Старые фотографии

     У Марии Михайловны Олениной, сельской пенсионерки-учительницы средней школы собрались гости, бывшие ученики, а  теперь уже взрослые солидные люди. Пили чай, смотрели фотоальбом. Увидели забавную фотографию: на сцене — хор, перед  хором — дирижёр, а рядом с ним собачонка, сидящая на  задних лапах, подняв передние, словно помогая дирижировать.  Попросили рассказать, что это.
 
     Мария Михайловна грустно улыбнулась и начала.   
     — Собачонка эта — моя. А история: и смешная, и не очень… Приключилась она ещё при Брежневе. В очередной день рождения  Ленина хор учителей нашей школы должен был выступить после  торжественного собрания в Доме культуры с тремя номерами. Уроки в школе в этот день сократили. Беготня, суета, и домой  нужно успеть, всё впопыхах. Учителю ведь, как  студенту, вечно времени не хватает. Прибежала я домой, вроде бы, успела, что  надо сделать, и — бегом в Дом культуры. И, как  назло, за мной увязалась моя Соня, эта вот самая собака. Как я её ни гнала от себя — бесполезно! Так до самого Дома культуры и проводила. «Что поделаешь, — подумала я, — пусть сидит дожидается». Народу  собралось много — полный зал. Все кресла были заняты, ещё и в  проходах стояли зрители. В первых рядах — всё  районное начальство: секретари райкома, директора предприятий и школ,  руководители торговли, председатели колхозов и директора совхозов, главврач, прокурор, судья, начальник  милиции, — в  общем, вся верхушка района.
     После торжественной части начался  концерт. Наш хор должен был выступать в завершение концерта.  Всё проходило хорошо. Зрители были довольны, особенно  выступлениями детей и театральными сценками. Концертных  номеров было много, участвовали все школы района. Зрители  немного подустали. Наконец вышел наш хор. Спели одну песню,  нам поаплодировали; начали петь вторую — «Ленин всегда живой…», как вдруг зрители задвигались, стали улыбаться и  переговариваться, а некоторые — указывать руками на сцену. Я  скосила глаза и обмерла: сбоку от крайних хористок сидела моя  Сонька. И будто почувствовав всеобщее внимание, она, негодница,  вдруг поднялась и, виновато виляя хвостом, направилась прямо на  средину сцены и уселась рядом с дирижёром, учителем пения. Тот  не знает, что делать, и продолжает дирижировать, а мы  продолжаем петь. В зале — шум, в задних рядах слышен хохот, в  передних терпят, крепятся. Скандал! А Соньке этого мало, приподнялась на задние лапы и давай подвывать, и так громко, что  только глухой не услышал. Тут уж Первый секретарь райкома не  выдержал и остановил концерт. А Сонька, предательница, почуяла  недоброе и — бегом ко мне!... Большой был скандал. Чуть ли не в  антисоветчики записали меня тогда, а директор школы долго дулся:  всыпали ему на районном партбюро по первое число.
                2004г.


Рецензии