По белому снегу

Жительница небольшого городка пенсионерка Антонина Архиповна встала сегодня пораньше и отправилась в собес. Ей надо было подать некие сведения.

– Здравствуйте! Далеко ли собрались? – громко окликнула её дворник, стоявшая среди собственноручно сделанных снежных гор.

– С добрым утром, Клава! А снегу намело! – отозвалась Антонина Архиповна и ответила. – В собес.

– Снегопад! И когда кончится, неизвестно, – отставила лопату в сторону и пожаловалась Клава. – Невозможно!

Она всё утро расчищала высокие сугробы у дома и рада была возможности прерваться, отдохнуть и немного поболтать с соседкой.

После утренней вахты Клава тяжело дышала, щёки её вызывающе алели, лоб был мокрым, а волосы растрёпанными прядями выбивались из-под шапки.

– Весь город замело. Я второй час убираю и уже никакая, – поделилась она.

– Да, тяжело, – покачав головой, посочувствовала ей Антонина Архиповна и добавила. – Ладно, побегу, а то на автобус опоздаю.

– А ходит ли он? Расчистили дороги или нет? – с сомнением в голосе откликнулась Клава, надела варежки и опять взялась за свою лопату.

Но Антонина Архиповна, попрощавшись, уже шла по прочищенной дворником неширокой тропинке и мысленно благодарила её за работу.

На автостоянке рядом с домом, чуть возвышаясь над общим уровнем снежных заносов, виднелись аккуратные белые пирожки – холмики, обозначавшие автомобили, которые никто даже не отваживался откапывать, поскольку дороги отсутствовали.

Собственный дом Антонина Архиповна миновала успешно и до соседней пятиэтажки дошла без проблем, но дальше тропа отсутствовала – пространство было обильно засыпано снегом. Дворник энергично орудовал лопатой где-то впереди, с другой стороны дома, а до него надо было идти по колено в снегу от пятого до третьего подъезда – по следам нескольких пешеходов, отважно проложивших путь в сплошном высоком сугробе.

Антонина Архиповна стала осторожно пробираться по маршруту первопроходцев.

Миновав пару подъездов, она оказалась на расчищенной дорожке. Двигаться стало неимоверно легко.

Ей повезло – у другого дома тротуар тоже был освобождён от снега, и идти по нему можно было без труда. А у следующего за ним дома снег не почистили совсем, и Антонине Архиповне опять пришлось, увязая и пытаясь сохранять равновесие, с невероятными усилиями проталкиваться вперёд.

Так, преодолевая препятствия, она вышла к повороту, оказалась возле шоссе и увидела долгожданную автобусную остановку.

Картина, представшая её взору, не обрадовала Антонину Архиповну. Дорога, как и предполагала Клавдия, была застелена нетронутым красивым пушистым высоким белым покрывалом. Никаких следов грейдеров или тракторов не наблюдалось. А на остановке стояла толпа пассажиров, «решившихся» с утра после выходных отправиться на работу. Немалую часть ожидавших составляли вынужденно лишившиеся транспорта автомобилисты.

Кто-то вглядывался в дорогу, поворачиваясь то в одну сторону, то в другую, кто-то упрямо смотрел в дальнюю неведомую точку, кто-то покорно предавался собственным мыслям, кто-то пребывал в телефонном виртуале, кто-то звонил. В эфире витало одно общее слово «опаздываю». А в целом было заметно, что толпа уже основательно подзамёрзла в долгом ожидании. Более активные молодые люди под неодобрительные и сомневающиеся взгляды отважились двинуться по высоким заносам в направлении следующей остановки.

– Что, будет автобус или нет? – спросила Антонина Архиповна стоявшую с краю женщину в рыжей лисьей шапке.

– Кто ж его знает! – горестно вздохнула лисья шапка, отдуваясь от летящих снежинок. – Звонили уже. Говорят, скоро технику пришлют, всё расчистят.

– Пешком надо идти, – послышалось сбоку, – не дождёшься эту технику.

– Дойдёшь тут! – проворчала старушка в пуховом платке.

– Весь город стоит, – сказал с тяжким вздохом низкий мужской голос.

Антонина Архиповна задумалась и решила ждать. Не возвращаться же домой! К тому же ей обязательно надо было сходить в собес. А будучи человеком дисциплинированным, она хотела явиться туда в назначенный день и с утра, к началу рабочего времени.

Всё больше осознавая, что с намеченным планом дела обстоят весьма проблематично, Антонина Архиповна приготовилась к долгому ожиданию.

Толпа пассажиров словно застыла с выражением долготерпимости на лицах. Сообщество на остановке прогрессировало, заметно прирастая новыми членами, с трудом пробивавшимися к нему и интересовавшимися обстановкой.

Антонина Архиповна, глядя на засыпанные снегом деревья, постояла минут десять, потом ещё десять, потом ещё десять.

Неподалёку дети с ранцами за спинами затеяли игру в снежки. Взрослые с завистью смотрели на них, притоптывая замёрзшими ногами или переминаясь с одной ноги на другую.

– Я уже минут сорок тут торчу, – услышала Антонина Архиповна у себя за спиной.

– А я почти час, – раздалось в ответ.

Но тут издалека послышался рокот, а вслед за ним и железный гул.

– Грейдер! – мгновенно оживилась толпа пассажиров.

При виде грейдера всем стало легче. Жёлтое механическое чудовище с весёлыми лампочками медленно ползло по шоссе, натужно рокоча и разгребая снег.

– Ну вот! Наконец-то, – раздалось ликование на остановке и в её окрестностях.

– Ага, – тут же нашёлся скептик-зануда, – пока он всё расчи-истит, пока автобус придё-от, пока в него вле-езешь! Ой!

– Да наро-одищу там будет – в давке е-ехать! – подключился к негативной волне критически настроенный мизантроп-единомышленник.

Но в целом коллективное настроение поменялось, и ждать стало веселее.

За одним грейдером показался другой, он полз чуть позади вожака, параллельным курсом, внося свою лепту в освобождение дороги от снега.

Пара остроумцев-энтузиастов поприветствовала торжественное прохождение техники мимо остановки бравурными и радостными рукоплесканиями. Овации взбодрили ожидающих и вызвали улыбки. Дети, резво подпрыгивая, громко хлопая в ладоши и улюлюкая, ещё больше украсили процесс следования техники. Это внесло ещё большее оживление в ряды потенциальных пассажиров. Кто-то стал энергичнее притоптывать ногами. Движения выработали тепло и веру в скорый конец мучений, а настроение заметно поднялось.

Посмотрев на дорогу, вышедшая из дому около двух часов назад Антонина Архиповна поняла, что до первого автобуса пройдёт ещё немало времени, и решила прогуляться до следующей остановки пешком. Тем более, что многие из ожидавших так и сделали и уверенно, с удовольствием разминая ноги и согреваясь в ходьбе, шествовали по расчищенной грейдерами дороге.

Весёлым практически парадным маршем демонстрация достигла следующей остановки. Там «митингующие» принялись вглядываться вдаль, но никаких автобусов на дороге не наблюдалось. Поэтому общей колонной люди двинулись дальше. В результате они доползли до следующей остановки, потом – до следующей, потом ещё до одной. По пути некоторые сворачивали, направлялись по своим маршрутам.

И настал тот час, когда особо зоркие члены экспедиции, время от времени поглядывавшие назад, заметили вдалеке огни фар первого автобуса.

Повеселевшая толпа отметила это событие громким гомоном. Отделившаяся было от процессии возле школы группка учеников, уловив у себя за плечами массовую ажитацию, из солидарности за компанию издалека закричала: «Ура!» и замахала руками.

Конечно, в первый автобус Антонина Архиповна войти не смогла. Впрочем, войти в него не смог никто – автобус оказался переполненным. Никому не удалось втиснуться и в подошедший с большим временным интервалом второй автобус, да и с третьим, приплывшим через изрядное количество минут, тоже никому не повезло. Слова скептика-зануды и единомышленника-мизантропа материализовывались наяву. Поняв, что с передвижением на автобусе им не везёт, стойкие пассажиры по привычке отправились дальше пешком.

И ещё через каких-то два часа Антонина Архиповна добралась наконец до цели своего утреннего путешествия – до собеса.

Она открыла входную дверь в присутственное место и, оказавшись в длинном коридоре, осознала, что решить необходимый вопрос ей удастся нескоро. В собесе собралась большая толпа людей, в основном пенсионеров. Многие были знакомы Антонине Архиповне по утреннему променаду – и неудивительно, ведь большая часть направлялась всё в тот же собес.

Антонина Архиповна нашла нужный ей кабинет и пристроилась в конце змеевидной очереди. Стоять пришлось недолго – через полчаса ей уступили место. И через полтора часа она уже была у заветной двери – первой, готовой вот-вот войти внутрь.

Антонина Архиповна взглянула на часы и зафиксировала, что прошло уже почти шесть часов с тех пор, как она вышла из дому.

Она мысленно поздравила себя с тем, что сейчас её очередь войти и наконец всё решить, как дверь открылась и из-за неё появилась чиновница в шубе, шапке и с дамской сумкой в руках.

– Обед! – объявила она, услышав общий горестный вздох, закрыла дверь на ключ и ушла.

– О-хо-хо-хо-хо! – пронеслось по коридору.

– Ну а как же без обеда? – сердобольно сказала запомнившаяся Антонине Архиповне ещё на остановке старушка в пуховом платке, теперь спустившая его на плечи и смиренно сидевшая рядом.

Антонина Архиповна удостоверилась, что сегодня не их день – два часа – на дорогу до остановки и на остановке, два – в пути, два – в очереди. Про собственный обед она даже не вспомнила.

В стоическом ожидании прошёл ещё час.

Чиновница вернулась, и Антонина Архиповна была допущена в бюрократические недра.

– Здравствуйте, мне надо сведения подать, – сказала она.

– Здравствуйте! Какие сведения? Что у вас такое? Вы садитесь! – резковато ответила отобедавшая столоначальница.

Антонина Архиповна села на стул и огласила суть вопроса.

– Так это же не у нас подаётся! Что вас всех заклинило! – воскликнула чиновница. – Это теперь в электронном виде делают, и ходить сюда не надо!

В её голосе слышались недовольство, общая задёрганность и усталость от бестолковости многочисленных посетителей.

– А как же я их подам в электронном виде? Я не умею. У меня и компьютера нет! – растерялась Антонина Архиповна.

– Ну, попросите кого-нибудь! – быстро нашлась чиновница. – Дети, внуки, соседи, знакомые у вас есть? Не в пустыне как-никак живём! Или по телефону тоже можно подать.

– Дети и внуки в другом городе живут, а у знакомых тоже компьютера нет. Они пенсионеры. И по телефону мы не умеем ничего подавать, – огорчённо стала объяснять и оправдываться ни в чём не повинная Антонина Архиповна и, посмотрев на монитор на столе у чиновницы, с надеждой добавила. – Может, вы примете, раз я уже пришла.

Ей казалось, что всё просто – вот компьютер, вот специалист. Но чиновница, видимо, целый день отбивалась от подобных просьб, поэтому слова Антонины Архиповны вызвали у неё раздражение.

– Какие вы все! – досадливо махнула она рукой. – Мы этого здесь не делаем!

– От вас же бумага пришла! Там написано: «Подать до первого числа». Так и примите! – сказала Антонина Архиповна.

– Мы ничего здесь не делаем, – повторилась чиновница и, словно маленькому несмышлёному ребёнку, стала с эмоцией в голосе растолковывать. – Вы меня услышьте! Теперь всё в компьютере подаётся – это удобно и быстро. И никуда ходить не надо.

Антонина Архиповна вспомнила, как она несколько часов пешком по снегу добиралась в собес, и в отчаянии воскликнула:

– А как же мне быть? Сама-то я не могу! Мне как раз идти и надо! Может, посоветуете кого?

– Ну, есть одна фирма. Сходите туда, они вам всё оформят, – смилостивилась, снизошла и посоветовала чиновница.

– А где она находится? – спросила Антонина Архиповна.

– В Панькиных Овражках, – назвала пригородный посёлок чиновница. – Вы завтра прямо с утра к ним приходите, и они всё вам сделают, как положено. Улица Центральная, 22.

– Почему же не у вас прямо тут? – спросила Антонина Архиповна, представляя, как утром ей придётся добираться на другой край города. И кто знает, не заметёт ли опять всю округу.

– Это для вашего же удобства, – продолжала пояснять чиновница. – Всё теперь в электронном виде – через интернет. Кнопку нажал, ввёл сведения – и ходить никуда не нужно.

– А какая мне разница, что к вам ходить, что в Панькины Овражки. Это ещё дальше, – тихонько прошептала Антонина Архиповна.

Она вздохнула, попрощалась и покинула кабинет.

На обратном пути ей повезло – быстро пришёл автобус, Антонина Архиповна вошла в салон, ей уступили место, а потом она добралась до своего дома по хорошо расчищенным тротуарам.

Войдя в квартиру, она взглянула на часы и поняла, что поход в собес занял у неё почти восемь часов. «Рабочий день!» – невесело рассмеялась она.
Уже засыпая, представляла она себе, как пойдёт завтра утром по чистому белому снегу на автобусную остановку. Вот только ехать в Панькины Овражки надо было в другую сторону, то есть дорогу на сей раз требовалось перейти.



«Арт-галерея» (Рига, 2020.)


Рецензии
Проклятые бюрократы! Сидят по тёплым кабинетам, а потом зарплату считают "честно" заработанную.Нет простого человеческого понятия!
Рассказ тронул правдивостью и вызвал глубокое сочувствие к ЛГ.
Желаю Вам, Светлана, не уставать обличать несправедливости!


Анна Шаф   27.02.2021 23:49     Заявить о нарушении
Большое спасибо за отклик, Анна.
Рассказали предысторию.

Всего Вам самого доброго!

Светлана Данилина   01.03.2021 00:55   Заявить о нарушении
На это произведение написано 12 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.