Колоннада в коринфском стиле

отрывок из повести "Геологи идут в бизнес"

К работе над дорогими заказами меня вначале не подпускали. Тройственный «Совет директоров» (к Хачко и Плоткину добавился Дима Д.) посчитал, что я и так хорошо устроился на шкатулках и мелких изделиях. Заказчиков у меня хватало. Мне не давали даже отходов от каминных часов – всё шло на изготовление подсвечников. Юра Хачко умудрился так рассчитать размеры каминных часов и подсвечников, что из двух полированных плит кубинского камня получались каминные часы и четыре подсвечника. Практически без отходов. А мне так хотелось сделать «малахитовую шкатулку» из тёмно-зелёного змеевика. Не-а. Не довелось.

Но всё же я ухитрился сделать себе шкатулку и пенал, только изготовил их из светло-зелёного змеевика. Ныне эти изделия стоят у меня дома на письменном столе и напоминают о прошлых временах, когда геологи ходили в бизнес. В пенале у меня торчат ручки и карандаши, а в шкатулке и на полках серванта лежат мелкие изделия из приличного камня – броши из родонита, яшмы и серпофита; серёжки и клипсы из нефрита, обсидиана, лазурита, сердолика, тигрового глаза и прочие образчики из благородного камня. Иногда я достаю их из шкатулки и любуюсь ими…Вот и сейчас, когда я пишу эти строки, вся эта красота разложена на столе. И мне приятно созерцать мою работу из моего геологического прошлого…

Однако, вернёмся на четверть века назад – в геологический бизнес. Сегодня в центре внимания у нас кубинский змеевик. Каминные часы из зелёного камня выглядели солидно. На массивное прямоугольное основание ста-вилась вертикально несущая стенка с заранее просверленным большим (но не сквозным) отверстием в верхней части стенки и строго посередине. Отверстие высверливалось глубиной 10 мм и такого диаметра, чтобы туда плотно входил круглый или квадратный механизм от настенных часов китайского производства. Стрелки крепились на ось механизма с лицевой стороны, и для оси сверлилось сквозное отверстие диаметром 6мм. Циферблат подбирали из цифр тех же китайских часов, только вид их был такой, словно они были сделаны из металла, а на самом деле имитация – пластик под древнюю бронзу. Китайцы вообще мастера по части превращения искусственного в естественное. Цифры клеили на лицевую сторону часов, по кругу, прямо на полированную поверхность тёмно-зелёного камня. Разумеется, здесь требовалась точность разметки и осторожное сверление отверстий. Кроме Плоткина, геологи более-менее освоили новые технологии, а сверление отверстий взял на себя Хачко – у него это получалось аккуратно.

В художественное оформление каминных часов входила также полукруглая арка над циферблатом, подпираемая по краям двумя круглыми колоннами. Столбы колонн опирались внизу на круглый базис, выточенный из бронзы на токарном станке, а вверху такой же бронзовый кругляш украшал тело колонны вместо капители.

 Нормальный ход – древнегреческая архитектура, понимаешь, «коринфский стиль». Так мы и втюхивали богатым заказчикам: дескать, под аркой «античная колоннада в коринфском стиле».

Если кто-то сомневался в древности архитектурного стиля, то я, не в силах сдержаться, подходил к покупателям и небрежно ронял:

    – Обратите внимание, коринфский стиль, в отличие от ионического, предполагает упрощённую капитель под сводом арки…А сложная фигурная капитель в ионическом стиле здесь будет выглядеть неуместно…

Хачко делал большие глаза и пытался перебить, но покупатели с уважением глядели на меня и, чаще всего, соглашались, что ионический стиль здесь не подходит…

Так я проделал не единожды и каждый раз заказчики уходили довольные покупкой. После ухода покупателей Хачко подходил ко мне и высказывал своё возмущение:

    – Тебя никто не просил вмешиваться в мой разговор с покупателями…Ты меня задолбал своим коринфским стилем!

На что я ему спокойно отвечал:
    – Так это же реклама, Юрий Корнеич! Покупателям нравятся изделия под античную архитектуру…Товар берут. Можно цену поднимать…за древность…

Хачко отходил недовольный, но шутовская с виду реклама работала – часы хорошо продавались и цену на них он вскоре прилично повысил. И даже сам, расхваливая товар из «кубинского змеевика», порой упоминал «колонны в коринфском стиле». Уж не знаю почему, но покупателей древнегреческий лексикон завораживал...

К изготовлению каминных часов меня всё-таки подпустили. «Колонны в коринфском стиле» оказались пропуском к кубинскому змеевику, который я заслуженно заработал. Дело в том, что колонны из змеевика Юра Хачко вытачивал на небольшом кустарно-токарном станке, поставленном в отдельной комнате дальнего склада.

 Поскольку обточка брусков-заготовок происходила всухую, без орошения водой, то пылища поднималась неимоверная, хуже чем на мельнице. Марлевые респираторы помогали совсем немного. Затрачивал он на изготовление двух колонн около трёх часов и выходил их цеха весь присыпанный серпентинитовой пылью. К тому же иногда почти готовые заготовки ломались по скрытым трещинам или выкрашивались из-за разной плотности камня.

Заглянул я как-то к нему в «токарный цех», посмотрел как он мучится…Безотрадная картина. Так ведь недолго и силикоз заработать. Посочувствовал и попросил у него две заготовки под колонны. Хачко посмотрел на меня подозрительно:

    – Зачем?
    – Попробую выточить колонны вручную…на обдирочных дисках…
    – Возьми, попробуй…только не испорти…У меня уже две заготовки сегодня накрылись…
    – Постараюсь…А вдруг получится?
    – Ну давай, новатор-пенсионер…Если сделаешь две колонны, то с меня бутылка коньяка…
    – Ловлю на слове – армянского пятизвёздочного…
    – Будет тебе армянский…

Юрий Корнеич выдал мне симпатичный блестящий кругляш – бронзовый базис для подгонки колонн по диаметру, и я пошёл в свой цех. Почему-то не было сомнений, что у меня всё получится. Трёхлетний опыт творческой работы с камнем придавал мне эту уверенность. И ещё – два новых станка с алмазными обдирочными дисками – один для грубой шлифовки, а другой для тонкой обработки, после которой каменная деталь часов хорошо полировалась и выходила уже готовой. В этом (станки с алмазными дисками) была заслуга Хачко, нашего неутомимого «технического директора», имевшего обширные связи и полезные знакомства по всему Северному Кавказу.

Через два часа спокойной и осторожной работы я поставил на стол перед Хачко две отполированных тёмно-зелёных колонны. Юрий Корнеевич установил каменные столбики на бронзовые базисы и сверху прикрыл их такими же деталями: колонны стояли ровно, параллельно и чётко совпадали с круглыми деталями фурнитуры. Полюбовался он на готовую работу и крепко пожал мне руку:

    – Ну, ты молоток, Филиппыч! С меня коньяк, как я и обещал…

Мы тут же договорились на будущее: я делаю двенадцать колонн, а потом подключаюсь к изготовлению каминных часов и подсвечников. Заказов набралось много, а опытных рабочих рук не хватало.

14.05.2020


Рецензии