Испытание славой

               
Слава достается людям по-разному. Одни в космос летают, другие песни поют или пляшут. Третьи голые задницы показывают. Прошло сто тридцать лет, как Митя Кулдаров попал под лошадь. Про этот случай напечатали в газете. И радостный Митя бегал с газетой и всем показывал статью.
– Вот, вот, смотрите - про меня напечатали, теперь меня вся Россия знает!
Но это было время, когда на улицах городов можно было попасть только под лошадь. Другое дело сегодня. К Мите Кувалдину слава тоже пришла неожиданно. Обыкновенная история: работы в городке нет, а если есть, то платят мало. Некоторые мужики подались на заработки в Москву. И теперь у каждого под окном иномарка стоит. Мите завидно стало, что он хуже? Да и мать была не против.
– Езжай, Митя, все уже с машинами один ты безлошадный. Заработаешь на машину, а там, глядишь, и женишься.
А тут, кстати, в газете объявление: на стройку требуются ..., и зарплата аж сорок тысяч. Митя собрался и поехал. Только в Москву-то он приехал, а до стройки так и не добрался. Вышел из поезда на Казанском вокзале, захотел перекусить. Купил пирожков с мясом, пошел в сквер. Присел на скамейку, а тут два парня мимо шли. И тоже присели. Вежливые такие. Спросили еще:
– Мы не помешаем?
– Нет, нет, садитесь, – пригласил их Митя.
Парни пиво достали. И Мите бутылочку выделили. Добрые такие. Даже не спросили его ни о чем. Митя им спасибо сказал. Бутылочка кстати пришлась. Всухомятку пирожки-то не лезли. Вот только когда он всю бутылочку выпил, его почему-то сразу спать потянуло. Он тут же, на скамеечке, и уснул. Проснулся ночью от холода. Пошарил рядом с собой, а сумки нет. И карманы все пустые. И поплелся он обратно на вокзал. Хотел уехать домой, только вот ни документов, ни денег. Целый день ходил голодный. И тут его мужики загорелые и бородатые приметили. Пригласили к себе в компанию. Едой поделились и даже стопочку налили. А потом и в ночлежку привели. Вот так он стал москвичом. Правда, жил он на нелегальном положении. Как все его новые товарищи. Еду находил в мусорке, одежду там же, на выпивку приходилось просить протянув руку. Мужики, которые приняли его, показали территорию, за пределы которой соваться было нельзя. Сунешься, станешь копаться на чужой помойке, прибегут хозяева с клюшками. Наподдают, мало не покажется, если вовремя не сбежишь. Митя эти уроки выучил на практике. Досталось ему один раз. И сделал вывод: что ничьей земли на этом свете нет. Все давно поделили. Он приехал в Москву летом, тут скоро и осень, и зима. Но, слава богу, на мусорке можно всем обжиться. И приодеться по сезону. Всему он научился: и как от милиции прятаться, и от ханыг убегать. Приспособился к новой жизни, но тянуло его домой, и он приходил на Казанский вокзал и с тоской смотрел вслед уходящим поездам. Вся жизнь состояла из поисков еды и теплого места на ночлег.
В середине лета Митя отрастил жидкую рыжую бороденку, одежда у него замаслилась, лицо почернело и стал он свой среди своих. У него появились друганы. Ему теперь и никакого документа не надо. Свои узнавали его по внешнему виду. Да и милиция уже не останавливала. Однажды он шел, как обычно, по улице в поисках добычи. На другой стороне улицы увидел своего друга, который махал ему, показывая знаками, что у него есть выпивка. Митя, забыв про все, вместо того, чтобы идти по переходу, перемахнул через ограждения и рванулся наперерез машинам - так велико было его желание выпить. А в это же время по своим делам на крутой машине спешил министр. Так пути их и пересеклись. Машина министра успела вовремя затормозить. Но Митя всё-таки с ней столкнулся: перелетел через капот на другую сторону, приземлившись на асфальт. Он тут же вскочил, испугавшись, что ему сейчас попадет от крутых людей, побежал дальше через все восемь полос, чудом уворачиваясь от всех встречных машин. Водителям только оставалось посылать ему вслед матюги. Министр, с удивлением наблюдавший за этим стремительным бегством, тоже матюгнулся и приказал шоферу ехать дальше.
 Добежав до цели, Митя почувствовал, что хромает. Но у друга из кармана торчали две заветные бутылки. Не обращая внимания на боль, прихрамывая, он целеустремленно поковылял за ним в сквер.
Конечно, на этом история бы и закончилась, если бы не один нюанс – момент столкновения министра и бомжа совершенно случайно снял на камеру молодой активист, член каких-то «Ведерок»: то ли голубых, то ли фиолетовых. Уже дома, отсматривая снятое, он разглядел номер машины и чуть не подпрыгнул от радости:
– Машина-то министерская!
Активист лихорадочно стал думать кому бы видео повыгоднее толкнуть.
Набрал номер знакомых журналистов. Лишь он только заикнулся про машину министра, на том конце провода сразу возбудились:
– Стой на месте, никому не звони, мы за ценой не постоим!
Через двадцать минут съемочная группа была на месте происшествия. Торг состоялся. Осталось найти героя. А сам герой еще не догадывался, что он герой: отдыхал под кустом в скверике. Рядом валялись две пустые бутылки. А чего не лежать? Лето, тепло, солнышко пригревает.
Тем временем, опытные корреспонденты провели расследование, взяли интервью у группы загорелых обросших людей. Но те сказали, что не видели этого инцидента и вообще это не их человек. А вот продавец шаурмы радостно доложил, что видел, как бежал гражданин через улицу и как его сшибла машина. И даже показал, куда побежал потерпевший. Корреспонденты направились в указанном направлении. В нескольких шагах от белой церквушки под большим зелёным кустом безмятежно спал неопрятный человек. Когда они  потрясли его за плечо, он резко вскочил, а увидев склонившихся над ним людей, бросился в бега. Но шустрый оператор не дал ему уйти. Цепко схватив его за рукав, он спросил:
– Мужик, это не ты вчера под машину попал?
Тут Митя еще больше испугался и решил: сейчас будут бить. Почесав шишку на голове, которая образовалась после вчерашнего происшествия, он стал оправдываться:
– Да я не виноват! Я нечаянно! Там и машин-то не было…
– Да успокойся ты, мы с телевидения. Ты знаешь, кто тебя сшиб?
– Нет, не знаю, – замотал головой Митя.
– Тебя сшиб министр. Ты не бойся, лучше расскажи, кто ты, и откуда? И как попал под колеса?
– Да я на работу приехал, а документы украли, – рассказал Митя, – но я не виноват, я не видел машину.
Корреспонденты все это засняли. Интервью записали. А потом купили Мите приличную одежду, накормили и отпустили.
На следующий день Митю показали по телевидению. Конечно, если бы не министр, Митю бы не показали, и никто бы о нем не узнал. А тут такой случай. И Митю увидели на родине. Причем, сюжет смотрели очень большие чины областного правительства. Конечно, они возмутились. Их земляк бомжует в Москве! И его показывают на весь мир! Доложили губернатору.
– Позор! – закричал тот. – Что о нас подумает мировая общественность?! Как вы это допустили, что народ уезжает из области бомжевать в Москву! Немедленно найти, привести на родину, одеть, обуть, накормить и дать должность.
О мировой общественности он беспокоился не зря. Губернатор за границей имел замок и часто выезжал туда на отдых. А ведь там могли и показать на него пальцем: «У Вас, господин хороший, народ-то бомжует, а вы …»
Чиновники принялись выполнять поручение главного. В Москву на поиски знаменитого земляка отправилась целая группа на двух машинах. Там чиновники обратились за помощью к корреспондентам:
– Где наш земляк, показывайте.
Корреспонденты согласились и поехали вновь искать героя. На это ушло целых полдня. Они расспрашивали близких по духу Мите людей, а те давали наводку, где искать Митю. И, наконец, нашли его на вокзале. Правда Митя не покупал билет и не собирался никуда уезжать, а сидел на корточках у входа с протянутой рукой. Одежды, купленной корреспондентами, на нем уже не было. И видно было, что после той встречи с журналистами он больше не умывался. Земляки, увидев его, прослезились и обратились к нему с речью:
– Дорогой Дмитрий! Мы понимаем, что Вы попали в трудную ситуацию. Но мы своих не бросаем. Владимир Николаевич, наш губернатор, узнав, в какую вы попали беду, был очень огорчен и послал нас забрать Вас, Дмитрий, на родину.
Митя поначалу опять испугался, но, выслушав речь, понял, что ему ничего не угрожает, осмелел. Чиновники пригласили его в машину и повезли в дорогую гостиницу. Там его помыли, потом повели в парикмахерскую. И уже потом купили одежду: дорогой костюм, галстук, рубаху и штиблеты. Кормили Митю в дорогом ресторане. На следующий день его повезли на родину на дорогой машине. Корреспонденты опять все это засняли и Митю ещё раз показали по телевидению. Репутация губернатора области была спасена. На родине Митю встречали торжественно, правда без оркестра, но с цветами и даже были речи. Выступали девушки из областной администрации:
– Дорогой Митя, мы рады снова видеть тебя на родной земле! Родина тебя не бросила и не забыла! Мы все тебя любим!
После этого Митю по очереди целовали.
Митя почувствовал, что он, действительно, герой и в ответной речи сказал:
– Я очень рад вернуться снова на родину. А в Москве жить невозможно, там развелось очень много министров. Простому человеку просто негде ступить, обязательно задавят. Я призываю министров ходить пешком, как ходит весь простой народ. Спасибо нашему любимому губернатору, что он забрал меня.
Собравшийся народ бурно аплодировал. А присутствующие на митинге партийцы из разных партий с восторгом заметили:
– Это же готовый депутат. У него сейчас высокий рейтинг.
 Партийцы наперебой стали предлагать ему вступить каждый в свою партию. Партий было так много, что Митя растерялся. Но потом нашёлся и сказал, что он подумает, но ему надо помочь материально. Но тут, конечно, партийцы активности не проявили. А у Мити от всего происходящего закружилась голова. Конечно, такая слава и не снилась Мите Кулдарову сто тридцать лет назад. Подумаешь, попал под лошадь. Но кто сидел в санях? Конечно не министр.
После митинга Митю повезли в родной дом, где его встретила мать. Она-то была больше всех рада, что сын нашёлся.
А потом прибежали друзья, соседи, местные корреспонденты, и просто незнакомые люди. Всем хотелось повидать знаменитого земляка и приходили они каждый день еще целую неделю. Сначала с бутылкой, но потом уже на халяву. А Митя рассказывал всем, как он бежал по улице, и как его сшиб министр. А в конце рассказа грозился подать на министра в суд и посадить в тюрьму. Но потом сжалился и решил потребовать с министра миллион.
Прошла неделя и постепенно народ перестал нему приходить. Митя уже сам выходил на улицу и рассказывал про этот случай прохожим. В конце рассказа грозился потребовать с министра, если не миллион, то хотя бы на бутылку, потому что выпить было уже нечего и не на что. Должности ему никакой в администрации не дали. А приехавшие через неделю партийцы поняли, что в депутаты он уже не годится. Не выдержал испытание славой. А между тем иномарок под окнами домов в городе становилось все больше и больше. И Мите снова стало завидно. И через полгода, прочитав объявление в газете: «требуются …», он снова отправился в Москву за иномаркой. А там, как повезет, не одни же министры давят людей, глядишь и какая-нибудь знаменитость наедет…


Рецензии
Улыбнулась и вздохнула: классики они всё про нас знают.
Понравилось.
С улыбкой.

Дубровская Надежда   02.03.2021 14:37     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.