Ностальгия...

                На холестерин меня подсадил Хрущев. Уверен, что Никита Сергеевич - мастер  репрессий, подарков целых географических регионов, гопака и выпивания спиртного  на Сталинских застольях, став руководителем страны, и слухом не слыхивал не только обо мне или Сокирянах, но и всей нашей, правителями и Б-гом забытой,  Черновицкой области.

                Помню, как по радиоточке передавали празднование его дня рождения. Поражали даже не сами подарки, а то, как их торжественно объявляли . Озвучивали , сразу же, после громкого объявления фамилии очередного приглашенного на торжество.

                - В зал входит Член Президиума ЦК, Министр иностранных дел Анастас Микоян. Он обнимает дорогого именинника и дарит ему...

                Каждый, из огромного множества холодильников Саратов, Днепр, ЗИЛ , автомобилей - Запорожец, Газ, Москвич, дач и домов на берегах Черного, Балтийского, Каспийского и даже Японского морей, ознаменовывался бурными аплодисментами присутствовавших и звуками смачных мужских поцелуев.

                Поздравляли Никиту, как помнится, не только Микоян, Брежнев и другие члены Президиума ЦК КПСС, но и руководители  союзных республик , отдельных передовых  областей, предприятий и колхозов. Не обошлось, конечно, и без знатных ткачих с машинистами автоматизированного доения.

                Несмотря на то, что Верховный Правитель очень мало, что слышал о Сокирянах, строгие указы Никиты исправно достигали нашего небольшого, но очень дорогого уголка Вселенной. Он был зажат в треугольнике, между густым лесом , Молдавской Окницей и Шипотом - чудесным местом, с бьющими из скал хрустальными родниками, шумом ручьев и бездной свежего воздуха, насыщенного ароматом разнотравья, блеяньем овечек в отарах и особой космической энергией жизни, пронизавшей здесь каждый атом.

                Дабы сподвигнуть к выполнению грандиозных планов по сельскому хозяйству мою бабушку Риву - контролера кинотеатра, папу - учителя русской школы, маму - бухгалтера на пивзаводе и, наконец, Розу, шившую, порой, платья для Сокирянских модниц, Хрущ постановил начисто отобрать весь крупный рогатый скот.

                Одним ненастным утром, к нам пришёл незнакомый милиционер с наганом и увёл единственную корову с телёнком. Корова давала много молока, а телёнок был моим другом. Хорошо, что не знал я тогда, куда их повели. Ведь наш Сокирянский район, как и многие другие, не выполнил  грандиозных планов по сдаче мяса.

                Плача , я бежал и бежал  за дорогими моему сердцу животинами. Бежал аж до самой церкви. Там, у милиционера не выдержали нервы и он, потрясая наганом, громко произнес в нашу сторону много неприличных и обидных слов. Мы, с запыхавшейся бабушкой, сразу отстали.

                Затем, папе пришлось спилить во дворе почти все плодовые деревья. За количество свыше двух единиц на приусадебном участке , следовало заплатить налог, равнявшийся годовой зарплате учителя.

                Из дома, в одночасье, исчезли молоко, масло, сметана и фрукты с ягодами. Как ни странно, не успела созреть и кукуруза, на которую так рассчитывал Хрущ, подглядевший секрет зернового изобилия у американцев. В Сокирянах пропал белый хлеб. Правда, в этом обвиняли жадных спекулянтов.

                В киножурналах, которые запускали у нас  перед каждым фильмом , показывали как некоторые нехорошие и несознательные граждане бросают огромным свиньям десятки буханок хлеба. Свинюшки тоже сознательностью не отличались. Радостно подхрюкивая , они пожирали наш хлеб и вызывали у всех справедливый гнев и жажду мести. Строгие милиционеры арестовывали несознательных граждан  и грузили их в воронок. Так им и надо.

                Нам оставалось есть только яйца. Раз в неделю, по четвергам, на пятницу и субботу готовилась курица. В остальные дни , пожалуйте, яйца и картошечка.

                - Не так уж все плохо. - Говорили мои близкие, с трудом пережившие гетто и голод сорок шестого и сорок седьмого годов. 

                По утрам я заглядывал к Ткачукам, молодым врачам, жившим на квартире у  Зайцева. Мама Вовы часто угощала меня самодельным мороженым собственного приготовления. Ну и вкуснятина, скажу я Вам. Больше нигде такой не пробовал.

                Затем, я заскакивал к Шуре Стоборовой. Заглядывал по ее специальной, персональной просьбе. Ее внучка Валя была довольно анемичной и никак не хотела выпивать с утра по одному сырому яйцу. Требовалось, даже, выпить не все, а только желток. Ей это врачи советовали настоятельно.

                - Смотри Валя! Видишь, как Милик выпивает сырые яйца!,- Чтоб было вкуснее, Шура подсыпала мне немного соли и ласково гладила по голове

                Конечно, чувствовал я себя , при этом, настоящим мужчиной. Правда, порой, приходилось выпивать и по два-три яйца кряду, пока Валя, морщась от тошноты, с трудом одолевала только одно . А Шура, в награду, наливала мне с собой в банку ещё несколько белков.

                - Это тебе на оладушки,- добавляла она, улыбаясь. Однако Мама моя совсем от этого не радовалась

                - Что у нас белков не хватает? Даёт тебе как нищему. Баба Рива тоже, почему-то, ворчала

                Яиц у нас, действительно, было в достатке. После визита к Ткачукам и Шуре, я ещё приносил для поджаривания несколько штук из курятника. Потом, меня отправляли в детский садик, где на завтрак, помимо манной каши, давали что? Да , конечно! Все те же произведения плодовитых Сокирянских несушек.

                Периодически, у многих детсадовских возникал диатез. Медсестра в саду важно советовала есть белки без желтков и смазывала сыпь зеленкой. Когда начал ходить в школу,  из дому часто давали с собой бутерброд «мыт шмолц»( куриный жир, идиш).

                Причина раннего атеросклероза, повышенного давления и прочих особенностей , связанных с деревенским бытом того славного времени, очевидна. Особенности питания.

                Ничего тут уже  не попишешь. В Детство вернуться и все поменять, мы не в состоянии. Понятно, почему показатели Японии и Франции по числу диагнозов атеросклероза  в четыре с лишним раза меньше , чем на территории бывшего Союза.

                После коронарного шунтирования, проведённого в Торонто, мне настоятельно советовали не потреблять в пищу желтки. В Канаде это выполнять было просто. Там, в магазинах, полным полно чистого яичного белка, разлитого по картонным емкостям, в каких в России продают кефир.

                В Москве, все же, часто грешу и поджариваю обычную глазунью. Компенсирую холестериновый вброс обычной таблеткой, которая стоит дороже яичницы. Ностальгия...


Рецензии
Здорово перебросили во времени, спасибо!

Анка Хашин   19.04.2020 12:07     Заявить о нарушении
Большое спасибо, Аня!!!

Эмануил Бланк   19.04.2020 13:18   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.