Издержки Научного Коммунизма...

                В конце семьдесят седьмого, я поступил в московскую аспирантуру. Год выдался насыщенным. Начинался он с зимней сессии кишиневского гидрофака. Сразу после экзаменов, которые сдал на высшие баллы, началась подготовка к «Научному коммунизму».

                Во всех советских университетах и институтах, его сдавали , как государственный экзамен, то есть, главнейший. Государство должно было быть уверено, что выпускает специалиста, подкованного по полной программе. Чтобы он и она несли в массы все марксистско- ленинское. Не прошел этот экзамен, значит не достоин высокого звания специалиста в любой отрасли. Запугали. Все старались готовиться по полной. «Старики» - часть курса, пришедшая к нам уже после службы в армии, активно писала бесконечные «Шпоры».

                Изготовление шпаргалок к пятому курсу стало профессиональным. Широко применялось разделение труда. Все, кто пользовался , уже хорошо знали обладателей прекрасного почерка и усердного изготовления. Организованные бригады профи разделяли все вопросы к экзаменам на небольшие количества, например, по пять вопросов на одного пишущего, и снабжали ими наши академические группы.

                Во время каждой из сессий, производство и использование шпор все совершенствовалось, обрастая кучей легенд. Особым мастерством саморекламы в этой тонкой и рискованной отрасли обладал Боря Турков. Во время грандиозных пьянок, которые закатывались после окончания каждого экзаменационного периода, он рассказывал, как, в очередной раз, ему удалось успешно «содрать» тяжеленный  вопрос и сдать все экзамены на стипендию.

                Боря приехал из Донецка - края отчаянных шахтеров. Он мог выпить литр водки и , в этом состоянии, блестяще начертить непростую конструкцию. Плюс ко всему, рассказав  дюжину впечатляющих историй. Азарт и незаурядные артистические  способности заставляли слушать его, затаив дыхание, даже прожженных мошенников с ветхими студенческими билетами.

                За время пятилетней учебы, мы сдали около полусотни экзаменов и множество зачетов. Если бы кто-то записывал все трюки, которыми воспользовался Боря, то собрание сочинений в дюжину томов, стало бы бесценным пособием для всех тех, кто не желал загружать голову излишком информации. Зато , какая кладезь психологически выверенных технологий, настоящих секретных шпионских комбинаций и подлинно шекспировского накала страстей.

                Операция «Ы» и другие приключения Шурика просто меркли на фоне блестящих виртуозных Бориных способов облапошивания. Даже той малой части доцентов и профессуры, которые «обманываться» , совсем уж, не желала.

                Зато бывший пограничник времен НКВД , который преподавал и принимал экзамен по « Научному коммунизму», обманываться обожал. Начиная с сути самого предмета и заканчивая массовым коллективным беспардонным «сдиранием» информации по билетам, которое он милостиво допустил на госэкзамене. Наша первая группа, впрочем, как и все остальные, сдала госэкзамен великолепно.

                Во время попойки по случаю успешной сдачи, Боря ронял скупые мужские слезы.

                - Зачем? Зачем, столько шпор наготовил? И каких шпор?! Я тому козлу-заочнику, что сказал о слежке за каждым движением на этом экзамене, яйца оторву! Из своего магического « счастливого» пиджака, оборудованного полудюжиной запасных карманов, Боря стал, как фокусник, ловко вытягивать бесконечные аккуратные записи. Они были сложены гармошкой. Через пару минут, вся комната, праздничный стол, пол и кровати покрылись лентами, которые были выброшены нашим записным великим Факиром, оскорбленным в его лучших чувствах

                - Зачем столько работы, когда любой фраер проносил на экзамен портфель с учебниками и открыто пользовался?

                - Не расстраивайся, дорогой!- я протянул Боре полный стакан водки. Коньяка он, как все настоящие донецкие, не пил. - Не огорчайся! Ты  еще сдашь по шпорам там, где списать не сможет никто!

                - Не говори, Миля! Все кончено! Ведь это же экзамен последний. И вообще , тебе не понять, ты никогда не списывал. - Боря мелкими медленными грустными глотками опустошил весь стакан

                - А в аспирантуру? В аспирантуру поступать не желаешь?,- в этот миг я заметил, как глаза Великого Факира снова зажглись неистовой энергией и жаждой жизни...


Рецензии