Последнее моё чёрное дело в Гиганте. Продолжение 3

(Преддипломная пора)

Летом 1961-го года после окончания 5-го курса мы должны были пройти месячную преддипломную практику. Сима и Лёшка Дурнев (староста группы) поехали в Ленинград, Сима был направлен в лабораторию динамики роторов ЦКТИ им. Ползунова. Белые ночи в одном из красивейших городов мира. Шатались по Невскому, Васильевскому острову, Петроградской стороне до одурения.

Симу определили в общагу ЛПИ. В комнате оказался единственный старожил, студент третьекурсник ЛПИ, Алексей. Был он роста где-то под 185, кудрявый жгучий брюнет, красавец писаный. Поначалу сосуществование было весьма молчаливым.  «Фраер спесивый, - думал Сима. – Много об себе корчит. Буду в упор не замечать!» Как выяснилось потом, у Алексея было точно такое же умонастроение насчёт Симы. Потом подружились, делали вечерний обход пивных точек на Невском. Что характерно было для тех времён – во всех городах Союза пивной ассортимент разнообразием не отличался – жигулёвское и все дела. Кроме Питера. Здесь и «Двойное золотое», и «Сенатор», и чёрт знает что! Ходили, познавали… Одно не очень: всё внимание всяческих девчонок  всюду уделялось исключительно Алексею, Сима – как бы малозаметная тень. ;

Практике уделялось весьма скромное внимание. Сима появлялся в научно-исследовательской лаборатории пару раз в неделю, занимал девушек-эмэнэсов часок-другой всяческим трёпом и исчезал на предмет дальнейшего изучения колыбели революции. С провиантом в Питере дело обстояло  сравнительно благополучно. В буфете ленинградского политеха были и сардельки, и сметана, о чём с гордостью писал Сима однокашникам в Харьков, где ничего мясного и колбасного уже в помине не было. Наступали дефицитные времена. Хрущ строил коммунизм.

В одиннадцатом (и последнем) преддипломном семестре занятий не полагалось, всё учебное время предусматривалось для «писания диплома». Понятно, что это была пора всяческого нескучного времяпрепровождения. В нашей комнате практически круглые сутки околачивались приятели и приятельницы, стоял нескончаемый трёп, иногда импровизировались выпивки с весьма сомнительным закусыванием (типа упомянутых выше липких конфет-подушечек  «для девушек»).

Эпизод из преддипломных будней. Сима лежит на своей застеленной кровати, что стоит за шкафом, загораживающим входную дверь, с книгой Ремарка. Лёха Дурнев за столом крутит механический калькулятор «Феликс» (кто мог тогда помыслить о всяческих ноутбуках!), вычисляя очередной шаг итерации численного интегрирования системы дифференциальных уравнений.  За тем же столом сидят в обнимку Боб Старков, могучий детина-лось, и Лапочка. Время от времени сладко целуются. Сима с явным восхищением этот процесс наблюдает.
- Ну,  чего смотришь? – спрашивает Боб.
- А чё,  низя?

Лапочка – прелесть что за девочка, весёлое, солнечное дитё человеческое. Она давняя любовница Лёньки Литвина. Правда, Лёнька всегда говорил, что у него с Лапочкой любовь платоническая. На что Юрка Савицкий (чью кровать в нашей комнате порой использовал Литвин) гневно реагировал: «Ничего себе платоническая, у меня сетка на кровати до пола провисла!»  Как то были обычные танцы в расширителе. Лёньки в тот вечер не было. Сима танцевал с Лапочкой, потом долго целовались у двери её комнаты. Был как бы молчаливый уговор о взаимной «динаме», безгрешной радости общения. На другой день Лёнька говорит Симе: «Ты ведь вчера ночью несколько часов простоял с Лапочкой?» Сима делает «большие глаза»: «Ты что? Такого быть не могло!»

Наступают дни защиты дипломов. У Симы наконец завершается процесс синхронизации включённых на параллельную работу синхронных генераторов в результате численного интегрирования уравнений Парка-Горева. Всё время были «провороты», у Симы уже образовались мозоли от рычажков «Феликса». Шли недели, а толку не было. Наконец, Симе пришла в голову мысль «создать тенденцию». Этому сомнительному приёмчику его научил ранее руководитель курсового проекта по ТММ, когда Сима выполнял экспериментальный расчёт по методу, предложенному  профессором Эпштейном.

Мэлис «писал» диплом в Москве, в МВТУ им. Баумана. Приехал за день перед защитой. Он всегда отличался крайней беспечностью. И тут – завтра защита, а у него ни одного плаката и не готов текст! Сима предложил устроить аврал. Эскизы к плакатам были розданы нескольким, уже защитившимся товарищам, комната превратилась в чертёжку, работа закипела! Даже Лапочке нашли дело – упорядочить и переплести довольно халтурно написанный текст дипломной работы. Где-то часа в два ночи Сима говорит Литвину: «Михаил, народ валится с ног, спит на ходу. Надо взлохматить ситуацию!» Лёнька исчезает и через некоторое время появляется с двумя бутылками «Московской», купленными  втридорога (по 10 рублей бутылка) у ночного таксиста.

Примечание. На снимке слева направо: Ларка-трактористка (т.е. студентка факультета тракторостроения), Толик Найда (Доктор, Лохматый), Фрида (по прозвищу (вполне заслуженному) Динамистка), Сима, Гешка Бондарь (по прозвищу Конспекткин: он звёзд с неба не хватал, но не пропускал занятий и писал аккуратным почерком конспекты, которые весьма ценились нашими разгильдяями).


Рецензии
Насыщенно, Виталий.
С такой теплотой Вы вспоминаете то время.
Рассмешило прозвище Фриды.
С улыбкой,

Геннадий Стальнич   22.05.2020 07:01     Заявить о нарушении
"Крутить динаму" в те времена было коронным приёмом захомутывать сексуально озабоченных выпускников вузов. Теперь (насколько я могу знать :) )времена круто изменились. По моему мнению - в лучшую сторону.
:)

С улыбкой

Виталий Симоновский   22.05.2020 07:38   Заявить о нарушении
На это произведение написано 11 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.