Миф о пещере

Платон, ученик Сократа, оставил потомкам миф, в дальнейшем получивший название “пещера Платона”.

Суть заключается в следующем: древнегреческий философ представил природу человека, с точки зрения осознания окружающих его явлений, в виде пещеры. В глубине и в неподвижности закован человек – лицом к стене, спиной к выходу, откуда льётся свет. У него нет никакой возможности повернуться к выходу, откуда виден источник света. Снаружи, перед входом в пещеру проходят люди, несущие всякие изделия, сотворённые человеческими руками. Человек в пещере может составить впечатление о происходящих снаружи событиях только по теням на стене, к которой обращён его взор.

И даже тогда, когда этот закованный человек, который не мог двинуть головой,  вдруг получит свободу, он, выйдя из пещеры на свет, поразится непохожести истинного мира на свои впечатления о нём. Перестроить всю систему представлений будет трудно и больно.  Человек всегда избегает трудностей и боли.
И он, освобождённый от оков, вернётся к своей стене со знакомыми тенями.

Мы не знаем доподлинно, что имел в виду Платон, излагая аллегорию пещеры своему брату Главкону, но хотим изложить вам то, как мы этот миф истолковали. Не знаем, существовало ли в Древней Греции понятие матрицы восприятия окружающего мира, навязанной человеку посредством рецепторных нервных окончаний. А ведь они способны передать исключительно тени предметного мира, с к р ы т о г о  от неискушённого человека за завесой возможностей его органов чувств.

По Платону понимание и осознание сущности материального мира - не дар Божий, ниспосланный всем. Только труд и размышления, сомнения и страдания, мучительное балансирование перед проблемой выбора позволяют немногим проникнуть в пространство эйдосов.

Если разобраться, то ситуация, описанная Платоном, разве что модернизировалась в соответствии с прогрессом технических возможностей человечества и только: человек как прозябал в матрице своего ограниченного восприятия окружающего его мира, так и остался в своей пещере, ставшей привычной. Там, среди теней и в окружении ставших родными иллюзий, ему тепло и уютно…

Как можно сегодня спокойно спать и ничего не делать?

Э-э-й, люди-и-и! Вы здесь? На Земле? Или где-то в наркотическом дурмане Его Высочества Глупости, безоглядной и необъятной? “Зде-е-есь мы, здесь…” – дружно отвечают люди, занимаясь обычными глупостями: войнами, политическими интригами, производством оружия, ненужных вещей и чудовищной массы мусора.

Тогда понятно, почему столько народу болтается в суете будничной жизни без руля и ветрил, словно щепки в проруби. Болтаются, вцепившись в свои глупые представления о счастье, о глупой цели жизни, взращенной на глупых предпосылках, о будущем своём, сложенном на песке собственной глупости, незнании Закона накопления глупости до критической массы, после чего…

Смотришь часто на того или иного человека, занятого своими повседневными делами в самой обычной обстановке: за прилавком на рынке или магазине, орущего с трибуны стадиона или жующего чипсы перед телевизором. Или где-нибудь ещё, в других жизненных ситуациях. Смотришь и думаешь: неужели Бог, Природа или кто там ещё есть в зоне трансценденции, миллионы лет трудились, чтобы сотворить вот Это – для Этого? Создали сложнейшую бегающую, прыгающую, плавающую биологическую конструкцию, управляемую потрясающим органическим компьютером, позволяющим видеть, слышать, осязать и ощущать вкусы и запахи окружающего мира. Наряду со всеми этими чудесами этот самый компьютер, мозг, одновременно рулит невероятными по сложности потоками всевозможных животворящих жидкостей, ферментов и всего прочего внутри конструкции. Одарили душой, способной любить, верить, прощать, каяться. Это творение к тому же самовоспроизводится путём несложных телодвижений.  Плюс ко всему оно ещё и, скажем так, - мыслит.

Неужели этот венец природы выпестован для того, чтобы, к примеру, сидеть с утра до вечера перед своей лавочкой, продавая всякую мелочь другому такому же чуду? Чтобы сидеть и заглядывать в глаза прохожим, выискивая покупателя своего товара и подсчитывая денежки в кармане. Неужели Демиург в своём воображении таким видел конечный результат своего творения?

Когда смотришь на цветы, деревья, пчёл, бабочек, стрекоз, зебр и павлинов, никогда не возникает мысль о тщетности трудов Высших сил. Когда любуешься прекрасными видами гор, морей и лесов, в  душе человека самопроизвольно звучит гимн восхищения, благодарности за красоту, гармонию животворения, возникает чувство осмысленности все происходящего в космосе и рождается мысль о существовании Бога.

Где? когда? и почему? Творец ошибся в расчётах? Неужели человеку стоило оторваться от берега инстинктивно-рефлекторного рая, тысячелетиями плыть в бушующем океане неопределённостей куда-то и оказаться в болоте никчёмных желудочно-потребительских маразмов? В живой природе не существует подлости, алчности, зависти. Есть сила, уловки, страх и желание верховодить или отбить самку. Но эти “неразумные” навыки прошли миллионолетние лабораторные испытания в экстремальных условиях и не помешали Планете Земля стать чудесным исключением в обозримом космосе – по красоте и разнообразию Жизни.

А “миллисекундное” – в масштабах Вселенной - вмешательство “человека глупого” поставило под угрозу исчезновения все плоды “труда” Высших Сил.

 Ещё одно обстоятельство не вписывается в “таблицу умножения” природной логики: божьи твари так похожи друг на друга - внутри вида, конечно. А мы, человеки, такие разные. Люди расположились на бесконечной вертикали между божественными высотами духа и отвратительной мерзостью. Это противоестественно, в природе не существует такого разброса параметров в замкнутой системе одного вида существ. Что-то здесь не так.
Это обстоятельство замечали многие и уже давно.

Вот послушайте Тютчева, как он, по-тютчевски изысканно, говорит о том же, но в лексике Серебряного века.

Невозмутимый строй во всем,
Созвучье полное в природе, —
Лишь в нашей призрачной свободе
Разлад мы с нею сознаем.

Откуда, как разлад возник?
И отчего же в общем хоре
Душа не то поет, что, море,
И ропщет мыслящий тростник?


И всё-таки - отчего? Может потому что тростник “м ы с л я щ и й”?


Рецензии