Жюльен с курицей и белыми грибами

Как выскочу, как выпрыгну, полетят клочки по закоулочкам!

Русская народная сказка
«Лиса и заяц»


На улице возле ресторана за только что припарковавшейся «Тойотой» встаёт чёрный джип. Он довольно быстро пристраивается в образовавшейся прогалине на плохо расчищенной от снега мостовой. Из джипа появляется мужчина, он обходит машину, открывает дверцу и помогает выйти женщине в норковой шубке.

Оказавшись на тротуаре, та внимательно смотрит на приютившуюся прямо перед ними «Тойоту», из которой уже выпорхнула девушка и направилась к ресторану.

– Ты машину плохо поставил, – быстро и неодобрительно взглянув ей вслед, со знанием дела говорит женщина.

Мужчина оценивает расстояние до стоящего впереди автомобиля.

– Нормально, Кариночка, – говорит он.

– Ага, нормально, – фыркает Кариночка и отдувается от редких летящих ей в лицо сухих снежинок. – Эта фифа ездить совсем не умеет!

– Выберусь, – опять соизмеряет расстояние между машинами мужчина.

– Мне так бампер в прошлом году помяли, Бо-орь! – предупреждающе говорит Кариночка.

– Пойдём-пойдём, – не замечает реплики и ведёт обольстительницу за плечи к ресторану Боря.

Он раскрывает дверь, звякает колокольчик, и пара входит внутрь.

Оказавшись в зале, Кариночка и Боря оглядываются в поисках уютного местечка.

Женщина первой высказывает пожелание.

– Пойдём туда! – кивает она в сторону столика возле окна и направляется к цели.

Боря послушно следует за ней.

Они подходят к выбранному столу, мужчина помогает спутнице снять шубу, вешает на стойку, пристраивает там же своё пальто, отодвигает стул для Кариночки, и пара усаживается.

– Народу здесь много, – констатирует она, пристально оглядев зал.

– Ну, так выходной, что ты хочешь! – оправдывается Боря и тут же находит контраргумент. – Зато, говорят, кухня у них хорошая.

– Посмотрим-посмотрим, – припевает Кариночка томным голосом. – А вообще, здесь вроде – ничего.

Она смотрит в окно, за которым словно транслируется телевизионная картинка – идут люди, едут машины, и даже летят, как спецэффект, одинокие снежинки. Потом капризница Кариночка нетерпеливо крутит головой и недовольно с вызовом изрекает в пространство:

– М-м-да-а. Ну и где тут официант?

Вскоре к паре подходит девушка в белой блузке с приколотым на груди бейджиком.

– Добрый день, – заученно-профессионально улыбаясь, говорит она и аккуратно кладёт перед каждым посетителем папку с меню.

Кариночка сквозь зубы цедит в ответ дежурное «здрасьте», быстро окидывает неодобрительным взглядом официантку и перед тем, как взять в руки, оценивающе смотрит на коричневую кожаную книжицу с золотым тиснением. По застывшему лицу видно, что девушка сразу ей не понравилась – та моложе, и на её фоне претенциозная Кариночка даже в своей дорогой модной одежде, с бриллиантами в ушах и на пальцах явно проигрывает.

Боря не замечает неприязни, он уже сдержанно поздоровался, поблагодарил и открыл меню.

– Ага-а… с фотографиями, – удовлетворённо говорит Кариночка, успокаиваясь от того, что девушка тенью ушла, и начинает водить глазами по первой странице.

И вдруг в окно внезапно врывается зимнее яркое солнце. Оно освободилось из снежного плена и теперь хлынувшим потоком света стремительно заполняет всё вокруг, и помещение мгновенно преображается. Солнечные зайчики начинают играть и переливаться на всех отражающих поверхностях – на бокалах, вилках, ложках, ножах, тарелках, бутылках и графинах, картинах в металлических рамках. Кажется, что они танцуют даже на бирюзово-синих линзах, делая глаза Кариночки пронзительными и сияющими. Вся обстановка и предметы в одно мгновение меняются, лучатся и искрятся.

– Ой, что это? – вздрагивает от неожиданного вторжения Кариночка. – Как ярко! Прямо в глаза! Надо закрыть штору!

– Давай поменяемся местами, – с готовностью предлагает ей сидящий напротив Боря, по-джентльменски рвущийся пожертвовать личным комфортом ради спутницы.

«Ага, – думает она, – и будешь пялиться на ту овцу с парковки».

Кариночка чувствует, что на фоне молоденькой девушки она может проигрывать, да и не хочется ей, чтобы в поле зрения кавалера находилась другая женщина, пусть даже и сидящая в компании мужчины. Неслучайно Кариночка выбрала это место в углу у окна, чтобы у неё за спиной была только стена с картиной, а Боря любовался только ею, очаровательной Кариночкой, сидящей на фоне зимнего пейзажа.

– Нет, – жеманно говорит она, – мне здесь нравится, позови человека!

Боря оборачивается и смотрит на зал. Мимо как раз, направляясь к соседнему столику, проходит официант с круглым уставленным тарелками подносом.

– Молодой человек! – окликает его мужчина.

– Да-да! – тормозит официант и вопросительно смотрит на позвавшего его посетителя.

– Закройте штору, пожалуйста! – просит его Боря.

– Да, хорошо, – с готовностью откликается тот, – одну минутку, отнесу заказ и закрою.

– Сейчас же закройте! – вмешивается Кариночка. – Солнце – в глаза-а!

– Простите, сейчас обслужу столик и всё устрою, – отвечает молодой человек и быстрым шагом удаляется к своим клиентам.

– Нет, это невозможно! – бурно и шумно возмущается Кариночка.

Тем временем официант кивает попавшему в поле зрения коллеге, указывая на Кариночку и Борю. Тот устремляется на помощь.

Пока юноша идёт между столиками, Боря решает сгладить конфликт.

– Ты сегодня не в духе? – осторожно шутит он и слегка касается холёной Кариночкиной руки с ярко-алой гроздью покрытых лаком ногтей.

– Что значит «не в духе»? – взвивается Кариночка и отдёргивает руку. – Я сегодня очень даже в духе, Боря! Была. Но это солнце! И этот сервис! И я замёрзла у моря!

Тем временем подходит официант, Боря поясняет ему, что надо сделать, и официант опускает жалюзи. Всё окно оказывается закрытым.

– Не так! – досадливо восклицает Кариночка. – До половины закройте!

Она опять с недовольным видом принимается листать меню. Боря тоже изучает яркие глянцевые картинки и читает про себя названия и цены.

– Что ты будешь? – угодливо спрашивает он. – Может, по жюльенчику для начала?

– Да, пожалуй, жюлье-ен, – церемонно и весомо изрекает Кариночка.

– Супчик? – вопросительно произносит Боря.

– Нет! – на низких нотах коротко и категорично отказывается она.

– А как насчёт тартара из лосося с авокадо, йогуртовым соусом с зелёным луком и каперсами? – цитирует Боря.

– Это с луком! – морщится Кариночка. – Я не ем лук, ты же знаешь!

– Ну, прости, не подумал, – пугаясь собственной забывчивости, примиряющим голосом говорит он и интересуется. – Тогда что бы ты хотела?

– Пожалуй, стейк из говяжьего филе с овощной слойкой, картофелем фри в трюфельном масле и соусом демиглас, – важно зачитывает она.

На Кариночкином лице сияют брызги удовольствия, которое она получает от прочтения красивого названия блюда.

– Салатик? – угодничает Боря.

Кариночка тычет пальчиком в картинку и читает сложное «многоэтажное» название салатика.

Потом пара берётся за выбор десерта и напитков.

Кариночка разглядывает яркие красивые картинки в меню и томным голосом спрашивает:

– Может быть, землянично-йогуртовое парфе? Ай, даже не знаю… Нет, не хочу парфе.

Слово «парфе» она произносит особенно значимо и вальяжно. Видно, с каким наслаждением она привередничает.

– Кумкват в сиропе, – зачитывает Кариночка и с инспекторскими интонациями вопрошает. – Что такое кумкват?

– А я знаю, – поясняет Боря. – Это похоже на маленькие овальные мандаринчики. По вкусу очень приятное блюдо, мякоть – с кислинкой, кожура – сладкая.

– Та-ак, – вслух раздумывает Кариночка. – Нет, не надо мне этого кумквата с кожурой.

Наконец, выбор сделан, Кариночка закрывают меню, и пара ждёт появления официантки. Та не медлит и быстро подходит.

– Вы определились? – спрашивает она и с решимостью немедленно исполнить пожелания смотрит на клиентов.

– Заказывай сначала ты! – Боря предоставляет право первой руки Кариночке.

– Я, – медленно и значимо говорит она, словно подкладывает мягкую подушку под произнесённое слово, чтобы тому было удобно и уютно, – буду, – весомо продолжает она, и подушка затвердевает и начинает менять форму и консистенцию, превращаясь в камень-постамент-пьедестал, – жюльен.

Кариночка венчает конструкцию коронным словом, и в результате появляется скульптурная композиция: «я – буду – жюльен».

Произнеся сентенцию, Кариночка смотрит на официантку королевским взглядом. В воздухе всё ещё вибрирует заключительный бравурный аккорд, потрясший эфир, а во взгляде повелительницы отражается ожидание, что сейчас девушка падёт ниц, а потом тихонько уползёт выполнять приказание.

Однако заказ ещё не сделан, Кариночка требует стейк, салатик и переходит к следующему блюду:

– Дальше бельгийские вафли с ванильным мороженым, карамельным соусом и малиной, – торжественно с великосветскими вибрациями в голосе провозглашает она.

– Чай? Кофе? – лёгкостью тона и общей весёлостью подчёркивая готовность удовлетворить любой каприз, спрашивает официантка.

– Двойной эспрессо, – в своём стиле объявляет Кариночка.

Борин заказ высказан предельно чётко и быстро.

Девушка удаляется, а пара остаётся за столиком. Впрочем, ожидание не утомляет их. Они разговаривают, причём беседа носит исповедальный характер.

– Ну так вот, – произносит магическую фразу Кариночка, возвращаясь к рассказу, прерванному ещё в машине, и властно смотрит на слушателя.

– Да-да, – подхватывает её настрой Боря, готовый включиться в постановку.

Кариночка преображается и с большим воодушевлением и актёрским аппетитом приступает к тому, что не успела до конца поведать Боре по пути с морской прогулки в ресторан.

– Так я ей говорю, что туфли мне не подошли.

– А чек у тебя был? – спрашивает Боря.

– Ну я же тебе сказала, что нет – я его выбросила. Нет у меня чека! – сердится невнимательности и забывчивости зрителя Кариночка.

– Да, это безнадёжно, – осторожно вставляет Боря.

– Ха! – горделиво произносит Кариночка и медленно с интригой в голосе добавляет. – Не на ту напали.

Она загадочно и с предвкушением эффектного хода сочно продолжает:

– Ведь я же месяц назад у них эти туфли купила! Не так давно. И эта коза меня вспомнила! Ну и что, что чека нет? Я же здесь! И туфли – вот они, в коробке. Всё на месте.

– Но без чека, – с сомнением изрекает Боря.

Он бы и промолчал, слушая рассказчицу. Но той нужны реплики из зала. Актриса энергетически требует их, делая большие паузы и глядя прямо в глаза собеседнику, а потому Боря послушно комментирует, как может.

– Мерила-мерила и купила – на свою голову, – Кариночка не замечает несообразности оборота «туфли – на голову» и продолжает. – Один раз надела. Ну не подошли они. Неудобно. Что мне теперь – ноги в них ломать? За такие деньги. Пусть забирают!

– И что? – Боря ждёт развязки, послушно изображая нетерпение и интерес.

– Позвали заведующую. Пришла – такая цаца – вся из себя. А я говорю: «Колодка неудо-обная».

Кариночка произносит предложения надменно и степенно, с неоспоримым чувством собственного достоинства, с утверждением своих значимости и превосходства, преподнося каждое слово, как сверкающий алмаз. Ей нужны зритель и стенографист, впрочем, и от кинооператора она тоже не отказалась бы, а заодно и от осветителя со звукооператором.

– А я ей говорю: «Я не позволю с собой так обраща-аться. Вы меня обману-ули. Почему у вас товар такой? Возят всякое фуфло-о. Я на вас в суд подам».

Боря терпеливо и понимающе кивает – ему больше ничего не остаётся, как поддерживать и поощрять рассказчицу.

Та ещё долго и с почти плотоядным наслаждением живописует сцену скандала. Выдержке хорошо воспитанного Бори можно только позавидовать, равно, как и посочувствовать ему.

И вот кульминация достигнута – деньги за туфли Кариночке возвращены, причём даже без злополучного выкинутого когда-то чека – только благодаря её таланту, настойчивости, стальной воле и силе воздействия на нерадивых торговцев. Негодный товар в сердцах брошен на прилавок, дверь за недовольной, объятой справедливым возмущением покупательницей захлопнулась. Требуются только громкие аплодисменты, и Боря, завершая мизансцену, с готовностью пару раз аристократично и неторопливо хлопает в ладоши.

Кариночка победоносно и довольно смотрит на зрителя. Катарсис достигнут – она молодец и «супер-пупер»! И намеченного добивается! Всегда! И при любых обстоятельствах!

К моменту окончания повествования приходит официантка с подносом, ставит перед клиентами тарелки с кружевными салфетками, на них размещает кокотницы с жюльеном, кладёт приборы, желает приятного аппетита и удаляется.

– Спасибо, – благодарит её Боря.

Кариночка оценивающе смотрит на жюльен – подрумянившаяся сырная корочка выглядит очень красиво и многообещающе.

Оба берут в руки ложки и начинают есть.

– Восхитительно! – комментирует Боря.

– Только очень горячо, – находит негатив Кариночка.

– Осторожно! – предостерегает спутницу Боря. – Но правильно, что горячий, так и должно быть.

Кариночка для начала отделяет ложкой и отправляет в рот кусочки корочки с краю, не касаясь середины.

Однако через некоторое время она решает, что температура блюда становится приемлемой, и зачерпывает немного глубже. Но пока несёт ложку ко рту, она замечает в ней тонкое прозрачное маленькое полуколечко лука.

Кариночка меняется в лице и брезгливо опускает ложку обратно в кокотницу.

– Это что? – с негодованием восклицает она. – Лук, что ли? Ужас какой! Я не ем лук!

Кариночка выражает недовольство, и бедный Боря, не успевший утолить первый голод, опять призывает официантку.

– Почему в жюльене лук? – раздражённо молвит Кариночка.

– Жюльен готовят с луком, такова рецептура, – оправдывается официантка.

– Кто это вам сказал? Всю жизнь жюльен готовят с грибами, и никакого лука там быть не должно! – восклицает Кариночка.

– Жюльен – это блюдо из мелко порезанных овощей и лука тоже! К ним добавляются грибы, мясо или что-то ещё, – пытается восстановить справедливость девушка.

– Какая глупость! Я вам говорю: везде жюльен готовят из грибов и без лука. Стала бы я эту гадость заказывать! Я лук на дух не переношу, – вразумляет её Кариночка.

– Простите, но вы могли сказать об этом, когда заказывали жюльен. Мы сделали бы без лука. Существует рецепт, это блюдо готовят именно так. Не хотите лук – не ешьте его, – пытается урезонить грозную клиентку пошедшая красными пятнами официантка.

– Никогда жюльен с луком не делали! Менеджера позовите! – не предвещающим ничего хорошего голосом требует Кариночка.

Девушка, стараясь сохранять лицо, уходит и вскоре появляется вместе со строгой блондинкой, на непроницаемом лице которой написано, что она будет неприступной скалой стоять за интересы ресторана.

– Добрый день! – официально здоровается строгая блондинка и с напряжением в голосе добавляет. – Какие-то проблемы?

Начинается изложение обстоятельств дела и выяснение, как и в каких формулировках делался заказ.

– Безобразие! Я вам говорю: я не ем лук! – время от времени оглашается пространство громкими восклицаниями Кариночки.

Попытки менеджера доказать, что жюльен готовят с мелко порезанным луком, успеха не имеют, и Кариночка требует вызвать повара.

Официантка идёт на кухню и возвращается оттуда с высоким полным мужчиной в белом колпаке.

– Как вас зовут? – сразу идёт в атаку Кариночка, окинув его оценивающим взглядом.

– Александр, – терпеливо произносит повар, предчувствуя разборку.

– Александр! – выразительно смотрит на него Кариночка и делает большую многозначительную паузу.

– Да? – выдерживает её пристальный взгляд обладатель белого колпака.

– Мы заказали жюльен с грибами и курицей, – обрушивается на него Кариночка.

– И что вам не нравится? – спрашивает уже ознакомленный с претензиями Александр, желающий услышать суть притязаний из уст клиентки.

– Почему в жюльене лук? – диктаторски вопрошает его Кариночка.

– Девушка, – заметно сдерживаясь, но подчёркнуто вежливо вразумляет её повар, – это блюдо такое, рецепт такой, понимаете? Жюльен – это, во-первых, мелко порезанные овощи. И обязательно лук. Это блюдо готовят с луком.

– Но в других ресторанах его готовят без лука! – Кариночка непробиваема.

– Не знаю, о каких именно ресторанах вы говорите, но традиционный рецепт именно такой, – держит удар повар.

– Покажите мне этот рецепт! – требует Кариночка.

Готовый провалиться сквозь землю бедный Боря, успевший съесть почти четверть своей порции до начала боевых действий, давно отложил ложку. Жюльен у него остыл, и Боря с большим сожалением поглядывает на кокотницу с развороченным сырным панцирем и сиротливо выглядывающими из-под него аппетитными кусочками курицы и белых грибов. В скандале он не участвует, лишь изредка поддакивает, однако всем видом показывает солидарность со своей разобиженной дамой.

Тем временем с кухни возвращается повар с толстой книгой кулинарных рецептов.

– Вот смотрите, – успокаивающим голосом говорит он, открывает видавший виды фолиант на нужной странице и с выражением зачитывает. – «Жюльен. Обжарить в масле мелко нарезанный лук». Прошу обратить внимание, что это первая строчка рецепта.

Кариночка заглядывает в книгу.

– Но в других местах жюльен готовят без лука! – твердит она. – И я хочу без лука. Зачем вы его туда положили?

– Но вы не сказали об этом. И я приготовил блюдо по всем правилам, – вызывающе флегматичным и усталым тоном объясняет повар.

Кариночка достаёт из сумочки телефон, заходит в интернет и набирает в поисковике слово «жюльен». Однако каждое новое окно открывает рецепт, который начинается с совета мелко порезать лук. Она досадливо морщится, но настойчиво продолжает искать. В конце концов, утомившись и недовольно хмурясь, в одном из открывшихся рецептов она находит подтверждение и громко зачитывает: «В ресторанах вы можете попробовать жюльен с луком или без него». Вот видите! «Без него»! Я же говорю! Что вы мне тут доказываете!

Спор носит затяжной характер. Кариночка не слышит никаких доводов и доказательств.

– Я не стану есть эту пакость! – брезгливо и вызывающе заявляет она.

– Не ешьте, – соглашается с ней менеджер.

– Мы не будем за это платить! – взвизгивает Кариночка.

– Но вы сделали заказ, и мы его выполнили, – пытается утихомирить её менеджер.

– У вас в меню написано «Жюльен с курицей и белыми грибами», – цитирует Кариночка.

– Да, это так, – с готовностью соглашается с ней менеджер.

– Где тут лук? Вы должны были написать: «С курицей, белыми грибами и луком».

– Это никогда не указывают в рецептуре жюльена, – говорит менеджер.

– Но почему? Надо было написать, что там есть лук! – лезет в бутылку Кариночка.

– Но в меню так не пишется, – всё ещё пытается сдерживать разбушевавшуюся клиентку менеджер, умело скрывая бурю собственных эмоций.

– Вы обманываете клиентов! Там должно быть указано всё! Это любой суд подтвердит! – непреклонна Кариночка.

– Но мы же не пишем, что там есть соль и перец! – пытается вразумить её менеджер.

– А лук надо писать! Его многие не едят! Я удивляюсь, как вас ещё по судам не затаскали! – стервозность Кариночки набирает обороты.

– До сих пор к нашей кухне претензий не было, – всё ещё стремится держать марку менеджер.

– А вы знаете, где я работаю? Я обещаю: у вас будут большие неприятности! Я вам такое устрою! К вам сюда ни одна собака не придёт!

– Не пугайте нас! – стоически остаётся в рамках приличий менеджер.

– Да о вас на всех углах будут кричать! Я вам устрою весёлую жизнь!

Кариночка неистощима на угрозы – она, как автоматными очередями, звонко поливает криками пространство. И каждый новый её посул обещает всё более страшную и изощрённую расправу и с рестораном, и с его хозяевами, и с работниками.

На длительный конфликт начинают оглядываться другие посетители. Менеджер понимает, что репутация заведения с каждой минутой падает всё ниже и ниже, а она очень не хочет скандала. Тем более, что через час заказан большой дорогой банкет, повар должен быть на кухне и готовить.

– Простите, – примирительно произносит менеджер, решая поскорее погасить конфликт, и покаянно смотрит в глаза Кариночке. – Произошло досадное недоразумение. Мы приносим вам свои извинения, готовы пойти навстречу и компенсировать моральный урон.

С этими словами она уходит в кулуары, откуда вскоре возвращается с бутылкой вина.

– Это дорогое вино, – сразу подчёркивает она, – вам в подарок от ресторана.

– Что это за вино? – церемонно вопрошает Кариночка.

Менеджер называет марку.

– Это хорошее вино, – наконец вставляет своё слово Боря.

– Ну, ладно, – высокомерно, но тем не менее милостиво произносит Кариночка.

– Мы приготовим вам жюльен без лука, – обещает менеджер, стараясь окончательно загасить тлеющий костёр, и добавляет, – за счёт ресторана.

Через непродолжительное время подошедшая к злополучному столику официантка открывает бутылку, разливает вино и удаляется. Кариночка поднимает бокал, смотрит лучистыми довольными глазами на Борю и гордо произносит:

– Я же говорю: с ними так и надо!

Опять появляется официантка, ставит перед клиентами тарелки с салфетками и кокотницы с жюльеном. Второй дубль проходит без казусов. Кариночка взором победившей тигрицы смотрит на поглядывающих на их столик соседей и по-королевски улыбается.

«Да, это я», – написано на её миловидном лице.

Боря пьёт вино, с удовольствием расправляется с новой порцией жюльена, на сей раз без лука, что ему абсолютно всё равно. А в голове у него назойливым припевом вертится строчка из меню: «Кумкват в сиропе».

Он любуется гордой разалевшейся Кариночкой и решает, что, пожалуй, не станет больше приглашать её в ресторан. Да и вообще, ему надо подумать…



«Арт-галерея» (Рига, 2020.)


Рецензии
Обязательно надо подумать. Кариночку хочется охарактеризовать только одним словом - сте... Я всё ждала, что её спутник встанет и уйдёт.Светлана, великолепно показали характер дамочки. Жаль, что никто не поставил её на место. Увы, такие встречаются довольно часто.
С теплом и улыбкой, Ирина

Ирина Борунова-Кукушкина   02.02.2021 20:44     Заявить о нарушении
Большое спасибо за отклик и все прочтения, Ирина!
Предысторию рассказали штрихами, а мне захотелось представить её "покадрово".)

С самыми добрыми пожеланиями
Светлана

Светлана Данилина   03.02.2021 14:05   Заявить о нарушении
На это произведение написано 11 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.