Нет в России семьи такой...

Думается, каждого нашего соотечественника так или иначе коснулась Великая Отечественная война. Как поется в известной песне: «Нет в России семьи такой, где б ни памятен был свой герой»…

Таким героем с детства стал для меня старший брат папы – Михаил Фёдорович Захаров.

Старший сержант, механик-водитель танка Т-34, Михаил Захаров
участвовал в боях на четырёх фронтах (Мурманский, Ленинградский, Тихвинский и Воронежский). Он прошёл суровый путь вместе с Третьей танковой армией, имел 12 ранений, не получил ни одной награды (!) и по сути заживо сгорел в танке в свои 24 года на Воронежском фронте.

В нашем семейном архиве остались бесценные фронтовые письма Миши.

От 26 июня 1942 года
 «Началась война, 22 июня. Нахожусь в 200 км от Мурманска. Бомбят. А завтра пойдём в первый бой».

От 28 июня 1941 года
 «Готов идти в бой! Пишу, мотор танка на ходу, и ждём команды, чтобы пойти на помощь товарищам».

От 4 июля 1941 года
«Был в трёх атаках, трудно терять друзей. Бои идут тяжёлые, но погибает больше немцев. Попадаются пленные: все они пьяные».

С началом войны Михаил находился на Северном фронте, на Карельском перешейке: их полк сдерживал оборону и много раз ходил в атаку, не потеряв ни одного танка. Но когда Ленинград был блокирован, полк перебросили на Ленинградский фронт, и Михаил остался в блокадном городе. У него было  ранение в обе ноги и живот, и он почти умирал от истощения в ленинградском госпитале.

Только в январе его переправили через Ладогу – знаменитую Дорогу Жизни – на Тихвинский фронт. В марте - снова  ранение, на этот раз тяжёлое, и снова госпиталь, и снова - фронт, на этот раз -  Воронежский.
 
Его путь пройдет через Москву, и выдастся единственный шанс повидаться с родными. Это случилось 7 июня 1942 года. С согласия капитана – командира танковой роты Д.В. Яковлева -  Михаил, без знаков отличия, без документов, с большим риском попасться в руки патруля, добрался до родного дома на Бауманской.

Спешно собрались родные – прибежали с завода мама и сестра, разбудили спящего после ночной смены моего папу, мальчика 12 лет, и младшего братишку Толю. Мама заохала, увидев еще не совсем зажившую рану на правой лопатке сына, заплакала, все ещё не понимая, зачем так скоро нужно опять расставаться, почему её сыну, сменившему уже три фронта, три круга ада, нужно срочно уходить назад.
   
Потом они, осторожничая, чтобы не попасться на глаза патрулю, проводили Мишу до станции Пресня, где стоял эшелон. Их встретил капитан Яковлев, обнял маму, поблагодарил за хорошего сына, и тут пронзительно завыли сирены воздушной тревоги, похоже, самой последней тревоги в Москве. Эшелон тронулся с места, тяжело грохнув колесами. Михаил, на прощанье поцеловав родных, прыгнул на последнюю платформу и ещё долго махал рукой, пока не скрылся из виду.

И пошли от него письма с фронта, одно за другим. И тогда стало ясно, как жарко и сложно было там, под Воронежем.

От 12 июля 1942 года
Воронежский фронт, ДК ППС2452, 2-1 б-н, 2-я рота:

«Полевой госпиталь. Ожоги рук и ног…»

От 27 июля 1942 года
Адрес – тот  же:

«Неделю отвалялся в полевом госпитале. А тот эшелон, который вы видели, нашу роту, в этом бою полностью потеряли. Погиб тот капитан, нас осталось немного.
Нахожусь под Воронежем, в трех километрах от города. Живём – не горюем, немцу покоя не даём. Воронеж скоро будет наш…»

От 21 сентября 1942 года
«Нахожусь на старом месте. Немного продвинулись, но это небольшая радость, а скоро должна подойти большая, и она наступит. Я в 200 метрах от врага: видим, как они ползают по-червячьи…»   

От 1 октября 1942 года
Тамбов, п/я 24, 3 отд., 3 палата:

«Я сейчас нахожусь в госпитале в городе Тамбове. Ранен в голову, но чувствую себя хорошо. Ранен 22 сентября. Особенно не беспокойтесь – ранение легкое, без повреждения кости…»

От 11 ноября 1942 года
Эвакогоспиталь № 2347:

«Я опять в госпитале, у меня ожог рук и лица. Ну, ничего, все проходит. А продвинулись далеко за Воронеж, к среднему течению реки Северский Донец» (последние строчки цензура зачеркнула, но прочесть удалось).

19 января 1943 года
П/п 2446, в/ч 214

«Нахожусь сейчас на отдыхе, и у меня есть время, чтобы спокойно написать вам письмо. Живём в одной деревушке. За полтора года только первый раз приходится относительно спокойно пожить. А то все время были под пулями и снарядами…
Ну, пока, до свидания. До следующего письма. Привет всем. Ваш Михаил».

Но, как оказалось, это письмо станет последним…

Началось тяжелое оборонительное сражение Воронежского фронта на Харьковском направлении, продолжавшееся до конца марта, практически в окружении врага.

Только в середине месяца выбралась из этого кольца малая часть Третьей танковой армии, но, видимо, уже без Миши*).

Весной 1943 года бабушке пришло извещение: «Ваш сын, красноармеец Захаров Михаил Фёдорович, находясь на фронте, пропал без вести».
Родные бережно хранили его письма, теперь храню их я. До сих пор живы эти пожелтевшие треугольники, свидетели великой беды. Светлая память Михаилу и всем, не пришедшим с войны!
_______________________________

*)Воронежский фронт - генерал Голиков Ф.И., а с 14 июля 1942 года - генерал Ватутин Н.Ф. - предприняли 12 июля первую операцию с ближайшей целью - освободить захваченную врагами часть Воронежа. Однако операция успеха не имела. В связи с тем, что 60-я армия, наступавшая по левому берегу Дона, выдвинулась и вела затяжные бои на северной окраине Воронежа, а левое крыло Воронежского фронта задержалось на правом берегу реки северо-западнее города, создалась угроза возможного окружения 60-й армии.

Обход с юга осуществляла Третья танковая армия и Шестой гвардейский кавкорпус. Таким образом, за первые 8-10 дней(до 13 февраля) отдельные войска Воронежского фронта продвинулись на 80-100 км и главными силами вышли к Северскому Донцу.

Но к середине февраля в результате длительных ожесточённых боёв наступательные возможности Воронежского и Юго-Западного фронтов были исчерпаны...

19 февраля противник начал контрнаступление. Генерал Ватутин не разрешил отступать войскам и потребовал наступать на Сталинград и Волноваху.

Только 25 февраля 1943 года было разрешено отвести правое крыло фронта на рубеж реки Северский Донец. Это ухудшило положение Воронежского фронта.

4 марта началось оборонительное сражение советских войск на Харьковском направлении, продолжавшееся до 30 марта. В это время танковый корпус СС и 48-й танковый корпус нанесли мощный удар по частям Третьей танковой армии.

17 марта вышла из окружения только малая её часть...

_____________________

НА ФОТО: Михаил ЗАХАРОВ, старший сержант, механик-водитель танка Т-34.


7 мая 2020 г. Алла ЗАХАРОВА (Черри)          


Рецензии
Алла, очень важно то, о чем Вы написали. Память о близких наших, сохранивших нам страну, право жить своим уставом, говорить на родном языке! Спасибо.

Александр Парцхаладзе   05.09.2020 21:04     Заявить о нарушении
Спасибо огромное, уважаемый Александр! Мне рецензия на это произведение особенно дорога!
С благодарностью,

Алла Черри   20.09.2020 13:53   Заявить о нарушении
На это произведение написано 7 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.