Петрович на карантине 2

    На столе стояла начатая бутылка французского коньяка, банка с чёрной икрой и блюдечко с маринованным имбирём. Выпив очередную рюмку, Петрович вяло ковырнул столовой ложкой содержимое консервной банки. Ему снова было скучно.
- Опять эта икра! – вздохнул Петрович, с отвращением отодвигая поднос с закуской. - И хлеб кончился, зараза… В магазин что ли сходить?

    Сосед Василий в маскарадном костюме зайчика, всё также резво скакал возле дома. Устав за ним гоняться, патрульные Министерства Охраны Здоровья решили использовать пневматический сетемёт. Гуманное оружие громко чпокнуло.         
    Обернувшийся на выстрел Петрович увидел, как сосед рухнул на лужайку опутанный крепкой капроновой сетью.
- Однако, допрыгался! – прокомментировал кто-то совсем рядом.
- Саид?! Ты как здесь оказался? – удивился Петрович, узнавая неожиданно появившегося  человека.
- Стреляли… - последовал лаконичный ответ.
В скромной униформе дворника на тротуаре стоял китаец Сай И. Это был не кто-нибудь, а внучатый племянник начальника Лю – самого главного китайца в подземном Китай-городе.
- У вас продаётся славянский шкаф? – поинтересовался Сай И, явно наслаждаясь моментом.
- Шкаф продан, могу предложить никелированную кровать с тумбочкой… - автоматически отозвался Петрович.
- У меня есть сообщение для глубокоуважаемой Лин Дэйю, – сказал китаец, пододвигая метлой к ногам Петровича сигарный окурок.
- Спасибо! Она будет в неописуемом восторге от такого подарка! – ухмыльнулся Петрович, поднимая пахучий чинарик.
- А на словах просили передать, что аборигены не съели Кука. Это абсолютно достоверная информация.
    Петрович хотел сказать что-то вроде: «Ну, ничего себе!», но не успел. За спиной раздался пронзительный визг. Это «космонавты» большим шприцем сделали пойманному зайчику профилактическую прививку от бешенства.
    Когда Петрович обернулся, то тротуар был пуст. Китайский дворник беззвучно исчез вместе с метлой.

    На кухне Сталины Эдмундовны всё было по-прежнему: электросамовар и корзиночка со знаменитыми тульскими пряниками. Пригубив ароматный чай из большой щербатой чашки, Петрович с уважением посмотрел на пуленепробиваемые пряники, но не рискнул… Увидев это, добрая тёща выставила на стол вазочку с антикварными ирисками фабрики «Рот Фронт». Вопреки ожиданиям, ириска легко раскрошилась во рту приятной сладостью. Растроганный Петрович хотел было поблагодарить за угощение, но образовавшийся сладкий порошок, коварно вступив в химическую реакцию с чаем, мгновенно склеил зубы с надёжностью советского эпоксидного клея.
- Так чем я обязана столь неожиданному визиту? – ласково спросила Сталина Эдмундовна.
- Ы-ы-ы! – промычал Петрович, мстительно выкладывая на чистую белую скатерть грязный сигарный окурок.
- Cohiba Churchill, - принюхавшись, определила удивлённая тёща. – Из всех моих знакомых такой сорт курили только три человека: Фидель Кастро, Че Гевара и Затейник Лю.
    Сталина Эдмундовна аккуратно разломила окурок. В нём оказалась стандартная карта памяти с usb-разъёмом. Из ящика древнего кухонного шкафа тёща извлекла вполне современный ноутбук.
- Так… Какой у нас пароль? – задумчиво произнесла она, глядя на светящийся экран.
- Ы-ы-ы! – пожал плечами Петрович, пытаясь разжать склеенные зубы.
- Молчи-молчи. Я сама угадаю, - улыбнулась тёща. – Фидель и Че, к сожалению, давно уже не курят, а вот Затейник Лю всегда любил забавные шутки. За это как-то и схлопотал сковородкой по буйной китайской головушке…

    Немного подумав, Сталина Эдмундовна ввела с клавиатуры: «Cohiba Churchill». Оп-ля! На экране развернулся «Вордовский» документ.
    Дочитав текст до конца, тёща выдала такую фразу, что даже видавший виды Петрович чуть не поперхнулся. Коварная ириска негромко чавкнула, позволяя ему удивлённо распахнуть напряжённые челюсти.

***

    В ожидании окончания карантина, Джеймс Кук скрывался в подвале дачи посла некой очень европейской страны. Как и само посольство, эта дача пользовалась правами экстерриториальности. Здесь он чувствовал себя в полной безопасности.
    Джеймс Кук задумчиво восседал на белоснежном пьедестале унитаза в позе роденовского Мыслителя. Мысли у него были совсем невесёлые. Секретное задание провалено. Контейнер со штаммами вируса и папка с секретной документацией пропали где-то в московских подземельях. Если они попадут к проклятым русским, то поднимется грандиозный скандал, а его дальнейшая карьера будет стоить дешевле использованного контрацептива. Да что там карьера! В родной вашингтонщине такого облома не простят. Тут и головы лишиться можно запросто или загреметь на много лет в тюрьму к грязным ниггерам и латиносам. «К афроамериканцам и латиноамериканцам, нетрадиционной гигиенической ориентации» - поправил себя Джеймс Кук. Даже в мыслях он старался быть предельно политкорректным по отношению к гражданам США.
    Невероятная цепь случайностей привела заместителя помощника третьего секретаря атташе по культуре посольства США на заброшенную стройку. Там он должен был передать резиденту привезённую из Италии посылку. И снова американцу не повезло. На стройке он был захвачен бандой людоедов и уведён в подземелья. Узнав, что Джеймс Кук является сторонником демократических ценностей и однополой любви, приблатнённые людоеды передумали есть американца. Вожак людоедов произнёс странные слова: «зашквар» и «петушара». Значения этих терминов испуганный Джеймс Кук не знал, но после того как они прозвучали, дикари стали относиться к нему подчёркнуто корректно. Когда пришло время приёма пищи, американцу даже выдали отдельную персональную миску и забавную дырявую ложку. По всей видимости, это был знак особого уважения. И всё-таки варвары оставались варварами. В своих отвратительных оргиях, эти вонючие дикари постоянно отводили Джеймсу Куку исключительно пассивную роль. Об этом американцу до сих пор было противно и больно вспоминать.
    Так прошло несколько мучительно-долгих недель, а потом ему посчастливилось сбежать. Обессиленный и голодный Джеймс Кук долго плутал по подземельям, пока не свалился от усталости.
    От гибели его спасли люди курбаши Абдулы. Эти доблестные борцы с тоталитарным режимом случайно наткнулись на американца в каком-то вонючем коллекторе. Выяснив, кто такой Джеймс Кук и как он оказался в столь плачевной ситуации, добрые повстанцы согласились помочь. Они не только доставили его на посольскую дачу, но и обещали отыскать людоедов и забрать у них заветный дипломат с контейнером и папкой.
    Меняя руку, американец поёрзал на тёплом стульчаке и болезненно скривился. Боевые ранения, полученные в плену у людоедов, периодически отзывались тягучей болью. Это до сих пор мешало Джеймсу Куку жить полноценной личной жизнью и отправлять естественные потребности.
- Проклятые дикари! Проклятая страна! – взвизгнул американец, морщась от боли. – Проклятый тормознутый идиот!
    Под «тормознутым идиотом» Джеймс Кук подразумевал Питерса Кууннилингуссена - посла маленькой, но очень демократической и гордой страны, на даче которого он сейчас скрывался.
    Прошлым вечером, нежно но целомудренно поцеловав в щёчку американца, Питерс решил развлечь гостя весёлой историей. Раскрыв окно, он указал на садовника-японца, трудолюбиво  поливающего камни в саду. Японские сады камней сэкитэй стали особенно популярны после аварии на Фукусимской АЭС.
    По словам Кууннилингуссена, служба безопасности посольства несколько лет подозревала, что садовник Сашими Искомода – не японец, а вполне таки себе китайский шпион. Вместо традиционного кимоно, садовник носил костюм цвета хаки с петлицами младшего лейтенанта народно-освободительной армии КНР, а из нагрудного кармана всегда виднелся краешек красной книжицы с избранными цитатами Мао Цзэдуна. После многочасового негласного обыска в комнате садовника, сотрудники безопасности обнаружили на столе странный свёрток. В нём оказался пистолет ТТ китайского производства, партбилет и горсточка риса. Подозрения переросли в уверенность, когда начальник службы безопасности осуществил иезуитски коварный план проверки. По его указанию во дворе включили магнитофон с записью песни: «Алеет Восток». Услышав партийный гимн, Сашими Искомода вытянулся по стойке «смирно» и стал подпевать.
    Питерс Кууннилингуссен был очень доволен. Фальшивого японца он велел перевести работать на свою личную дачу, где хвастался им перед важными гостями. Наличие настоящего китайского шпиона резко поднимало престиж посольства и всей страны в целом. Никто из послов других очень независимых маленьких государств не мог похвастаться такой роскошью.
    Узнав о китайском шпионе, Джеймс Кук стал прятаться в подвале, опасаясь подходить к окнам посольской дачи. Только китайцев ему для полного счастья не хватало…

***

    На кухне Сталины Эдмундовны царила тихая семейная идиллия. Тёща со скоростью пулемёта «максим» стучала пальцами по клавиатуре ноутбука, отправляя кому-то сообщение за сообщением. Петрович, глупо улыбаясь, отхлёбывал чай и смаковал в памяти некоторые восхитившие его словесные обороты. Да… Сталина Эдмундовна безусловно знает толк в изящной словесности. Даром что филолог!
- Задоголовые могзоседалищные двужоподырчатые подпендосники… - восторженно хмыкнул Петрович, повторяя одно из самых безобидных выражений.
    Больше Петрович ничего сказать не смог по чисто техническим причинам. Задумавшись, он механически развернул фантик и сунул в рот беспощадную ириску пролетарской фабрики «Рот Фронт». Ириска с безотказностью медвежьего капкана сделала своё липкое дело, а искаженное невыразимым напряжением лицо Петровича стало живым воплощением известного плаката: «Не болтай!».

- Молчи, грусть, молчи! Не тронь старых ран… - вздохнула тёща, взглянув на погрустневшего Петровича.
- Ы-ы-ы-х… – ответил он.
- Вот именно, - согласилась Сталина Эдмундовна.

    Затейник Лю прислал интересную информацию. Китайгородцы очень внимательно отслеживают все, что связано с коронавирусом. То, что какие-то организации причастны к возникновению и распространению новой болезни китайцы подозревали очень давно. Косвенных свидетельств хватало. Загадочные курьеры развозили туда-сюда некие контейнеры. По времени эти поездки часто совпадали со вспышками эпидемий. Разбросанные по всему миру секретные лаборатории исследовали смертоносные заболевания, но чем и для чего они занимались – было закрытой информацией. Много было всего, но вот фактов и доказательств не было. Закрытые лаборатории работали на разные государственные и международные концерны, а секретность объясняли коммерческой тайной. Свою связь с распространением коронавируса они отрицали, а все странности объясняли обычными совпадениями или происками конкурентов. Мало того, некоторые фирмы утверждали, что исследования ведутся в благородных целях спасения человечества от заболеваний. Этим и объяснялся их интерес к районам появления коронавируса. Короче, уцепиться было не за что. И тут появился Джеймс Кук со своим «дипломатом».
    Если бы не цепь непредвиденных обстоятельств, то его миссия осталась не раскрытой. Американцу нужно было просто забрать посылку и передать её по назначению, прикрываясь дипломатическим иммунитетом. Коронавирус он подцепил случайно за несколько дней до отъезда из Италии. Это произошло на гей-вечеринке одного известного музыканта. Первые симптомы заболевания у Джеймса Кука появились уже в Миланском аэропорту Бергамо. Дальше всё пошло не так.
    В Москве американца поместили в инфекционную больницу. Из больницы он сбежал, но посылку доставить так и не удалось. В результате ещё одной цепи непредсказуемых событий, контейнер с сопроводительной документацией оказался у Сталины Эдмундовны, а уж она передала его «кому надо».
    Сам факт нелегального ввоза образцов коронавируса в Россию официальным дипломатическим сотрудником являлся вопиющим нарушением международных норм, но опять-таки серьёзных доказательств участия в этом некой конкретной страны не было. Джеймс Кук считался в отпуске, а все его дела могли быть частной инициативой, не связанной с официальной дипломатической деятельностью. Мало того, доказать что конечной целью акции являлась именно Россия, было затруднительно. Американца задержали в транзитной зоне международного аэропорта, откуда он теоретически мог бы вылететь в какую-нибудь соседнюю небольшую демократическую страну для передачи контейнера с вирусом в одну из размещённых там лабораторий. С исчезновением Джеймса Кука цепочка оборвалась. А когда в дело вмешались игиловцы курбаши Абдулы, то следы запутались окончательно. Теперь всё можно было списать на происки международных террористов. Тем более, что сам Абдула недавно приказал долго жить.
    И вот теперь считавшийся погибшим Джеймс Кук неожиданно воскрес. Китайгородский агент случайно засёк его на даче Питерса Кууннилингуссена. Это в корне меняло всё дело. Живой американец мог дать очень ценные показания.

- Эх, попади мне в руки этот гм… геятель, - мечтательно вздохнула Сталина Эдмундовна, - он бы у меня быстро раскололся до самой глубины своей американской гм… души.
    Петрович в этом не сомневался. Когда он представил сцену милой беседы тёщи с Джеймсом Куком, то испытал что-то вроде лёгкого сочувствия к американцу.
 - Силовая акция отпадает. Этот Кууннилингуссен, хоть и козлина изрядный, но всё-таки посол, – продолжила рассуждения Сталина Эдмундовна. – А через некоторое время американец восстановит документы и слиняет за границу, если его раньше в подвале не придушат.  Надо его брать пока он погибшим числится.
- Ы-ы-ы? - спросил Петрович.
- Нет. Сам он оттуда не выйдет. И дом нельзя подпалить. Скандалище до небес поднимется. А жаль… Домик посла всего в квартале отсюда…
    Расположение дачи Питерса Кууннилингуссена Петрович помнил. Стилизованный под старину двухэтажный домик стоял на месте заброшенного пустыря. На этом месте всегда был пустырь. Пару столетий назад московский генерал-губернатор приказал разбить здесь небольшой парк со скамейками и беседками, но в 1812 году всё сгорело.
    Посмотрев тёщину карту, Петрович грустно вздохнул. Каких-либо коммуникаций под домом не проходило, а старых строений на этом месте никогда не было. Под землёй к даче тоже не подобраться. Разве что подземный ход в подвал прокопать. А было бы неплохо! Дать по головушке американцу и умыкнуть через подкоп. Только долго копать придётся. Ближайший подходящий коллектор был в сотне метров от дачи. Да и тот был канализационным. Вот вони-то будет! Только ведь это и есть самый натуральный силовой вариант. Тоннель в подвал не скроешь. Тут весь дом взрывать придется. Вот дерьмо! Дерьмо?! Да именно оно!
- Ы-ы-ы!!!
- Ты что-то придумал, зятёк? – приближаясь, поинтересовалась Сталина Эдмундовна. - Так что же ты молчишь?
    Одну ладонь тёща ласково положила на его лоб, а другой надавила на нижнюю челюсть. В этот момент Сталина Эдмундовна напоминала статую библейского Самсона, разрывающего пасть льву. Что-то влажно хрустнуло, и Петрович снова обрёл способность говорить.
- Угу… – просипел он, осторожно пересчитывая языком количество зубов во рту.
    Слава Богу, все зубы остались на месте и даже не пострадали.

***

- А ведь получится! – сказала Сталина Эдмундовна, глядя на зятя с материнской гордостью. – Не такой уж ты идиот, каким кажешься…
- Ну, это только предварительные прикидки, – скромно потупился польщённый Петрович. - Тут ещё кое-то посчитать надо. А для воплощения идеи потребуются материалы, кое-какое оборудование и помощь. В одиночку такой объём работ провернуть просто невозможно.
- Составляй список необходимого, а уж дальше моя забота, - уверенно заявила Сталина Эдмундовна. – А насчёт помощи… Я знаю, кто нам поможет. Если надо то чайной ложкой землю рыть будет, повизгивая от восторга!
- Ы-ы-ы? Кто? – вопросительно промычал Петрович, симулируя склеенные ириской зубы.
- Китаец в кожаном пальто! – хохотнула тёща, отвешивая Петровичу звонкую «сайку». – За возможность взять за бысю Джеймса Кука, Затейник Лю весь Китай-город под лопату поставит!

    Достав откуда-то немного выцветший пионерский галстук, Сталина Эдмундовна аккуратно повязала его на самовар и водрузила всё это на подоконник кухонного окна. Критически оглядев получившуюся инсталляцию, она добавила к ней два больших старинных утюга. Удовлетворённо хмыкнув, тёща подлила в чашку Петровича свежего кипятка и забарабанила по клавиатуре ноутбука.
- Теперь точно поймут, - загадочно усмехнулась Сталина Эдмундовна.

    Буквально через десять минут, в дверь негромко постучали. Повинуясь кивку тёщи, Петрович прошёл в коридор.

- Кто там? – спросил Петрович, заглядывая в глазок.
- Это я, почтальон Печкин! Принёс посылку для вашего мальчика, - прозвучало из-за двери.
    Вместо почтальона за дверью стоял Сай И - внучатый племянник начальника Лю. Вежливо поклонившись, китаец передал Петровичу потёртый телефон Nokia 3310 и молча ушел вниз по лестнице.

- Вот она, Золотая Рыбка! – улыбнулась тёща, подбрасывая на ладони китайскую Нокию. - Загадывай желание!
- Только три? – поинтересовался Петрович.
- Нет, рыбка многоразовая. Заказывай всё что твоей душе угодно.
- Хочу пива с раками!
- Перебьёшься! – сурово отрезала Сталина Эдмундовна. - Сначала дело, а раки с пивом потом.

    Вся необходимая информация была уже через час. Сталина Эдмундовна задействовала свои загадочные связи и несколько раз обращалась к Золотой Рыбке. Вооружившись блокнотом и карандашом, Петрович приступил к работе.

Итак, имеется следующее:
    Двухэтажный бревенчатый дом в стиле a la russe, с двухскатной кровлей и размерами в плане 20х12 метров. Подвал под всей площадью дома. Стены подвала монолитные железобетонные. В подвале расположены: бассейн, сауна, душевые кабинки, санузлы, две комнаты отдыха и еще несколько каких-то чуланов. Вход в подвал – лестница и лифт. Высота потолка подвальных помещений 3 метра. Отопление… Вентиляция… Электро- и водоснабжение… Вот! Канализация. Угу… Сброс осуществляется в городскую сеть. Вывод через стену выполнен в уровне пола подвала по трубе 300 мм. Ого! На фига им такой диаметр? Ах, да… Бассейн. Кудряво живёт господин Кууннилингуссен!
    В 98 метрах от здания расположена техническая камера магистрального дерьмопровода. Точнее, магистрального канализационного коллектора, ведущего от насосной станции к очистным сооружениям. Коллектор напорный с пиковой скоростью потока 1,5 м/сек. Диаметр трубы 1600 мм. В технической камере находится резервное ответвление, чтобы в случае чего переключить поток на систему аварийного сброса. Куда ведет аварийная труба? Не важно. Жаль что в противоположном от дачи направлении. Но это ничего. Система переключения потока представлена затворами с электроприводом. Управление затворами автоматическое, но есть возможность ручного переключения. Это хорошо!
Техническое решение:
    Надо перекинуть аварийный сброс на новую трубу. Потом, подвести её к стене подвала и подсоединить к ней выводную трубу дачной канализации. Останется только врубить переключатель затворов и… Не только в подвале, но и во всём здании станет очень неуютно.

- А с Джеймсом Куком что будет? – поинтересовалась Сталина Эдмундовна. - Утопить этого мерзавца в нечистотах было бы неплохо, но он живой нужен.

Петрович задумался, вспоминая школьную задачку про колодец и трубы.

    Площадь сечения канализационной трубы диаметром 1600 мм составляет 2 м;. При скорости потока 1,5 м/сек, она выдаёт три кубометра дерьма в секунду. Подвал с размерами 20х12х3 метра имеет объём 720 м;. Следовательно, помещение полностью зальёт за 240 секунд. Четыре минуты американцу точно хватит, чтобы выбраться. Должно хватить…
    Сталина Эдмундовна нажала кнопку вызова мобильного телефона. Началось!

***

    Через неделю всё было готово. Петрович никогда не работал в таких идеальных условиях. По личному поручению почтеннейшего начальника Лю работы курировал его внучатый племянник Сай И. Любое оборудование, любые материалы и рабочие любой квалификации возникали, как по мановению волшебной палочки.
    Трудолюбивые китайцы без перекуров копали со скоростью, превосходящей проходческий щит Wayss & Freytag, созданный сумрачным тевтонским гением. Существующая резервная труба была обрезана, а взамен неё смонтирована и приварена новая, ведущая к даче Питерса Кууннилингуссена. Квалифицированные китайские специалисты поколдовали над системой управления заслонками и продублировали её на выносной пульт дистанционного управления. Часть работ по монтажу и подключению удалось сделать открыто, переодев китайцев в униформу «Водоканала». Раздобыть спецодежду оказалось просто, так как её шили в Китай-городе по заказу правительства Москвы.

    По предварительным прикидкам Петровича, максимальный пик давления в магистрали должен приходиться на вечернее время.
    Посол маленькой, но очень демократической и гордой страны, как всегда опаздывал. Об этом Питерс Кууннилингуссен потом долго будет вспоминать, благословляя свою природную неторопливость.
    Примерно в восемь часов вечера, когда обитатели дачи должны были собраться на ужин, Петрович нажал на большую красную кнопку пульта дистанционного управления. Поехали!
    Увы, Петрович был не самым прилежным учеником. Лекции по гидродинамике он частенько прогуливал, а «четвёрку» на экзамене получил, воспользовавшись хитрой шпаргалкой… При планировании он не учёл множество весьма существенных деталей. Но главное – забыл, что при перемене сечения трубы с 1600 на 300 миллиметров скорость потока возрастёт на порядок.
    Приводы заслонок натужно загудели, перенаправляя поток сточных вод. Последствия гидродинамического удара были сравнимы с попаданием крупнокалиберного снаряда или небольшой авиабомбы.

    Всё здание вздрогнуло. Устремившийся по стояку восходящий поток сорвал заслонку на чердаке и выбил несколько квадратных метров кровли. Через дыру в крыше струя нечистот вырвалась наружу и Ниагарским водопадом обрушилась вниз, украшая окружающую среду пахучей гадостью и обрывками туалетной бумаги. Двадцатиметровый фекальный фонтан просуществовал меньше пяти секунд, а потом пластиковые трубы стояка не выдержали давления. Та же участь постигла всю имеющуюся в доме сантехнику. Мутный поток устремился в подвал.
    В этот момент Джеймс Кук был занят любимым делом. Сидя на унитазе, он смаковал избранные иллюстрации из раритетного журнала для гомосексуалистов «Der Eigene» 1906 года выпуска из богатой коллекции Питерса Кууннилингуссена. Вырвавшаяся из унитаза мощная струя нечистот неполиткорректно ударила американца в пространство между левым и правым полужопием так, что его подбросило аж до потолка. В ту же секунду, не выдержавший высокого давления унитаз разорвался подобно ручной гранате. Поражённый осколками Джеймс Кук рухнул на беспощадно-твёрдый кафельный пол и потерял сознание. До затопления подвала оставалось меньше четырёх минут.
    От верной смерти американца спас героический садовник. С громким кличем «Вэй хундан!», облачённый в гидрокостюм и ласты китайский японец, младший лейтенант народно-освободительной армии КНР, Сашими Искомода нырнул в полузатопленную шахту лифта. Вытащив утопающего, он несколько минут поливал бесчувственное тело ледяной водой из пожарного шланга, а потом вынес с территории дачи на тротуар.
Карета «скорой помощи» прибыла как-то слишком быстро. Напоминающие китайцев медработники с носилками наперевес устремились к американцу.
    Невысокий коренастый фельдшер, очень похожий на внучатого племянника начальника Лю, осмотрел пострадавшего и квалифицированно оказал первую медицинскую помощь, перемотав лейкопластырем конечности и ротовое отверстие. Озвученный медиком диагноз звучал несколько странно: «контузия и множественные осколочные ранения филейных частей задницы с травматическим гидроразрывом пукана», но редкие зеваки из числа прохожих на это не обратили внимания.
    Сверкая мигалками, «скорая» умчалась до прибытия спасательных служб и патрулей Министерства Охраны Здоровья. Больше Джеймса Кука никто никогда не видел…

***

    За окном орали вороны и тёща соседа Василия. Василий не обращал на это внимания. Он был занят делом. Обливаясь потом, Вася затаскивал в дверь подъезда тяжеленный баллон с гелием.
    Петрович улыбнулся, вспоминая о большой коробке с воздушными шариками. Эта коробка завалялась после достопамятного утренника для детей начальства, на котором его заставили играть роль зайчика. Ненужную коробку он вчера подарил Васе. При этом Петрович случайно обмолвился, что всего лишь семь воздушных шариков способны поднять в небо один килограмм живого веса.

    По новостному каналу диктор сообщил, что последствия аварии на очистной станции успешно ликвидированы, а далее будет очередное выступление Министра Охраны Здоровья.
    Петрович выключил телевизор и посмотрел на стол. На столе стояли запотевшие банки с пивом и тазик с варёными раками…

© Просто Сергеич. 09.05.2020


Рецензии