Клара Коган...

                Ее похоронили вчера, 21 апреля 2020,:во второй половине дня. Кладбище Кирьят-Гата, небольшого городка к востоку от Ашкелона, было пустынным. Одно слово- Карантин. Свою маму, в ее последний земной путь, провожал Леня Ваксман - ее единственный сын.
               
                В отличие от моей мамы, которую, за смоляной цвет  волос и бровей, звали в Сокирянах  « Клары ды шварцы» (Клара чёрная), эту удивительную аристократическую женщину, называли на идише  «Клары ды ройте» ( Клара рыжая)

                С раннего детства, она считалась красавицей. Их семья, начиная с бабушки Фримы, которую я хорошо помнил с детства, всегда отличалась особенной осязаемой интеллигентностью и удивительно красивыми глазами. Моя прабабушка Цирл , которая приходилась Фриме родной сестрой, погибла в гетто. Поэтому ее глаз я не знал.

                Кларочка всегда была очень энергична и привыкла к тому особому отношению, которое требуют к себе представительницы прекрасного пола, обладающие очень привлекательной внешностью.

                Их семью выслали в Сибирь в сорок первом. Она была ещё маленькой девочкой, но запомнила , сколько прекрасных красивых платьев и обуви осталось тогда в Сокирянах. Пару лет назад, на встрече родственников, она снова посетовала на ту давнюю, но очень досадную несправедливость.

                Дорога в далекий северный Салехард, что на берегу Ледовитого океана, была долгой. Повезло еще, что в тёплое летнее время. Июнь-июль сорок первого были жаркими. Очень подфартило, на самом деле, что их репрессировали. Оказалось, что приглашая соседку убираться в их доме, богатая семья эксплуатировала бедный пролетариат.

                Несказанно повезло, что их увезли  вовремя . Всего через несколько дней, огромная бронированная лавина фашистской армады  и их румынских приспешников, уже вовсю катилась вслед, разрушая и уничтожая все, что связано с евреями.

                Тех , кто относился к этой нации , поражённой в правах, будь то из  Сокирян, либо других многочисленных местечек Бессарабии, отправили длинной дорогой смерти,прямиком в гетто Винницкой области. Толпами погнали детей, женщин, стариков, погрузив их  в пучину бесчисленных страданий, потерь самых дорогих и  близких.

                В Салехарде от воспаления легких у Клары скончался отец. Теперь, в окружении рыжеволосой красавицы остались только  Мама и Сюня - ее старший брат. Старшая сестра- красавица, сделавшая в Бухаресте головокружительную карьеру журналиста, должна была приехать в Сокиряны к родителям в конце июня. Она пропала навсегда.

                Среднюю сестру, студентку Кишинёвского университета, приехавшую в Сокиряны на побывку и тоже ничего не знавшую о высылке семьи в Сибирь, кто-то из соседей видел уже в колонне, которая направлялась в гетто. Больше ее никто не видел.

                Несмотря на сложности с анкетой, Кларочке  посчастливилось завершить школу, поступить и закончить медицинский институт в далекой Тюмени. По студенческим фотографиям, которые она с гордостью демонстрировала , Кларочка была там первой красавицей. Училась в одной группе с Юрием Гуляевым. Медиком он не стал. Зато многие полюбили его как замечательного певца. Когда семье удалось переехать  из Сибири  в Тирасполь, Клара быстро возглавила поликлинику для спортсменов. С ее неугасимой энергией это было несложно.

                Ее хватало на все. И устроить сына в престижную шестую школу с английским уклоном, и  заказать у нашей Розы новые платья к каждому празднику, и отчаянно танцевать быстрые танцы на семейных вечеринках, и обеспечивать достойное место под солнцем своей поликлинике.

                Роза - родная сестра моей бабушки Ривы, была великолепной портнихой. Однако примерки новых платьев для рыжей красавицы, были для неё тяжелым испытанием. Требования были очень высокими. Клара платила много, и ее аристократический дух требовал высочайшего качества исполнения. Под конец, платье получалось отменным, Роза получала свой полновесный советский червонец , а довольная Кларочка могла с чистой совестью, в очередной раз, поразить всех своих конкуренток.

                Ещё , Кларочка, пользуясь своим служебным положением, своими связями, неукротимой энергией , помогала многим-многим своим близким и неблизким людям, попавшим в непростые ситуации , связанные с болезнями. Добивалась правильной диагностики, эффективного лечения и человеческого отношения

                Израильский период ее жизни, по сравнению с Тираспольским, был намного менее активным и , поэтому, более тяжелым. Потеря престижной работы и всеобщего многочисленного благодарного окружения. И возраст. Возраст. Следы былой красоты, становились все более призрачными и размытыми. Но Кларочка никак не могла, не хотела мириться с этим!

                Как-то раз , посетил ее в отделении онкологии огромной Беер-Шевской больницы.

                - Предупреждать надо! Быстро выйди отсюда. Я же должна подкраситься!,- час назад , ее доставила  сюда скорая помощь, но помада, Слава Б-гу, нашлась у неё в сумочке. А то, не видать  мне аудиенции и воспоминаний. Я любил ее слушать

                - Все детство я мечтала стать артисткой. Когда в Сокирянах перед войной гастролировала Дина Златая, мне даже роль постоянную в оперетке дали. Успех был сумасшедшим. Зал аплодировал стоя. Многие кричали,- Там наша поёт и танцует. Вон та. Рыженькая!

                - А какие пикники мы закатывали на Шипоте по выходным! Расстилали на травке скатерти, разворачивали еду и запивали холодной, удивительной, самой прозрачной и вкусной в мире, родниковой водой

                - А твой дед? Говорили, что он так красиво ухаживал за Диной Златой, спонсировал их театр и ездил за труппой не только в их родные Черновцы, но и по всей Румынии. А как он встречал меня, когда приходила в ваш дом, к своей тете Цирл. Как он подносил к столу угощения, как ухаживал ! Будто я, несмотря на свои семь лет, уже совсем-совсем взрослая.

                Да. Своего дела Менделя я знал только по фотографиям и воспоминаниям близких. Погиб он в гетто Винницкой области осенью сорок первого. Говорили, что чувством юмора и сообразительностью , я больше обязан ему. Думаю, это половина правды. У моего папы этих задатков , тоже,  было хоть отбавляй.

                Кларочка умерла, открутила свой жизненный танец, отсмеялась. Хохотала она так заразительно. Ее грудной переливистый смех мне очень нравился. В отличии от женщин нашей семьи, которые , зачастую, бесились, ревниво замечая неравнодушную реакцию своих мужей.

                Кларочке достаточно было открыть альбом с прежними фотографиями, как она преображалась, в глазах появлялся блеск, на губах веселая улыбка,

                - Смотри-смотри, Милик, какой я была...!!! Ведь, правда, красивая?

                - Кларочка, ты останешься в нашей Памяти навсегда. Самой красивой, весёлой , энергичной и счастливой...


Рецензии