Моя зеленая мама

- Доброе утро, сынок – услышал я голос мамы сквозь сон.
По утрам мама всегда пахла мамой. Перед тем, как разбудить меня и поцеловать, мама всегда протирала руки и лицо спиртом. Я люблю этот запах. Я бы испугался, если б однажды проснулся без него.
- С Днем Рождения! – сказала мама.
Мне сегодня семь лет. Вы знаете, что это значит? Это значит, что сегодня мы, несмотря на все запреты, пойдем в кафе. Мы с мамой вместе будем сидеть среди других людей и пить шоколадный коктейль, как будто нет больше красных, желтых и зеленых. Как будто мы все давно стали зелеными и можем делать, что захотим.

Мама осмотрела меня, нет ли сыпи. Мама делала это каждый день. И если когда-нибудь сыпь появится, меня увезут в больницу. А потом пятьдесят на пятьдесят.

Вот-вот позвонит папа. Надо успеть одеться и умыться, чтобы мама не взяла телефон первой. Иначе я половину своего Дня Рождения буду слушать их споры. Ведь папе надо стать взрослее, надо научиться принимать решения. Папа просто сбежал от проблемы  - так говорит мама, когда злится на него.

Я почистил зубы, выключил воду и услышал мамин голос из комнаты:
- Да ты же желтый, Джим, ты знаешь, что делать!  Оближи дверные ручки, оближи монеты, ты же ничем не рискуешь! Просто стань зеленым и возвращайся! Ты нужен здесь, ты нужен сыну!
- Милая, я делаю то, что должен – отвечал папа. - Желтому не следует общаться с красным. Но мы можем общаться и так! Прости, так будет лучше для нас всех.
- Будь взрослее, Джим! – кричала мама – Не будет так лучше для всех. Ты должен понимать, что важно, а что нет. А важно то, чтобы сын рос с отцом. И для этого стоит рискнуть, Джим. Просто сделай это!

Папа уже год не приходил к нам – с тех пор, как выдали жилеты. Мы общались только с экрана телефона, иногда телевизора. Так советуют врачи: это лучшее решение для нас всех.

- Пап! – закричал я, забежав в комнату.
- Сынок! С Днем Рождения! Потерпи еще немного. Когда-нибудь я к вам приеду. Может, следующий День Рождения отпразднуем вместе?

Мама не дала нам поговорить. Она выключила телефон и сказала одеваться. Сегодня нас ждет праздничный  завтрак в кафе. Я долго-долго ждал этого дня.

Я надел брюки, кофту, куртку, и встал в прихожей перед ярким красным жилетом.
- Ненавижу эту штуку!
- Милый, но ты должен это надеть. Нельзя без него выходить. Будь взрослее, сынок.
- Я взрослый, мам. Но можно мне хотя бы сегодня выйти без этого? Всего один день в году? Ну что случится?
- Милый, ты должен понимать, что это важно. Иногда нужно жертвовать чем-то ради того, что действительно важно.

Я надел свой красный жилет, а мама – свой зеленый. Может, когда-нибудь и у меня будет такой. Зеленые могут делать все, что вздумается. Они уже переболели, и больше не могут ни заразиться, ни заразить других. Желтые, как папа, могут заболеть, но это неопасно. Скорее всего, они просто полежат две недели дома с температурой, а потом получат зеленый жилет.

Но желтым нельзя приближаться к красным. Красным, таким как я, болеть нельзя. Ведь у нас пятьдесят на пятьдесят. Мы тоже можем поправиться и стать зелеными, а можем умереть. И я еще не видел ни одного другого красного ребенка. Обычно красные старые, но у меня есть ген. Из-за гена мне единственному в садике выдали красный жилет.

- Просто подожди, милый – сказала мама. – Ты видишь, желтых на улице становится все меньше и меньше, а зеленых все больше и больше. Всего через десять лет желтых не станет, и тогда мы все снимем жилеты. Больше не будет ни красных, ни желтых, ни зеленых. Это будет уже без разницы! И ты сможешь играть с другими ребятами, ходить в школу. А пока просто потерпи. Будь взрослее, сынок.

Мы вышли из квартиры, мама вызвала лифт. Лифт прозвенел, открылись двери. Внутри была желтая пара, живущая этажом выше. Увидев меня, они быстро нажали кнопку, двери закрылись, и лифт поехал дальше вниз. Мама снова нажала на кнопку, и нам пришлось ждать, когда лифт вернется пустым.

Когда мы подошли к кафе, мама оставила меня снаружи и зашла одна. Ее встретила желтая официантка, мама поговорила с ней, и только затем позвала меня.

Другая официантка, зеленая, проводила нас за дальний столик, протерла его спиртом. Мама отправилась к кассе, чтобы взять меню из красной стопки. Эти меню ничем не отличались от желтых, но пахли так, как пахло все вокруг меня, включая маму. И их не разносили официантки – за таким меню мама должна была идти сама.

В конце зала была игровая площадка. Дети лазали по веревочным сеткам, катались с горки – как бы я хотел быть там! Часть детей были желтыми, часть зелеными, но, конечно, ни одного красного.

У стойки один зеленый мужчина заговорил с мамой, он улыбался и старался быть приятным. Может, он папа одного из детей на площадке, у которого нет мамы. Моя зеленая мама была явно рада его вниманию. Но после короткой беседы она показала на меня рукой, и мужчина ушел.

Красный ребенок – большая проблема. Даже зеленые не хотят с этим связываться. Что уж говорить о моем желтом папе.

Выпив по молочному коктейлю, мы с мамой пошли в парк. У качелей было пять детей – три зеленых и два желтых. Увидев меня, они быстро разошлись.

Зеленые могли бы поиграть со мной. Врачи вовсе не запрещают им это. Мне врачи так и говорят: не расстраивайся, в городе много зеленых детей, они могут с тобой общаться, это безопасно. Но на деле выходит, что зеленым приходится выбирать: либо они играют с желтыми, либо с красными. Нельзя играть с желтыми и красными одновременно.

Я сел на пустующие качели и просто сидел. Качаться одному не так уж интересно. Вот если бы тут был хоть кто-то еще!

Под сиденьем качели я нащупал прилепленную жвачку. Она была еще мягкая: совсем свежая. Мама сидела на скамейке, глядя в свой телефон. Пока мама не видит, я отодрал жвачку и засунул ее в карман. Может, на сей раз мне повезёт.

- Помой руки – сказала мама, когда мы пришли домой.

Я зашел в ванную, включил воду. Я давно научился простому трюку: я взял зубную щетку, и водил ей под струей воды, чтобы звук был таким, будто я мою руки. На самом деле я не мыл руки уже больше месяца. Ведь я должен понимать, что важно, а что нет. И должен идти на жертвы ради того, что действительно важно. Так поступают взрослые.

- Доброе утро, сынок – услышал я голос мамы сквозь сон. Мама опять пахла мамой.

Она поцеловала меня, подняла одеяло, и ее лицо изменилось. Она больше не улыбалась, как раньше. Она казалась испуганной. Я поднялся в кровати и увидел сыпь по всему телу.

- Вон она! Сыпь! Наконец-то! – закричал я.
- Милый, это плохо, это очень плохо – с ужасом сказала моя зеленая мама.
- Да нет же, мам! Пятьдесят на пятьдесят! – закричал я, прыгая на кровати.

Может, меня не станет, и ничто больше не помешает моей зеленой маме быть с моим желтым папой. А может, я стану зеленым, и мы будем счастливы все трое. Быть взрослым - значит принимать такие решения.

---------------------------------------

Cпасибо за интерес к моему творчеству!

Пожалуйста, найдите минутку оставить рецензию или прокомментируйте в фейсбуке:
https://www.facebook.com/bondarev.lv/posts/2724815137646769


Рецензии
Какой удивительный рассказ. А что значит красные, зелёные и жёлтые люди?

Арсений Свиркин   12.07.2020 21:09     Заявить о нарушении
Мне казалось, все понятно :) Это вариант борьбы с эпидемией. Выделили группы риска, раздали им красные жилеты. Зеленые жилеты выдали уже переболевшим. У остальных желтые жилеты.

И карантинные ограничения ввели согласно цветам жилетов. Зеленым можно вообще все: они и сами не заболеют, и других не заразят. Для желтых ограничения минимальны: они, конечно, могут заболеть, но скорее всего выживут и получат зеленые жилеты. А вот красных максимально изолировали от желтых: ведь любой желтый может быть заражен, не зная об этом. А у красного велик риск смерти от этой инфекции.

Бондарев Александр   12.07.2020 21:22   Заявить о нарушении
А, вам 10 лет. Тогда поясню подробнее :) Мы сейчас столкнулись с пандемией коронавируса. Этот вирус смертельно опасен для некоторых людей (я в числе таких людей - для меня болезнь реально опасна). Но для большинства людей вирус никакой угрозы не несет. Но ради спасения этих некоторых (меня в том числе) нам всем приходится меньше общаться, прекратить ходить в рестораны и кино. Ведь любой человек может быть заразен, не зная об этом. А в кино может быть человек, для которого этот вирус смертельно опасен (например, я).

В рассказе я предложил свой вариант решения проблемы. Выделить людей, для которых вирус опасен, красными жилетами, чтобы все это видели и знали. Людям, которые уже переболели, раздать зеленые жилеты, чтобы все знали, что с таким человеком можно хоть обниматься: он точно не заразит, и сам не заразится. Ну а остальным раздать желтые.

Постепенно желтые станут зелеными, а красные будут защищены.

Это должно сработать. Но в рассказе я рассмотрел ребенка, которому достался красный жилет. Это настолько испортило ему жизнь, что он захотел переболеть, даже зная, что для него это опасно.

Бондарев Александр   12.07.2020 21:31   Заявить о нарушении
На это произведение написано 123 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.