Свеча догорела

Жизнь Сергея в больнице догарала, как свеча. Она горела день, два, неделю, почти месяц. Для кого-то это показалось вечностью. Для Сергея время пролетело, как один миг. Миг, за который падающая с неба звезда пролетает огромные километры расстояния. Он всё это время крепко спал, ничего не ел. Лишь только пил. Много пил. Для этого больной и просыпался. Ещё он изредка просил  обезболивающие уколы, когда боль становилась совсем уж невыносимой. Даже сквозь такой крепкий сон он ощущал её - мерзкую причину своей ранней смерти.

        Никогда он не думал, что так рано покинет ставший ему привычным мир. К тому же у него была семья, шестеро детей. О них есть кому позаботиться. Но расставаться с ними ему, конечно же, совсем не хотелось. Дети, по молодости лет, не понимали происходящей беды. Проведывая отца, вели себя шумно и непосредственно. Сквозь сон Сергей слышал их голоса, чувствовал их настроение и радовался тому, что они не понимают всей серьёзности положения. Обычно больные верят в своё выздоровление. Но Сергей осознал, что свеча его скоро догорит и старался не думать об этом, хотя, как я уже говорил, ему было очень досадно и не хотелось уходить в свои пятьдесят лет из этой непредсказуемой, но ставшей привычной жизни.

        Силы окончательно покинули его. Шла интоксикация организма. Он спал сутки напролёт. Спал и видел сны. Сны чаще всего зависили от того, о чём говорили другие больные вокруг. Если говорили о еде, ему снился стол, уставленный явствами и напитками. Он ел всё это с отменным аппетитом и запивал всевозможными напитками. Если говорили о природе или реке, ему снилась бурная река, в которой он плескался, нырял, брызгал водой на окружающих. В этих видениях Сергей видел себя исключительно здоровым, полным сил, но никогда больным. Прикованный болезнью к кровати, в своих снах он быстро бегал, бодро шагал, взбирался по крышам или деревьям. Один раз он даже соорудил плот и доплыл в половодье на нём до дома. Видений было бесконечное количество, их все не пересказать.

       Но самые лучшие видения его посещали тогда, когда дежурившая рядом с ним в палате младшая сестра, читала над ним Евангелие. Она полагала, это поможет исцелить её брата, или хотя бы облегчит те страдания, что он так или иначе вынужден был переносить. Она не верила в уколы, но верила в спасительную силу Святого Писания и потому, когда рядом не было врачей или тех, кому её чтение могло помешать, читала главы из всех четырёх Писаний. Вот и сейчас она читала : "Пустите детей ко мне..."

      Всё, связаное у Сергея с детством, было озарено веселым летним светом. В детстве никогда не было плохой погоды. Всегда было только солнце. Во всяком случае, именно таким сохранились в памяти впечатления о первых днях его прекрасной на тот момент жизни. Сейчас он вспомнил, что в их доме жил молодой художник, и как они одним солнечным летним днём отправились в лес. Шли туда не просто так, но по важному делу - художнику нужны были чёрные угольки для графических рисунков. Угольки не простые, а именно из сгоревшей берёзы.

      Они наломали веток, сложили из них костёр. Берёза хорошо горит. С тех пор Сергей это запомнил на всю жизнь, хотя впоследствии деревьев никогда не ломал  и предельно бережно относился к природе. Вдруг ему стало обидно. Жизнь прошла, а сока из берёзы так и не пробовал! Сладкий у него вкус или пресный? Впрочем, какая теперь разница. Что прошло, того уже не воротишь. Всему своё время. Было время жить - толком не жил. Работа, заботы, семья - всё это захватило, поглотило, ничего не осталось от себя самого. Была возможность отдохнуть, растянуться на поляне, попробовать сока из берёзы. И этого не удалось. Жизнь не прошла, а пробежала!Нажгли они тогда углей, побегали по поляне, старшие о чём-то говорили. Он, как самый маленький, ничего из их разговоров не понимал, жил своим миром и ни о чём не беспокоился. Старшие братья рядом, значит всё будет хорошо!

      После этого пошли в рядом стоявшую Церковь. Это было время сплошного безверия. Но Церковь хорошо сохранилась. В ней власти подвесили под куполом маятник, который раскачиваясь, описывал различные круги, что доказывало  вращение Земли. Сергею пытались объяснить, что  вращение Земли в свою очередь тоже что-то доказывало, но что именно до него так и не дошло. Он считал глупым использовать такое красивое вычурное здание только для того, чтобы этот железный шар качался туда - сюда и что-то не понятное пытался ему и другим доказать.

     Сергей один вышел из здания, обошёл его и по тропинке углубился в заросли травы и кустарника. Трава была в некоторых местах выше его роста, и скоро он сбился с пути. Кинулся в одну сторону. Там - могилы, столбы с фотографиями и кресты. Кинулся в другую. И там могилы и каменные,посеревшие от времени, столбы. От страха перехватили дыхание. Он бегал по кругу, но заветной тропинки отыскать уже не мог.

        Он хотел разрыдаться, так как не на шутку перепугался могил, столбов и лиц, глядевших на него с фотографий. Огромные вековые деревья скрывали солнечный свет.  Стоять на месте - страшно, бегать по кругу - бесполезно. Оставалось только кричать и звать на помощь. Но братья будут долго об этом вспоминать и всегда при этом смеяться. "Нет, подожду немного, - подумал Сергей, - сами ещё кинутся искать меня!"

        Вдруг из кустов бесшумно вышел старик. Без обуви, но с бородой. От страха Сергей задрожал, словно лист на ветру. "Всё, сейчас его убьют и зарежут!"

  - Не бойся, мальчик. Сейчас я проведу тебя до твоего Дома.

 - До моего дома далеко, - с трудом выговорил слова Сергей.

  - Нет, ты ошибаешься, Он рядом. Всего несколько шагов. Иди прямо. Вот она дорога.

        И правда, среди травы и кустов, ребёнок отчётливо разглядел мощенную булыжником дорожку. Ему стало легче, страх постепенно улетучился. Он уже не боялся босого старика и бодро шёл по дороге. Через минуту они были уже возле Церкви.

  - Но это не мой дом, мой дом дальше.

  - Ошибаешься. Это и есть твой настоящий Дом. Если будешь, когда подрастешь, часто здесь быть, проживешь долго и счастливо!

      Сергей никак не мог понять, как можно жить в помещении с железным шаром, где нет ни стола, ни кровати. Да и мама сюда вряд ли согласится переехать.

 - Прощай, Сергий, мы ещё увидимся. И всегда помни о том, что Дом твой здесь!

       Через четырнадцать лет Сергей вернулся со службы в армии. Страна обновилась. Рабочие обновляли и Церковь. Молодой человек часто проезжал или проходил возле этого святого места, но вспоминал почему-то не босого дедушку с бородой, а то, как они изредка, после занятий в школе, ходили сюда подростками драться на кулаках вдали от людских глаз, или просто сидели, отдыхая в тени высоких деревьев.

      И вот сейчас, в полузабытие, в больничной палате он всё это вспомнил. Ему хотелось горько расплакаться. "Так вот, что имел в виду тот старик! Как же я столько лет не вспоминал о нём?! Вот, о каком доме он мне говорил! Ребёнком его слов понять я не мог, но потом..."

        Сергей очнулся. Рядом всё также сидела сестра и продолжала читать. Сергей собрал свои силы приподнял голову и произнёс: "Марина, вот ты молишься, а есть ли уверенность в том, что Бог тебя слышит?" Марина опешила. Она была довольно умная женщина и понимала, что на такие казалось бы очевидные вопросы простых ответов не существует. Да, в Писании сказано: "Чего не попросите у Отца во имя моё, будет дано вам". Но как тогда объяснить больному, что, не смотря на её горячие молитвы, он продолжает болеть и, похоже, уже и не выздоровеет?!

  - Я думаю да, - с трудом выговорила сестра.
 
  - Тогда хорошо, - произнёс Сергей и вновь впал в забытие.

      Ночью Марина уснула за столом, а когда через час проснулась, не нашла больного на его обычном месте. Кровать была пуста. Тапочки возле кровати тоже исчезли. Она сильно перепугалась и выскочила в коридор. Сергей стоял возле окрашенной больничной стены. Тапочки на ногах были спутаны. Правая была на левой ноге, а левая на правой. "Неужели он сам смог сюда добраться?!", - промелькнуло в голове у сёстры, - Как же не во-время я уснула! Совсем не кстати!" Она подбежала к брату, пыталась довести его до палаты, а он лишь повторял "Никогда я больше из Дома своего не выйду. Никуда и больше из своего Дома не выйду". Ноги перестали его держать, и он медленно сполз по стене на пол.

       Марина бросилась к дежурному за помощью. Но тот ничем больному помочь уже не мог. Помог ему другой, тот старичок из детства. Он нисколько за это время не изменился, лишь борода стала белее и отдавала светло-огненным оттенком. Он подал Сергею руку, тот схватил её и приподнялся.

  - Пойдёшь за мной?

  - Куда?

  - Домой, конечно. Пора.

        Сергей увидел себя не в коридоре, не в больнице,а на том самом месте за Церквью, среди высоких деревьев, где много лет назад он уже встречал диковинного старичка. Силы вернулись к нему, он мог самостоятельно ходить, а, главное, никакой боли больше не чувствовал. Всё было как раньше, но во много раз лучше.

 - Туда?, - показал больной в сторону сияющего светло-голубого здания.

  - Нет, теперь уже не туда. Нас ждёт другая долгая дорога.

        Старик указал на озаренную ярким светом и уходящую высоко в Небо лестницу.

 - Пойдём, пора. Задержались мы тут!

  - А могу я Туда идти?

  -  Почему нет?! Сестра же твоя просила об этом!


Рецензии
Реальность невидимого мира, сила молитвы, милосердие Владыки очень хорошо показаны в рассказе.
И мораль, кажется, понятна - полнота истины в том, чтобы предаваться не одной мирской жизни, а всерьёз относиться и к движениям в духовной жизни.
Тогда, наверное, вечностью наполняется время земной жизни.
Жизнь с заботой о близких и так достойна милости, но только с молитвой и Таинствами она становится совершенной.
Вера и надежда не посрамляет.
Много светлого и полезного в Вашем рассказе, Автор!

Борис Силуанов   03.04.2020 14:31     Заявить о нарушении