-противоречивые ассоциации в одном флаконе. Осень и весна на моем запястье.  Природа в последнее время посылает ложные сигналы. Никогда не знаешь, какое время года ты увидишь завтра за своими окнами … Это день я бы нарисовала черно-белыми красками- размашистые мазки, кривые, неровные, наслаивающиеся друг на друга, и поверх этого тонкие, аккуратные линии желтого –именно стронциановой желтой.
 
Метро.  Из всех видов транспорта мне нравится оно.
 Ехать под землей, характерный запах затхлости и влажной почвы.
Мчаться в темноте, и я пытаюсь представить, что видит машинист. Прожектор света рассекающий темноту мрачного туннеля.

 Как-то я потратила целый день на то, что ездила в метро, пересаживаясь с ветку на ветку. Я гонялась за образами, незаметно подсматривала за чужими жизнями, придумывала им истории, имена, род занятий, но никогда не узнаю правду была ли я хоть раз близка к тому что выдумывала.

Как-то в вагон зашел парень. Его лицо было перевязано бинтами. Он был одет в черное, капюшон наброшен на голову, а на бинтах проступали пятна йода, как зашел сразу же стал ко всей спине, пряча себя от остальных, видимо, чтобы на него меньше смотрели и обращали внимания, хотя мне кажется, что на него даже никто и не смотрел, только я наблюдала, и думала, как мы боимся быть другими, как мы прячем свои недостатки, боясь ненужных взглядов и догадок, как же ему хотелось ,наверное , спрятаться ото всех ,оказаться в доме , чувствуя защищенность…
Он мне запомнился на весь день – парень в черном с перевязанным лицом.
 Когда я вышла из кофейни на меня почему-то накатила грусть, такая знакомая, от которой я убегаю в город, теряюсь среди людей, наблюдаю за их жизнью и становлюсь себя похожей на героя рассказа Э.Аллана По. Человек толпы. Совсем не хочу превращаться в такого человека, но я чувствую, что это мне нужно. Ты просто это знаешь и все, это похоже на любовь, если спросить почему он любит того или иного человека, сложно ответить …вот и тут, я не знаю почему так много времени провожу в транспорте, возвращаюсь последними автобусными рейсами, смотрю и наблюдаю за окнами многоэтажных домов. Помню, как-то в один из дней, шел дождь, я шла по улице, прячась под черным куполом зонта, и засмотрелась на одно окно –там в комнате взрывались яркие краски- это был светодиодный диско-шар, среди серости и сырости он привлекал, и я наблюдала как меняется цвет за цветом, как распускаются на стекле шары, круги, звёзды, разнообразные геометрические фигуры, там в комнате, скорее всего, играет музыка, а я слушала шум дождя и треск горящей бумаги сигареты …

Я всегда была одна, но никогда я не видела в этом изъяна, или наказания, никогда не искала общения , мне было комфортно с собой сколько себя помню , я скорее ощущала одиночество острее как раз в компании кого-то , ощущала себя одинокой перед Вселенной когда смотрела на звездное небо или когда оказываешься среди веселой компании, но тебе не смешно , или когда говоришь ,а тебя не слышат , а недавно я словила себя на мысли ,будто мое одиночество стало мне в тягость , или нет ,даже не так , я его начала стесняться , и я его как-то даже предала , но не надолго , оно как преданный друг распахнуло свои объятия и в какой раз меня убаюкало , как мать непутевого ребенка …

Я осознаю, что существует мир, к которому я никогда не смогу прикоснуться. Мир, где есть любовь, нужность, где есть уют, где есть надежда и чувство защищенности. Мир, который совсем близко, но мир, к которому я никогда не смогу прикоснуться, потому что всегда будто нахожусь по ту сторону стекла, и я даже не знаю, как я там оказалась или я всегда была или намеренно вошла туда, оказалась по ту сторону и стала Другой . Не вписываюсь ни во что …От всего бегу, прежде чем погонят прочь…

С каких же пор меня начали посещать такие мысли, мысли которые мне неприятны, от которых хочется избавиться, и, наверное, дело даже не в мыслях, а в ощущении, в более острой форме дает себя знать эта отстранённость, с каких же пор …, наверное, с тех пор когда в январе догорал закат окрашивая березы в красный цвет, а мы его с Тобой пропустили. Даже тогда ,когда я стояла и смотрела через окно на эти березы , я видела не радужное солнце играющее в ветвях , рисующие узоры красным по столбе дерева ,а кровь , будто они сочились кровью , и не смотря на твое присутствие я чувствовала , что ничего не изменится , я окажусь по ту сторону , и впервые меня посетила мысль , что твое присутствие в моей жизни кажется чем-то противоестественным , ведь не может чтобы была я и ты , есть только я и я , а  березы догорали окропленные кровью,  и какая тоска меня охватила в тот момент , возможно ты бы увидел ее , но я стояла к тебе  спиной , предчувствуя момент собственного исчезновения.

Ностальгия, но не приятная и грустная в своей светлости, а царапающая, колющая …

Эти клочки которые пытаюсь собрать воедино,придать им связывающего единого смысла ,но не получается ... хотя возможно их очарование именно в этом самом ускользающем смысле, это как рисовать, освобождая бессознательное неумелыми мазками на холсте – мазок за мазком, кажется, что мазня, но вглядываешься, и что-то тебя трогает, так как за всем этим скрывается эта самая неуловимость и загадочность изображенного, головоломка, к которой возможно и не существует разгадки
 Спускаюсь в метро, выхожу на остановке на синей ветке, вдыхая запах земли, и потока идущего навстречу поезда, и меня так и тянет вот туда, к краю, к рельсам, но мне надо в бассейн. Каждый раз, когда приближается поезд, я вижу через стекло водителя, я смотрю на пассажиров и сразу представляю, что последует за мои прыжком и я меняю траекторию.

Я думаю о смерти, а иду плавать.
Но тут кто-то прикасается к плечу и просит познакомится, а я знакомлюсь, хотя совершенно не хочу или даже не так –мне просто интересно притвориться что живая, что не ношу в себе этот эмбрион зарождающегося бессилия способное исказить меня до конца, а может мне просто жалко его или я не умею вести себя в таких ситуациях, и я даю свой номер телефона, смотрю в глаза, цвет которых даже сейчас уже к вечеру совершенно не помню. Но в них была Жизнь и храбрость ,храбрость в данном поступке-действовать  ,и свет озаряющее лицо .Этот человек которого я не знаю , только имя ,меня обнимает на прощание и говорит до скорой встречи ,а мне так грустно и неловко от этого объятия совсем незнакомого мне человека с именем начинающего на А , и в этом своем поступке нет привычной замкнутой Я, такое чувство что начала одевать маску ,но еще не до конца придумала какое выражение ей придать , он  говорит что бог любит троицу и мы как старые друзья ,будто много лет знакомые ,обнимаемся три раза на платформе где вокруг шумят поезда ,открываются двери и бегут по своим делам люди , на третьем разу целует меня в щеку и я ухожу, говорю что спешу хотя спешить мне некуда  и до вечера на щеке горит этот  поцелуй человека.
 Театральное представления  после которого чувствуешь себя отвратительно , и я все хотела смыть этот поцелуй.

Парадокс самоубийцы – шарахаться подъезжающего поезда, когда хотелось прыгнуть.  Помню, один раз я и вправду была близка к этому, я стояла и ждала поезда как будто в этом поезде сама Смерть за мной приедет, и увезет далеко-далеко, меня пробрал такой озноб, со стороны, скорее всего я была похожа на торчка, которому нужна доза, впервые ощутила такой прилив адреналина, но не сделала этот шаг, зашла на ватных ногах в вагон и почему –то улыбалась … я даже подумала, что схожу с ума , или это истерия.

В раздевалке маленькие девочки сушат волосы, и что-то серьезно рассуждают об уходе за волосами. Они совсем как взрослые Маленькие женщины. я уже не помню их лиц, только цвет их волос. У одной цвета вороного крыла, у другой светло-русые, такие у меня были в детстве. Как заходишь, сразу же чувствуешь запах хлорки.  Девочки продолжают щебетать. На запястье у одной разнообразные яркие резинки.
.
Белые стены, четыре дорожки, напротив раскрытые окна, в стеклах которых отражается вечернее небо и многоэтажные дома.
Я ныряю в эту голубизну, глубже, видя через очки её еще ярче. Задерживать дыхание до боли в груди выныривая
 вдыхать легкими кислород …это мимолетное жить в глотке кислорода быстро проходит, но зато после физической нагрузки, нагрузки чрезмерной, чувствуешь усталость и это поможет уснуть ….

К вечеру город расплывается, плывет бликами пестрых огней в лужах.
Вот и день –еще один клочок пришью к одеялу.
Иду и курю, дождь продолжает идти –мелкий, меланхоличный, накрапывает по капюшону куртки, сигарета каждый раз шипит, как только на нее попадает капелька. Город пульсирует огнями, звуками беспокойных машин, сирен скорых и пожарных, разговоры, обрывки фраз и чужих имен, проходящих мимо людей.
 Чувствую усталость и хочется только одного –уснуть.
А потом ехала в автобусе –к дому, облокотившись о стекло, благодаря объёмному капюшону, на ухабах мне не больно и не бьет в висок, по окнам сползают дождевые капли, и в каждой капельке, что сползает я вижу сгорбленного маленького человечка, который скатывается вниз, внутри этого водяного шара.
Впереди меня девушка с белыми волосами – паленные, и, наверное, на ощупь как пергамент. И я бы не написала о ней, если не увидела ее в зеркальце. Я сижу сзади, а она даже не знает обо мне, а я вижу в отражении ее губы/

Красит губы розовым блеском в полутемном, полупустом автобусе –последний на сегодня рейс в одну сторону, автобус скачущей на каждом ухабе и зеркало в ее руках скачет то вверх, то вниз. Наверное, этот блеск пахнет дешевыми синтетическими ягодами.

Пудрит лицо, расчесывает волосы. Возможно, ее кто-то будет встречать или она куда-то идет в гости. А может просто так…
В автобусе только я и она, но она думает, что одна, потому что я сижу так тихо будто и вовсе нет меня.

И вот я встаю выходить и порчу ей кадр ,когда все было сложено в сумку она делал селфи , а сзади поднимался мой силуэт ,да так что она вздрогнула всем телом , а я так и не узнаю встретит ли ее кто-то на следующей-конечной или она просто отправляет фото в социальную сеть и вся сияет от счастья , от осознание собственной красоты ,от того что она любит смотреть в свое отражение , где розовым блестят ее губы , что ее фото оценят и поднимут самооценку комплиментами, в пятидесяти процентов неискренних …. что-то в этом розовом блеске было пошлое .скользкое , мутное ,я вспоминала эту губы –блестящих и скользкие  от розового блеска…

N.


Рецензии