Рискнуть всё-таки можно! Фельетон

  Мы все, Уважаемые Читатели и прочие категории личностей , названия которых в суе не хочется произносить, или наоборот, что будет гораздо точнее - Прочие Категории Личностей и уважаемые читатели, являемся инженерами человеческих душ, психологами, психиатрами и просто наблюдательными людьми, которых на мякине не проведёшь.
   Как инженеры, мы пачками клепаем себе подобных; как психологи с апломбом профессоров рассуждаем о гороскопе; как психиатры безапелляционно ставим своим собеседникам диагноз идиот, а они в свою очередь такой же диагноз ставят нам, но никто друг другу об этом не сообщает (по крайней мере в глаза), чтобы не разглашать медицинскую тайну. Будучи наблюдательными, зрелые мужчины в большинстве случаев могут отличить драгоценности, косметику и дорогие наряды от обнажённой натуры и характера, что в принципе не так уж важно, поскольку всё равно окажутся в дураках. Женщин не обманешь никаким способом.
   Но суть ни в этом, а в том, что всего знать невозможно, да и не нужно , так как всегда найдутся люди, от которых мы узнаем то, о чём не знали и даже не догадывались. В своём эссе я попытаюсь пополнить Ваши знания и заодно освежить свои, чтобы они не запылились, не заплесневели или просто ни забылись за ненадобностью.
   Хочу для начала напомнить Вам, что зрелый возраст, как считают учёные социального профиля, от тридцати до пятидесяти, пожилой от пятидесяти до семидесяти и старческий, от семидесяти и до начала загробной жизни. Дальше мои сведения туманны, неразборчивы и противоречивы. Последний факт можно не учитывать вовсе, так как никто его ещё не изучил.
   Так вот, в пожилом возрасте у многих людей возникает жажда литературного творчества. Их охватывает неуёмная страсть к поэзии и писательству. Стихи и проза льются из глубины души, как вино из рога изобилия, смещая творческую самооценку в сторону преувеличения. Им кажется, что наконец-то открылся талант и они во что бы то ни стало станут великими писателями или, на худой конец, поэтами. Какой же феномен лежит в основе этого чудесного открытия или обмана?
   Всё очень просто. Французский врач по фамилии Рибо открыл закон, согласно которому с возрастом нам труднее запоминать (фиксировать), ближайшие события и новые знания, но зато наша память легко воспроизводит воспоминания прошлого (реминисценция), а иногда вспоминает даже то, чего вообще не было (псевдореминисценция). Кроме того, сознание оживляет огромное количество слов, часто давно забытых.
   Реальные и ложные воспоминания соприкасаются со словарным потоком и рождают бесчисленное множество стихов, рассказов и других некрупных литературных произведений. Некрупных потому, что стареющий мозг не имеет столько энергии, чтобы крупные дописать до конца.
   Творчество фонтанирует. Время идёт. Воспоминания и словарный запас истощаются. Наступает момент, когда хочется что-нибудь написать, но не получается. В лучшем случае повествования становятся серыми, произведения более короткими - не хватает слов, чтобы написать полноценное стихотворение или вообще один куплет.
   Юмор сменяется иронией; ирония - сарказмом; сарказм - злопыхательством; фантазия - вычурностью и всё больше и больше теряет связь с реальностью. Однако никогда не наступает разочарования, как у маститых писателей и поэтов при творческом истощении в молодом или зрелом возрасте (Пушкин, Лермонтов, Маяковский, Есенин, Высоцкий).
    Под перечисленные изменения интеллекта можно подстроится выбором жанра. Если появилась склонность к дурашливости, писать юмористические истории; злопыхательство - пародии, и эпиграммы; ирония - фельетоны; вычурность, бредоподобное восприятие и наплывы нереальных воспоминаний -  фантастику; мания величия - критику; случайные проблески мудрости - афоризмы. Последними исчезают профессиональные знания поэтому можно попробовать себя в профильных эссе и статьях.
    Во всех случаях у творчества могут быть только два исхода - или Вы сойдёте с ума и начнёте заговариваться, или продлите пожилой возраст и отодвинете на будущее свою старость.
    Это как повезёт, но рискнуть всё-таки можно!

                Платон Расцветаев.


Рецензии