Это был зачётный сом

      Затевахин считал себя рыбаком. Рыбу ловить умел, арсенал средств ловли в наличии. Но особой тяги к этому занятию не имел, потому к любителям не относился и, естественно, на профессионала не тянул. Рыбачил, если холодильник пуст и жена за рыбой посылала. Ловил сетью. Была у него одностенная сеть, простая, удобная, метров  пятнадцать длиной. Конечно, лицензию на отлов не брал. Да, собственно говоря, в их краях  эту бумажку никто и не требовал. Рыбачил Иван, как правило, один. Удобно, не накладно, а учитывая, что Затевахин не употреблял спиртного, для здоровья полезно. Маринка такую позицию мужа разделяла. Она рада, что её благоверный с мужиками на озеро не ходит. Те как пойдут за рыбой, так ни рыбы, ни мужиков. Да ещё несколько дней потом дым в посёлке коромыслом - всё выход на «тихую охоту» отмечают.
      Но однажды партнёр для рыбалки Ивану всё же нашёлся.
      Через два двора чуть ниже к реке жил старик, звали его Пантелеичем. Рыбак заядлый и мастер ловли великий. Сеть презирал, ловил только на удочку. Причём на одну. Рыбаки посмеивались, дескать, что там на одну клюнет, ты штук пять разверни, тогда толк будет. Но нет, Пантелеевич обходился одним удилищем и  рыбу домой приносил по весу солидную. Помогал старику внук. Жил недалече и приезжал к деду регулярно. Но вот на озёрах самый жор, а внучка нет. Пантелеич к одному пошаркал, к другому - не хотят с ним мужики идти. Толк от старика, какой: не курит, не пьёт, да и ездит на дальние ставки.
      И тогда он к Ивану.
      - Поедем Ваня на рыбалку. Свои места покажу, рыбу научу брать зачётную.
      Ваня пошёл было в отказ, но Маринка, поддержала деда.
      - Ванечка, холодильник пуст. А рыбки хочется. Я бы колет накрутила, и поджарила рыбки, ушицу сварганить могу, а?
      Что делать? И Иван последний аргумент включает.
      - Пантелеич, ты же знаешь, я больше по сетям специалист, удилища не готовы.
      - Это не беда. У меня запас есть, и приваду, наживку всё возьму. Только, чур, на два дня едем.
      Ваня на Марину посмотрел, мол, спаси, жена, за два дня я сильно по тебе скучать буду. Но Марина на своём.
      - Вот и хорошо: свежий воздух, заодно веников навяжешь, может,  грибы посмотришь.
      Делать нечего. Надо готовиться. Хотя какой там веник, веники в июле вяжут, и грибов нет.
      Поутру за ним заехали. За рулём Жигуля дедов приятель, Сергей Сергеич, сам Пантелеич на переднем сидении сидит. Погрузились и в путь. Ехали километров шестьдесят - всё по лесными дорожкам да просёлкам. Сергеич дорогу знал, не впервые деда подвозил.
      Приехали.
      Озеро красоты необычайной. Вода прозрачна, бережок девственно чист, не вытоптан, явно нога человека давненько здесь не ступала. На берегу дощатый домик, напротив него у берега лодка. Хорошая лодка, человека три спокойно возьмёт.
      Иван было сразу за удочку. Но Пантелеич притормозил
      - Не спеши, друг мой, подготовиться надо. Давай-ка ты вещички в дом снеси, дровишек подготовь, а я снастями и прикормкой займусь.
      Пока Затевахин дедовы задачи выполнял, тот сидел на берегу и обозревал водную гладь. Затем не спеша подошёл к вёдрам, сумкам и принялся колдовать. Ваня присел рядышком и внимательно наблюдал, что же такое хитрое делает дед, чего он не знает. Вроде ничего: смешивает, перетирает, трясёт, из ёмкости в ёмкость пересыпает. Нюхает! А нюхать есть что, аромат разносится - мама не горюй, сам бы съел.
      Ваня сглотнул слюну, а тут и дед к нему.
      - Что сидим? Время обеденное. Давай, готовь, что там жена в сумку положила и мою снедь возьми. Найдёшь, в сумке она. И сторожку внутри посмотри, щели надо бы закрыть, комары здесь звери.
      В четыре часа пообедали.
      - Ну что, Ванюшка, соснём, а вечерком посидим на берегу.
      Пока Иван устраивал лежбища, Пантелеич прикармливал места лова. Делал это обстоятельно, не спеша. Сначала наметил точки, и делал это на глаз. На глаз по дальности. А по направлению, веточки на бережку расставил, одна веточка мушка, друга прорезь. Отойдёт прищуриться. Что-то не понравилось, подправит веточку и дальше пошёл. И таких «винтовок» поставил четыре штуки. Накатал два десятка прикормочных шаров. Шары чуть больше теннисных. И давай их метать. Вроде как боец гранаты. Но как хороший боец, гранаты его падали, как ракетчики говорят: «ровно в колышек».
      Внимательно  посмотрел на любопытствующего Затевахина.
      - Иван. Отбой!
      Заснул Ваня мгновенно. Вот что значит мать-природа. Как на левый бочёк лёг, так на левом боку и проснулся - Пантелеич толкнул.
      - Ваня, давай на бережок.
      Сидели часа полтора. Ничего выдающегося не поймали, так, карасей штук пяток и два карпа. А кучу плотвичек выбросили, дед так распорядился.
      Темнело довольно быстро и вражья сила – комары, в эту темень пошла в атаку. Причём Пантелеича не трогали, или кровь у него старая, или он у них за своего. А вот Затевахину досталось. И прыгал, и руками махал, и матерился – ничего не помогало.
      - Иван тикай в избушку, печь растопи, они и отстанут.
      Ваня бегом в домик и на щеколду заперся. Но комары и там нещадно кусали. Кое-как растопил печь, вроде насекомые поутихли. А тут и дед.
      - Что Ванёк, поспим? Подъём в шесть. Да не переживай, утро будет тихим, комары уйдут.
      Дед на боковую. Ваня прилёг на топчан. И комары притихли. Затевахин закрыл глаза. Подумалось, комары действительно звери, но природа какова, озеро…
      И тут раздался грохот.
      Иван подскочил на топчане. Нет, домик стоит, и ничего не происходит.
      Вновь грохот.
      Боже! Это Пантелеич храпит!
      Храпел старина знатно. Причём в любых тонах - и залихватским свистом, и подхрюкиванием, и раскатом грома. Что только Иван не делал: в унисон храпу свистел, мяукал, стучал ботинком по полу – ничего не помогает. Трижды будил деда, а тот почмокает губами и вновь храпит. И это продолжалось до половины шестого утра. Только Иван прикорнул, а тут дед подъём объявляет.
      - Вставай, Ванюшка, уже шесть часов, первый клёв проспим.
      И словно в насмешку спрашивает.
      - Я не храпел, случаем?
      Сам себе отвечает.
      - Ну и хорошо, а то я иногда похрапываю по ночам.
      У Вани сил на то чтобы сказать Пантелеичу в эту минуту всё, что он о нём думает, просто не было.
      В шесть развернули снасти, и уже к семи дед вытащил карпа килограмм на десять. У Ивана тишина. Дед ещё одного потянул, у Затевахина по-прежнему тишина. Он подумал: «Да и чёрт с ней, этой рыбалкой», и заснул. И сниться Ване дом, Маринка, тарелка борща на столе, сметана и…
      Очнулся Затевахин в воде, в руке удилище. Не бросил, крепко держал. Вдруг рывок, ещё один. Удилище плавно пошло к середине озера и он за ним. Сначала ногами упирался, потом дно исчезло. Так они и плыли, удилище, почти скрывшееся под водой впереди, и Иван позади него. Дед по берегу бегает, что-то кричит, Иван не разберёт. Впереди показался берег и Ваня нащупал дно. Рывки прекратились.
Слышит, позади уключины скрипят. Обернулся, а это Пантелеич что было сил, к нему гребёт. Гребёт и кричит: «Брось удочку к энтакой матери!» И только сейчас Иван понял, на крючке удилища сидит рыба, да такая крупная и сильная что его на противоположный берег озера вытащила.
      Ну, уж нет! Акулы здесь не водятся, кит тоже, а с этой громадиной как-нибудь вдвоём они сдюжат. И они справились, и ещё чья-то сеть помогла. Запуталась в старой сети рыбина. Это был сом, огромный сомина! Поднять в лодку его не смогли, а вот на берег вытащили. И взвесить тоже не получилось, не было весов для такого крупняка.
      Но Пантелеич авторитетно заявил.
      - Килограмм на сотню потянет. Знал я этого бродягу, вон на губе мой серьга висит. Снасти мне все порвал.
      И действительно, на толстой губе сома висел крючок, да не один, аж три.
      - И какой твой, дедуля?
      - Да тот, что слева, самодельный тройник.
      И только сейчас Ваня понял, он поймал зачётную рыбину. И не просто зачётную - рыбу-гиганта, вряд ли кто в их посёлке ловил полутораметрового, стокилограммового сома. Красавца бурого, с оттенками коричневато-зелёного цвета и белым брюхом. Сердце рыбака от этой удачи нервно застучало, пот залил лицо, а ноги ослабли.
      Сел Ваня прямо в грязь.
      - Пантелеич, а Пентелеич, меня Маринка домой теперь не пустит.
      Дед удивлённо на него посмотрел.
      - Это почему же?
      Ваня расхохотался.
      - У нас холодильников дома столько нет!!!
      …
      Утром следующего дня, к дому Затевахиных народ валил как в советские времена к Мавзолею.
      Мужики чесали затылки, мол, и их Пентелеич с собой звал, да не пошли, не компанейской он мужик. А вишь, как вышло… Бабы Маринке наперебой рецепты давали: «Шашлык из сома хорош… А в кляре, сом в кляре, это же сказка… Из головы уха будет. И картошечка, картошечка, да с жареным сомом… Пацанята спорили, есть ли у этой рыбины зубы и как она дяде Ване руку не откусила. Но самые сведущие, что постарше, смеялись: «Нет у сома зубов!»
      Маринка на лавочке у забора сидела и улыбалась.
      Вышел из дому Иван.
      - Всё народ, расходись. Марине работать надо, а мы с Пантелеичем отдыхать идём - завтра утречком на рыбалку.
      Про рыбалку это он так, для виду, пошутил он - не поедет больше с дедом на озеро, уж больно громко тот храпит. А впрочем, зря он так. Почему бы и не поехать, можно ватку с собой взять, на ночь в уши затолкать. А что комары, так тоже решить вопрос просто: пшикалку от комаров с собой и всё.
      Иван повеселел, замурлыкал весёлый мотивчик и в дом, надо помочь Маринке разделывать рыбу.


      Рисунок из интернета
.


Рецензии
Отличный рассказ, Александр. Спасибо)

Анатолий Шинкин   02.06.2020 11:21     Заявить о нарушении
Спасибо за прочтение! Удачи Вам в творчестве.

Александр Махнев Москвич   02.06.2020 13:43   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.