Деревенская весна

       Нынче я уже в годах, так сказать, пенсионер со стажем. Дел у меня особых никаких нет, даже дачу вынужден был продать, сил на нее уже не хватало. Поэтому остается много времени на наблюдения, размышления и различные выводы.
       В последнее время даже из дома выхожу редко, за жизнью двора наблюдаю через окошко или с балкона. Особый интерес у меня вызывает детвора. Это мои любимцы, их много, и все они меня хорошо знают. Это разновозрастный народ от дошкольников до учеников пятых-шестых классов. Которые постарше, те уже со мной мало общаются, у них свои тайные дела, нам, взрослым, неведомые и непонятные.
       Жизнь нынче у ребятишек, надо сказать, незавидная. Ну что у нас есть во дворе? Есть качели, песочницы, горки, хоккейная площадка зимой, превращающаяся летом либо в футбольное поле, либо в баскетбольное. Все...Больше никаких "разносолов" нет. И что я вижу?  Детки поменьше возятся в песочнице, качаются на качелях, мальчишки постарше гоняют на площадке мячик или шайбу, девчонки прыгают в "классики" или сидят на скамеечках и не высовывают носа из айфонов. Есть еще во дворе учреждение с мудреным названием, даже его и выговаривать не хочется. Там дети занимаются в разных кружках, в основном в духе народного творчества: вышивание, кройка и шитье, приготовление пищи и прочее, и прочее. Другими словами, кроме мальчишек, никто из детей особенно и не движется, все их перемещения в пространстве занимают не более десяти - пятнадцати метров.
       Смотрю я на них, и вспоминаю, что в моем детстве все было не так. Времена были другие, да и жил я в селе. У нас, сельских пацанов и девчонок, игр было гораздо больше, и были они подвижные, азартные, требовали ловкости, быстроты, соображалки и так далее..
       Надо сказать, что наши игры тоже зависели от времени года. Зимой мы носились на коньках, лыжах, катались с горок на ледянках и других приспособлениях. У каждого были свои приспособы, как говорится, которые делались на ходу из подручных средств, которыми могли быть и кусок рогожи, и чурбак деревянный, и кусок доски, и просто лубки, и так далее.
       Когда же приходила весна, в царстве игр наступало самое богатое время. Весной мы играли в лапту, прятки, догонялки, Чику, Обстен, Чижик, Ножички, жмурки. 
       У девчонок были свои игры. Какие - я не знаю. В те времена мы как-то не особо общались вне школы, мальчишки жили своим кланом, девчонки своим. Совместные игры были редкими, и то только в лапту, или в ручейки, иногда в прятки.
       Детей было великое множество. Село большое, больше тысячи дворов, почти все семьи многодетные. Редко у кого трое, в основном пять-шесть детей, были и совсем большие семьи. У нас, например, было десять детей, а у соседей через три дома Савлёвых, детишек было пятнадцать человек. Так что детского населения хватало с лихвой.
       В играх наблюдалась некая сезонность. Как только уходил снег и земля хоть немного местами подсыхала, мы начинали играть в Обстен. Чаще всего играли на переменах между уроками, за углом школы, чтобы не видели учителя. Нас за эту игру ругали, потому что она была на деньги. Хотя, если честно сказать, какие это были деньги? - чаще всего пятнадцатикопеечные монеты сталинских денег, трехкопеечные и другие мелкие. Игроки ударяли монетой об стенку школы, денежка отскакивала и падала на землю. Следующий игрок ударял своей монетой об стенку и она тоже падала. Если игрок мог дотянуться от своей монетки до другой пальцами одной руки, монетка становилась его, не доставал, бросал монетку об стенку третий игрок и все повторялось...Если твою монетку кто-то сумел забрать, ты из игры выбывал и становился наблюдателем. Денег, естественно, ни у кого не было, поэтому игроков было мало, три - пять человек...После игры все игравшие забирали свои монетки в свои карманы, жульничества не было. Как я понимаю, название игры Обстен и произошло от того, что монетки стукали об стену...Смысл был в том, чтобы ловко стукнуть своей монеткой так, чтобы она легла недалеко от другой монеты и ты мог дотянуться пальцами от монеты к монете.
       Позже, когда земля подсыхала уже достаточно, и можно было по лугу бегать, не пачкая в грязи ног, начинали играть в Чику.  Выбиралась достаточной длины площадка, в одном конце проводили черту по земле и это место называлось кон. На кон стопкой, решками вверх, ставили монеты. Вырастал приличный столбик. Отходили метров на двенадцать-пятнадцать, проводили параллельную черту. От этой черты игроки бросали штуку, которая и называлась Чикой. Это была круглая плоская медная болванка диаметром пять-шесть сантиметров и толщиной около сантиметра. Бросали по очереди, стараясь попасть в столбик монет на кону. Каждый бросивший потом чертил черту, где упала Чика после его броска. Когда все игроки выполнили бросок, начиналось разбивание кона. Игрок, Чика которого легла ближе всего к кону, бил ей по стопке монет первым. Били, стараясь чтобы монетки перевернулись и легли орлом кверху. Если игрок ударил и на кону перевернулись две или три  монетки, он их забирал и продолжал бить. Если монетка оставалась решкой кверху, бил следующий и так до тех пор, пока все монетки не разбирались.
       Игра после этого повторялась, то есть, шел второй кон. Если же кто-то из бросавших попадал Чикой в столбик монет, все кричали: - Чика - и денежки забирал счастливчик. Мы, мелкие пацаны, после игры все деньги разбирали, каждый свою, а мальчишки постарше деньги не возвращали, оставляли себе.
Честно говоря, только-только кончилась война, еще многие мужики в селе ходили в военной одежде, но без погон, я до сих пор не знаю, где пацаны брали деньги. Тогда, когда я играл, этот вопрос меня не волновал почему-то.
       Когда же становилось совсем тепло, вечера уж были светлыми, земля окончательно просыхала, все переходили на лапту. Играли мы тряпичным мячиком, потому что резиновых не было. Летел такой мячик после удара недалеко и бегать приходилось очень быстро, чтобы в тебя не успели попасть мячиком кто-то из противников. Зато, помню, когда кому-то из мальчишек родня привезла из Горького круглый, черный каучуковый мячик (мы его называли гуттаперчевым почему-то) игра пошла гораздо интереснее: этот мячик от удара битой летел высоко и далеко, ловить его было не так-то просто. Зато и кидать его в бегущего соперника было несравненно ловчее, нежели тряпичный. Да и ударчик от него был несравненно сильнее, чем от тряпичного. Помню, Гришка Бадой, рослый мальчишка, так приловчился этим мячиком попадать меж лопатками, что получивший этот удар долго поеживался... Зато и все остальные норовили ему врезать посильнее, когда бегал он.
       Игры эти требовали времени, а мы, деревенский люд, были основательно загружены домашними делами. Тем не менее, все равно как-то находили время, собирались, играли. Не жульничали, драк практически не было. В основном все ребята были дружные.
       Потом окончательно приходило лето. Игры как-то уже немного надоедали, интерес к ним ослабевал, в пору вступали походы в рощу, на речку, на гору , на рыбалку, в ночное и так далее. День начинался рано, а заканчивался поздно, затемно. За день столько приходилось бегать, делать дел, везде успевать, что к вечеру ноги гудели. Вечером успевали выпить кружку парного молока и уже на автомате падали спать, практически всегда на сеновале.
       Вот и получается, что хотя мы скудно питались, времена были бедные, а Поволжье никогда не считалось особо богатым на еду, но двигались мы гораздо больше современных детишек, свежего воздуха и солнца у нас было неизмеримо больше, поэтому мы практически не болели, были крепкими, загорелыми и веселыми ребятами, умевшими и трудиться, и весело отдыхать.


Рецензии
А мы тоже играли в пристен и чику, только вместо денег использовали крышки от бутылок. Выпрашивали у продавцов газводы, потом били и превращали в лепешку, а потом ими и играли. У моего брата был целый мешок выигранных решек. А вот зимой играли в зоську. Почему-то только зимой. В валенках. Брали камень не очень большой, его клали внутрь кусочка овчины и завязывали узелком. И потом внутренним валенком колотили и подбрасывали вверх. Кто выше. Конечно, летом велосипед. Кто богатый. Мы - бедные. Только взрослый с тяжелой рамой. Каталась под рамку. Как обезъяна с гранатой. Сбоку висишь и под рамку рулишь.Кораблики делали на удочке и носились по лужам после дождя. А уж веревку крутили и в зеваки играли.
Не помню, чтобы ходила - бегала. Босиком. Летом помчалась за хлебом. А жара была лютая. Асфальт поплыл. И примчалась в танкетках. Дедушка отмачивал в масле подсолнечном (сами давили) и кусачками снимал по кусочку. Все равно подошвы сожгла и наступать не могла. Тогда дедуня сделал из ивы ступаки. Корзиночки с двойным дном. Ножка подвешенная была. Быстро зажило все. А потом на помойке нашел брезент и отстирал и сшил мне тапочки. Да. Детство. Но ведь счастливое.

Валентина Телухова   31.10.2020 13:29     Заявить о нарушении
ой, спасибо, все так, только у нас асфальта не было, мы и слова-то такого не знали, летом босиком, весной-осенью в лаптях, зимой в валенках...

Георгий Разумов   31.10.2020 14:34   Заявить о нарушении
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.