О радости общения

Evgeniy Khaymin
15 May а 14:44
К 90 летию со дня рождения Мераба Мамардашвили

Мераб Мамардашвили

О РАДОСТИ МЫШЛЕНИЯ


Вместо необходимого предисловия .

Из письма .

На протяжении года я часто в
В.Ф, публиковал выдержки из различных статей и интервью Мераба Мамардашвили.
В последнее время размещал фрагменты его известных Бесед о мышлении .
И тут нет ровно никакого смысла публиковать Беседы целиком. Почему ? Вряд кто будет их читать . Однако сложности тут скорее заключаются в удивительной многослойности бесед.
Внутри каждой из них сосредоточена бесконечность смысла и множество тем.
С другой стороны появляется возможность публикации отдельных, но вполне самодостаточных разделов Бесед.

Да, действительно,не все так просто с текстами М.К. М, здесь понимаешь, как он сам говорит, что ПОНИМАНИЕ должно иметь место ещё до момента говоримого ...В противном случае оно невозможно.
Это парадокс, но он очень верный.
На деле вся материя мысли философа скрывает такие удивительные просторы смысла, что когда оказываешься среди них, вот тогда действительно, тебя невероятно редко посещает нечто напоминающее эту радость ЯСНОСТИ того, что было скрыто за логикой речи...
Помните, его известные лекции по античной философии? В них он говорит, что совсем недостаточно изучать просто тексты. Нужно в состоянии почти радостного инсайта как бы войти в мир философа , понять на глубине чем он жил и страдал, пройти через лабиринты слов и смысла к тому , что возможно пересечется с тобою и станет также твоей мыслью. И неважно , что именно он это сказал . Она МЫСЛЬ ,- также и твоя и ты соучастник этого праздника и радости мышления , на территории которого и произошла ВСТРЕЧА...

Вы читали его Беседы о мышлении? Обратите внимание, само понятие мысли, мышления, взаимо- приятия у философа неотрывно от искусства. Мало того , у него все направлено к феномену мысли не как к просто предметно- смысловой реальности наполненной логически выводными определениями... Мамардашвили далёк от подобных редукций . Его движение в океане мысли скорее являет собою ни к чему не сводящуюся « икону» мышления. Его Беседы о мышлении это действительно , удивительный и радостный мир...К примеру у Лосева в его Философии имени несмотря на бесконечную бездну смысла восходящего в пределе к МИФУ , ИМЕНИ БОЖЬЕМУ, все - таки потрясает почти математическая логика определений. Почти невозможно постижение и присоединение к его мысли. Но повторяю, Лосев восходя к Абсолютной мифологии не идёт ложным путём . Здесь также видимо необходимо то самое ясное просветление и ума и сердца, чтобы внезапно оказаться в той самой РАДОСТИ ЯСНОГО ПОСТИЖЕНИЯ . Я разумею именно то, о чем писал Баратынский в упомянутом М. М, стихе. « Но пред тобою , как пред нагим мечом , Мысль, острый луч! Бледнеет жизнь земная.
Ведь не напрасно философ привёл этот стих.
А если вернуться к М. М, то здесь ты уже погружаешься в иной мир, который ты либо узнаешь в своих « припоминаниях» либо нет. И бесполезны видимо сугубые вчитывания в логику текстов. Хотя она несомненно есть но в ином таинственном и более цельно- живом обличье...
Философ ведёт тебя по какой то странной и неизведанной территории..Но как ни странно , ты вдруг порою , пусть и невероятно редко , но радостно узнаёшь все это , его мысль на глубине неисповедимого озарения становится и твоей мыслью..

« МОЙ ГОЛОС ОСТАНЕТСЯ С ВАМИ» Милтон Эриксон.

Вместо эпиграфа: ИНОГДА ИЛИ ЧАЩЕ ВСЕГО НАМ НИЧЕГО НЕ ОСТАЁТСЯ ,КРОМЕ ТОГО, КАК ПОЛУЧИТЬ СВЕТЛУЮ РАДОСТЬ МЫСЛИ. МОЖНО К НЕЙ ДОБАВИТЬ И ДРУГИЕ ПРИЛАГАТЕЛЬНЫЕ.НАПРИМЕР , ЧАЩЕ ВСЕГО ДО-СТОИНСТВО ЧЕЛОВЕКА ВЫРАЖАЕТСЯ И МОЖЕТ ВЫРАЗИТЬСЯ В ТОМ,ЧТОБЫ ХОТЯ-БЫ ЧЕСТНО МЫСЛИТЬ.
МЫ МНОГОЕ ДЕЛАЕМ ПО ПРИНУЖДЕНИЮ,И ЧАСТО ТО, ЧТО МЫ ДЕЛАЕМ, НЕ ЗАВИСИТ ОТ НАШЕГО ГЕРОИЗМА ИЛИ ТРУСОСТИ.НО ЕСТЬ КАКАЯ-ТО ТОЧКА,В КОТОРОЙ МЫ,ВОПРЕКИ ВСЕМ СИЛАМ ПРИРОДЫ ИЛИ ОБЩЕСТВА,МОЖЕМ ХОТЯ БЫ ДУМАТЬ ЧЕСТНО. И Я УВЕРЕН,ЧТО КАЖДЫЙ ИЗ ВАС,НЕЗАВИСИМО ОТ ТОГО, УДАВАЛОСЬ ЛИ ВАМ БЫТЬ НЕ ПРОСТО В СОСТОЯНИИ ЧЕСТНОСТИ, А В СОСТОЯНИИ ЧЕСТНОЙ МЫСЛИ, ЗНАЕТ ОСОБУЮ КАКУЮ-ТО ВЕЩЬ, КОТОРУЮ ЧЕЛОВЕК ИСПЫТЫВАЕТ ,КОГДА ЗАГОРАЕТСЯ НЕИЗВЕСТНО ОТКУДА ПРИШЕДШАЯ ИСКРА, КОТОРУЮ МОЖНО НАЗВАТЬ БОЖЬЕЙ ИСКРОЙ. ( М . М.)

Эстетикой мышления можно назвать наши беседы в связи с тем, что искусство, как известно, прежде всего - радость, а речь у нас должна идти о радости мышления. По - видимому, не существует ни одного нашего переживания искусства или занятия искусством, которое не было бы связано с особым пронзительно - радостным состоянием человека. Пруст даже как-то заметил, что может быть, критерием истины и таланта в искусстве, в литературе является состояние радости у творца. Состояние творческой радости может быть и у того, кто читает или смотрит. Что это за состояние радости, которое к тому же еще может быть и критерием истины? Можно сказать, что у мышления есть своя эстетика, что мысль безусловно связана с радостью, иногда с единственной радостью человека. Эта радость относится и к мысли, о которой я хочу беседовать с вами, и к мысли, в связи с которой вообще возникает вопрос: "что это значит?", "что это за состояние у человека и зачем оно вообще?".

Иногда или чаще всего нам ничего не остается, кроме того, чтобы получить светлую радость мысли. Можно к ней добавить и другие прилагательные. Например, чаще всего достоинство человека выражается и может выразиться в том, чтобы хотя бы честно мыслить. Мы многое делаем по принуждению, и часто то, что мы делаем, не зависит от нашего героизма или трусости. Но есть одна какая - то точка, в которой мы, вопреки всем силам природы или общества, можем хотя бы думать честно. И я уверен, что каждый из вас, независимо от того, удавалось ли вам быть не просто в состоянии честности, а в состоянии честной мысли, знает особую какую - то вещь, которую человек испытывает, когда загорается неизвестно откуда пришедшая искра, которую можно назвать Божьей искрой. Существует особое состояние пронзительной, томительной ясности, отрешенности и какой - то ностальгической, острейшей, кручинной или сладко тоскливой ясности. Даже беду в мысли (в том, что я называю мыслью и чего пока мы не знаем), даже эту беду можно воспринять на какой - то звенящей, пронзительной, как ни странно, радостной ноте.Но что может быть радостным в беде? Только то, что ты - мыслишь, г. е. твое сознание твоего сознания. Но можно ли думать, когда тебе больно и испытывать от этого радость? Радоваться можно лишь тому, что в этой боли выступило с пронзительной ясностью. Ты смотришь, опустив руки, и тем не менее никто у тебя не может отнять того, что ты видишь, - если, разумеется, видишь.

Это состояние может испытывать каждый. Во - первых, его трудно разъяснить и объяснить, а во - вторых, оно растворено в других состояниях. Такое состояние может возникать в ситуации неразделенной любви и испытывая его, мы естественно, отождествляем это с любовью, не отделяем одно от другого. Но тем не менее то, о чем я говорю, есть в этом состоянии мысль, а не любовь. Или когда мы с такой же поразительной ясностью можем видеть справедливость. Вот, например, мы можем видеть двух сцепившихся врагов, рвущих друг другу глотку и знать, что они братья родные, они же сами этого не знают, они продолжают борьбу, но ТЫ - знаешь, ТЫ - видишь. Выразить этого ты не можешь, так как не можешь свое сознание о том, какова природа действий наблюдаемого человека, навязать другому, если он сам себя не понимает. Он не понимает, что тот, кого он ненавидит, на самом деле его брат. Ты со стороны ясно видишь это положение, а он этого не видит. Трагически на твоих глазах сцепились обстоятельства вражды и ненависти, а ты видишь другой смысл этого с абсолютной ясностью, но недоказуемой. Ни сам себе не можешь доказать, ни этим сцепившимся в борьбе врагам - братьям. И более того, ты не можешь даже им помочь. Но поскольку ты видишь этот другой смысл - их братство, - то в этой способности умственно видеть нота радости все же присутствует. Что бы ни случилось, как бы они друг друга ни терзали, куда бы ни покатился мир, но увиденное знание истинной связи этих людей - их братство и есть то, что ты увидел и это называется мыслью или истиной, - это уже случилось, это необратимо, этого отнять нельзя, это было. И, может быть, именно с такой необратимой исполненностью и связана радость.

Значит радостью может быть такое чувство необратимой исполненности смысла. К этому приложимо слово "эстетика", поскольку последнее обязательно предполагает нечто чувственное. Эстетика неотделима от момента сенсуального, чувственного, даже если это просто слова. Ведь слово имеет свою чувственную материю, оно несет чувственную радость. А краска, цвет? Цвет, хотя и несет смысл, но одновременно радует и наши чувства. А мысль в этом плане находится в очень особом положении. Для разъяснения его необходимо говорить о совпадении.

Существуют и происходят очень странные совпадения. Об этом мне тоже придется говорить, чтобы у вас не было смущения, не возникало бы никакого комплекса неполноценности перед тем, что тема такая высокая, перед высоким делом мышления или сознания, смущения что вы - де ничтожны, а мысль великих мыслителей велика и вам до нее не достать. Пока я условно назову это коинциденцией, т. е. совпадением. Я хочу выразить здесь простую вещь: если вы что - либо помыслили, это существует даже если кто - то другой уже это говорил. Конечно, трудно определить критерием, что такое помысленное в отличие от непомысленного и пока придется остаться на интуитивном уровне. И это будет темным, пока мы не прокрутимся по всем ответвлениям этой темы. Так вот, если что - то помысленно вами - оно ваше, даже если это совпадает с мыслью другого человека, даже если это совпадет с мыслью великого мыслителя.

Прежде чем дальше говорить о совпадении, я должен заметить, что часто приходится задумываться, когда встречаешься с рассуждениями определенного рода. Например, с такими: люди очень любят иерархию - что выше, что ниже. Берут бесконечные проблемы: что выше - художественная истина или научная? Искусство или философия? Философия или наука? Чувства или мысль? и т. п. И сформировалось такое образное представление, что в общем - то ,самая высшая радость и самое высшее состояние человека - это состояние художественное. И это представление незаметно предполагает, что у художника, артиста, писателя всегда есть какая - то особая привилегия. Мне же всегда казалось, что у художника есть нечто, что помогает ему и этой помощью делает (условно конечно, я не пытаюсь устанавливать иерархию) его работу ниже работы мыслителя. Причина этого кроется в представлении, специфическом ощущении удачи или неудачи труда. Когда поэт пытается выразить какое - либо состояние в слове, даже если ему не удается до конца достичь ясности в том, что он испытывал, у него всегда есть промежуточный слой успеха, приносящий ему удовлетворение. Этот слой есть сама непосредственная чувственная материя стиха. Поэтому, если он не добился до конца по каким - то причинам полного успеха в слое мысли, поскольку стихотворение тоже мысль, он мог быть компенсирован успехом в промежуточных слоях, которые всегда присутствуют. Скажем, какая - либо аллитерация, уникально найденная, может искупить неполный успех в сути дела, т. е. в мысли. А тогда мне то прустовское рассуждение о поэтической радости как высшей радости не представляется верным, так как всегда есть вот этот, так сказать, клапан безопасности, выпускающий излишний пар творческой энергии. Напряжение духа, может быть, оказалось не вполне реализованным, но оно тем не менее принесло удовлетворение тем, что в промежуточном слое чувственной конструкции (а стих обязательно чувственная конструкция) есть успех. И можно хоть чему - то обрадоваться, даже тому, что не есть радость мысли. Следовательно, тем самым я уже отличаю радость мысли от какой - то другой радости, от эстетической радости. Вот в состоянии такого думания мне показалось, что я подумал нечто интересное, но оказалось, что люди уже думали так. В думах об этом я встретил эту же мысль у Евгения Баратынского.

Правда, на мой взгляд, он не совсем законно выделяет среди художников в отличие от живописца, скульптора или музыканта, у которых большую роль играет чувственная материя, именно художника слова и объявляет его мыслителем. Стихотворение у него так и называется, оно обращено к художнику слова. И на Баратынского распространяется то мое возражение, которое было обращено к Прусту. Ведь у слова тоже есть материя, а именно о материи идет речь у Баратынского. Стихотворение звучит так:

Резец, орган, кисть! Счастлив, кто влеком
К ним, чувственным, за грань их не ступая!
Есть хмель ему на празднике мирском!
Но пред тобой, как пред нагим мечом,
Мысль, острый луч! бледнеет жизнь земная.

Возможно вас, как и меня, пронзит это словосочетание: ...пред мыслью (тобой), как пред нагим мечом... - но у слова, вопреки Баратынскому, все это еще есть. В случае же мысли никаких прикрас, никакой чувственной материи. Hie rotos, hie saita (здесь радость, здесь прыгай) и никакого промежуточного слоя. Если тебе не удалась мысль, тебе не удалось ничего. Нет ни аллитерации, ни редкой звонкой рифмы, ни удачно найденного и ясно переданного смутного настроения, какое бывает в магии поэзии, которое можно разыграть, даже не вполне пройдя все пути к мысли. А здесь, в этом стихотворении - "мысль, острый луч! бледнеет жизнь земная", т. е. "бледнеет" красочность земной жизни, ее чувственные оттенки, обеспечивающие сами по себе возможность для самоудовлетворения. Но в нашем случае, поскольку мы собираемся радоваться мысли, так же как мы радуемся искусству, дана непосредственно сама мысль. Только ведь в радости мысли, в эстетике мысли есть нечто, выделяющее ее из всего другого: "как меч нагой перед тобой", голый меч; или все, или ничего.»

БЕСЕДЫ О МЫШЛЕНИИ               

Мои комментарии и их обсуждение.


Лев Полыковский: Радость бывает разная: поверхностная, быстро проходящая, не оказывающая на сознание человека существенное влияние и глубинная , оказывающая судьбоносное , глубочайшее воздействие на сознание , духовно пробуждающая человека на осознание смысла своей жизни, своего духовного предназначения, выявляющая ключевой позитив его сознания, как главный момент его предназначения. Вот такое общение, которое инициирует глубинную радость я и называю чудом общения.
                Беда в мысли", если она и близко не приближается к глубинной радости и чуду общения.
Александр Юрьевич Реушев: Был когда то знаком с человеком подпадающим под ваше описание: был нормальным человеком, потом стал вечноулыбающимся идиотом,- в какую то секту стал ходить. Может вы и не согласитесь с такой трактовкой, но ваша "глубинная радость" "оказывающая судьбоносное воздействие" должна как то проявляться и внешним образом.- в экспрессии, в деятельности( в "горении", по выражению Ю. Семёнова, ).Оглядываясь вокруг особо подобных "пассионариев" не замечаешь. Получается, вы описываете какиме то уникальные случаи, а все остальные обрекаются на "беду в мысли".
Лев Полыковский: Вы глубоко заблуждаетесь, сами того не замечая. По Гёте человек познавший своё назначение становится гением, По Сократу главное для человека познать самого себя. По Протагору человек мера всех вещей. Но какой человек. Писателю Галактиону Тобидзе принадлежит фраза : "ты ещё проект человека". Так что же такое человек, а что такое проект человека? Подойдём с другой стороны. Энгельс говорил: жить значит умирать, жизнедеятельность значит умирание. Даже в этом глубинном аспекте мы от рождения несчастны, ибо от рождения умираем. Вспомним профессиолога Воробьёва , который говорит, что большинство людей так и уходят из жизни, так и не поняв : в чём "замысел случайного прихода" (выражение поэта Бронислава Горба) их в наш мир. То есть вы правы лишь в том, что пассионарные случаи сегодня чрезвычайно редки в нашем мире. И возникает мысль, что у человечества есть перспектива увеличить пассионароность людей в нашем обществе. Для этого необходима не эммиграция в эзотерику, а изменение способа производства, когда за основной критерий берутся основные ключевые способности, а не второстепенные. То есть социальное регулирование должно взять основным критерием оптимизацию человеческих способностей. Это не классовый подход, не капиталистический способ производства, основанный на конкуренции, а принципиально новый, берущий за свою основу высокую коммунистическую мораль плюс к этому оптимизацию социального регулирования человеческих способностей как главный аспект социального регулирования.
        Александр Юрьевич Реушев: Лев Полыковский, если я и заблуждаюсь, то вы не сказали в чём. Просто включили далее свою "мировоззренческую философию " и снова наговорили много пафосных слов. Кстати, кроме фразы Табидзе мне прекрасно знакомых. Я мог бы и от себя процитировать, что то в этом духе.Например, что человек ещё должен исполнится в качестве человека( т. к. его "существование предшествует сущности") или другую фразу Сартра-" сделать хоть что то из того, для чего ты был сюда призван". Мамардашвили я тоже, конечно, читал с его своеобразным "героическим пафосом". Кстати именно его интервью времён перестройки и привили интерес к философии и философствованию (в отличии от институтских лекций по диамату/истмату). Но при всём притом в конце концов стал склонятся к более научной, "строгой" и если угодно-трезвой философии. Если вы пишите о "глубинной радости" которая переображает, то чтобы это не выглядело неким мифом извольте привести пример-как это происходит. Я, например, не вижу. И скорее склонен принять точку зрения экзистенциализма Ясперса о "пограничной ситуации", Хайдеггеровских "основонастроев" (ужаса, удивления, скуки) или психоаналитической илеи о "травме" лежащей в основе мышления, чем то, что некое радостное чувство ("эврики"?) преобразует всю дальнейшую интеллектуальную жизнь. Т.е. я его не отрицаю(тем более, что оно и самому знакомо), но это происходит постепенно и почти незаметно, скорее, даже и начало то не вспомнишь-когда это в первый раз случилось. Вы же пишите о некоем обрерении или потрясении.
        Александр Юрьевич Реушев Ну а "коммунистическую мораль", "оптимизацию социального регулирования" -вообще комментировать не хочется. К научности (которой всё таки и философия должна придерживаться) это вообще не имеет отношения (так как ни доказать, ни опровергнуть эти верования невозможно). Утопии -вещь неизбежная и, может даже, необходимая в нашей жизни, но придавать им "научный" характер(или обосновывать философски)- дело безнадёжное.
         Лев Полыковский: Я не знаю какие вы взгляды называется научными, от которых я якобы, по Вашей мысли отступил. Но мне ближе пафосная поэзия науки Генриха Хильми, что человек является организатором и гармонизатором Вселенной, мне чужда философия оправдания агрессивно-послушного (по Афанасьеву) или пассивно послушного большинства. Для меня ближе по духу гуманистично и альтруистично активная философия возмутителей спокойствия этого болота. Мне ближе по духу философия Гегелевского героического напряжения нашего разума. Основным недостатком коммунистической идеи является, то, что не включили в марксовскую цепочку деньги-товар-деньги человеческие способности. А ведь основным принципом коммунизма является принцип "от каждого по способности каждому по потребности". А основным принципом социализма  "от каждого по способности каждому по труду". То есть необходима бухгалтерия человеческих способностей. По этой бухгалтерии каждый человек работающий не по призванию снижает на какой-то конкретный процент эффективность общественного развития или продуктивность его. Значит от суммарной конфигурации способностей людей зависит суммарная продуктивность общества. Нет необходимости говорить, в каком кризисе находится современное общество. И в то же время нет конструктивной идеи общества будущего. В этом кризис современной философии. Вы с этим согласны? Так о какой научности можно говорить, если наука не даёт пути выхода из кризиса? Моя же концепция государства школы радости с её специфической пафосной научностью даёт нам новый оптимизм социального регулирования человеческих способностей с основным критерием: чем больше людей будут трудится на благо общества по призванию, тем более счастливы и успешны они будут, тем больше будет процветать и общество. А ответы на ваши вопросы ко мне я дам отдельно. К сожалению, ужасный дефицит времени.
        Александр Юрьевич Реушев: Спасибо. что откликнулись. Если будете иметь желание и время мне (здесь или ещё где) написать, то добро пожаловать, я -"открытая система".Ну, а я, поскольку на сегодняшний день обладаю свободным временем, попробую на некоторые вопросы или те моменты, которые для самого себя, остаются неясными, ответить..Начну, пожалуй, с того, что от некоторых своих формулировок я и сам готов отказаться. И это вовсе не от того, что обладаю этакой "гибкостью" ума, которая позволяет, как говорят про некоторых политиков-"в прыжке переобуться"Просто иногда заведомо выдвигаю такие положения которые способствуют возникновению диалоги или спора(что тоже устраивает).Если некто говорит "А", то для "интриги" можно сказать и "Б", а уж потом можно прояснить свои взгляды в более точном виде.А теперь по существу."Моё" деление на "мировоззренческую" и "научную"( а лучше бы "чистую"(как у Шпета)или просто)философию больше существует на уровне интуиции, чем в артикулированной форме. Это ,думаю, предмет специального исследования.Но всё же некоторые признаки(если не "симптомы") очевидны. "Мировоззренческую" философию прежде всего выдаёт пафос и разговор по теме в самых, что ни есть абстрактных формулировках, а так же своеобразная "гигантомания". Человека в его повседневном существовании здесь практически не встретишь; Он всегда здесь выступает либо как персонаж на всемирно-исторической сцене, либо вписан в космический порядок. То что я подразумеваю под "философией" подразумевает движение от другого полюса. Исходная точка- сам человек, его субъективность. Приведение всего к первичной очевидности. Не секрет, что здесь я исхожу из подхода развиваемого в феноменологии.. К сожалению вынужден временно откланятся. Продолжу потом.
          Лев Полыковский Для меня как философа по призванию, физика по образованию и поэта по обстоятельствам критерием научности является физическая наблюдаемость, опытная проверяемость и логическая обоснованность. И этим критериям хотя бы 1, 2 из них должны соответствовать и мировоззренческая философия и философия естественнонаучного знания. Если хотя бы один из этих критериев явно выражен то философское исследование достойно обсуждения и развития как гипотетическое знание вплоть до выявления в нём противоречий или до выхода её за границы применимости. До сих пор я не встретил в своих идеях ни одного противоречия. И поэтому буду рад, следуя метафорическому примеру Сирано де Бержерака, "а теперь ты заколоть меня попробуй" в теоретическом. смысле. Я со многими спорил и эти споры отражены в моей странице "Лев Полыковский философия" , но им не удалось меня ни опровергнуть, ни выявить у меня логического противоречия. И потому я всегда рад новым энтузиастам "заколоть мою гипотезу оптимизма".
          Александр Юрьевич Реушев Лев Полыковский , у меня. честно говоря. нет особого "энтузиазма"опровергнуть вашу "гипотезу оптимизма"-как вообще можно опровергнуть верования?Если человек -"на том стою, и не могу иначе", то легче конечно его уничтожить, чем разубедить.Ну а меня тем более нет резонов покушаться ни на вашу жизнь, ни на ваши убеждения. Они мне не мешают. Мне в споре бывает интересно обнаружить, что мои аргументы слабы и придти к мыслям, которых не было. Говорят-в споре истины не рождаются. Но если речь идёт о консенсусу. Действительно: скорее два бомжа с пропитыми мозгами придут к соглашению, чем два философа , наделённых вроде бы "высшим разумом". Но тем не менее , считаю. спор продуктивен, и вовсе не из за консенсуса, а вот именно в том, что заставляет думать. подыскивая аргументы.Однако в случае с "гипотезой счастья" это вряд ли возможно. То, что её никто не может опровергнуть, как раз и доказывает, что она скорее всего не научно. Вспомните знаменитый принцип Карла Поппера -"фальсификации":гипотеза, которую невозможно опровергнуть-не является научной. Например, существование Высшего существа невозможно ни доказать, ни опровергнуть научно. Это чисто вопрос веры. Очевидно в своей гипотезе вы оставляете ей слишком большое место. Но опять таки, ни доказать, ни опровергнуть, я тут ничего не могу, так как с вашей гипотезой не знаком.
           Лев Полыковский: Вечно улыбающиеся идиоты -  совершенно  не имеют никакого отношения к моей  гипотезе.     Как  реализуется глубинная  радость  в чуде общения.  У каждого человека  есть самая  чувствительная  точка  сознания,  воздействуя на которую некоей информацией,  которую назову индивидуальной  ключевой информацией,  можно  вызвать  некое  состояние  радости,   если  выявлен  ключевой позитив  данной личности.  Это может быть  внезапной вспышкой любви  которая буквально переворачивает  жизнь человека. Это может  и внезапной  вспышкой озарения  когда в результате общения  учёный или  работник искусства  обнаруживает  то,  что  помогает ему придти к истине,  которую он долго и тщетно искал.  И третий вариант  когда чудо общения  позволяет ему  понять  каково же его основное назначение в его  жизни,  до этого момента он существовал  не зная , в чём замысел его случайного или не случайного прихода   в этот мир, в чём его призвание, его основные ключевые способности, его истинная духовная траектория., в чём заключается  основной фактор, ключ к его успешности, взаимовыгодный и ему и обществу.  Для него это словно второе духовное рождение.  Вы говорите, что это очень редко случается?  Да, редко.  Но поиск своей половинки в любви , своего  дополнения до гения в родственной духовно и творчески ему личности тем не менее есть самая главная духовная драгоценность в нашей жизни.
           Waldemar Karsten отвечает Льву Полыковскому: Ваше "равенство способностей" ничем не лучше "равенства в потреблении", "равенства в нищете" или исходного "равенства в дикости".
Есть легенда, что спартанцы бросали в пропасть младенцев с физическими пороками и далее создавали довольно жёсткие условия быта, чтобы выживали лишь самые здоровые, выносливые, неприхотливые. Для военных действий это было преимуществом, но в мирной жизни это преимущество обернулось пороком.
И так происходит в любом противопоставлении, при любой абсолютизации одной из крайностей по классовому, расовому, национальному, физическому, интеллектуальному и любому другому признаку.
Почему? Потому, что любая абсолютизация противоречит основному метафизическому принципу: ФУНКЦИОНАЛЬНОЙ ВЗАИМОДОПОЛНИТЕЛЬНОСТИ.
Принцип МОНОКУЛЬТУРЫ может казаться благом только в головах людей, далёких от понимания фундаментальных принципов существования и взаимодействия в действительности.
            Лев Полыковский пишет Waldemar Karsten:  О каком равенстве  способностей в моей гипотезе  вы говорите?  Никакого равенства способностей я не предлагаю.  Если Вы внимательно читали мои тезисы, то  поймёте, что я говорю  о более тщательной ориентации на подбор кадров по призванию во имя увеличения эффективности продуктивности каждой личности  и всего общества.  То есть  я говорю  о замене конкурентного отбора кадров  решением оптимальной  задачи в масштабах  страны для оптимального распределения  всех кадров во всех сферах деятельности в обществе.
            Александр Юрьевич Реушев отвечает Льву Полыковскому: Ваше творчество-прекрасный образец "физика" ставшего"лириком"(из "Павла"- в "Савлы").. Картины вы рисуете прекрасные.Хоть я и не до понимаю,- что, собственно, меняется, когда мы про человека, который испытывает большую радость( у вас она "глубинная") получив долгожданную весточку , будем говорить, что он испытывает радость получив "ключевую индивидуальную информацию"?Это, что, делает наши рассуждения на эти темы, более глубокомысленными? Более философскими? Понимаю:вы хотели формализовать. Но получилось только выборочно."Радость" что в обыденном употреблении, что на уровне философских абстракций ей же и осталась. Дедушка Хайдеггер бы сказал: здесь онтическое тождественно онтологичному(если бы так рассуждал). Но если серьёзно, то получается, что философия есть не более, чем совокупность "пропозициональных функций". Т. е. вместо того, чтобы сказать "Волга впадает в Каспийское море", мы скажем"Х впадает в Каспийское море" или "Волга впадает в Y".В каком то отношении это, наверное, продуктивно, но в случае вашей гипотезы я не совсем понял: что это даёт?Какое расширение или прирост знания? Ваш пафос я с самого начала оценил и определил, что всё это подпадает под "мировоззренческую философию"-ту. которая транслирует некий взгляд на мир, чуть более упорядоченный. чем это даётся в пассивных синтезах-стихийно. Ведь даже у "слесаря дяди Васи" есть свой кругозор, свои представления о мире. Есть у него и "категории""мама" и "папа"(нарезка на болты и трубы- внутренняя и внешняя), которые он применяет ко многим явлениям жизни. Но это не делает его Фрейдистом. Так и здесь: то, что вы берёте действительные ситуации человеческого существования и излагаете их на своём своеобразном языке, не делает их ни более доступными для понимания, ни более подверженными для воздействия.
              Лев Полыковский отвечает Александру Юрьевичу Реушеву: А можете ли вы их перевести на свой понятийный язык , выразить в логике привычных вам понятий или дело не в языке, а в чём-то другом и нужно более углублённое рассмотрение этих вопросов? Все мои идеи , которые я Вам предложил на рассматривать в комплексе. А, вырывая из контекста , действительно, может стать непонятно: а зачем это всё нужно. А всё это нужно для решения оптимальной задачи распределения максиму людей в обществе по призванию. Итак оптимальное социальное регулирование человеческих способностей необходимо для создания государства школы радости. Логическими инструментами такого оптимального социального регулирования является накопление для каждого человека индивидуальной ключевой информации на основе интенсификации всех сфер жизни общества медицины, образования, науки, производства. Для личного процветания каждому человеку необходимо в трудоспособном возрасте работать по призванию , иметь крепкую семью, основанную на любви и глубоком духовном родстве. Именно эти условия отвечают максимально успешному развитию общества. Глубинная радость и чудеса общения подразумевают и оптимальную гармонию человека со своим окружением и общества с человеком.
         Waldemar Karsten отвечает Льву Полыковскому: Пусть все радуются каждый день до помрачения и пусть трудятся в три, в десять раз продуктивнее. Что от этого изменится в обществе? Будет меньше олигархов или будут больше пить?
А если такая "идилия" будет во всём мире, то человечество в десять раз быстрее придёт к экологическому самоуничтожению.

Александр Юрьевич Реушев отвечает Владимиру Карстену: И опять таки всплывает "проклятый" вопрос, который однажды задали Марксу и на который должны желательно ответить его "наследники": а кто будет толчки чистить? "вот вы и будете!" - сердито ответил Маркс своему оппоненту. Но ведь этот ответ не по существу. Похоже "классику" тут нечего было сказать.Увы, что при "неизбежном" коммунизме, что в "школе радости" кто то всё равно должен будет выполнять непрезентабельную обязанность утилизации мусора,других отходов человеческой жизнедеятельности. Значит кто то будет больше предаваться "радости", а кто то меньше. И коль скоро будет некто , кто будет "оптимально распределять" кадры во всех сферах деятельности, то будет ли он справедлив? Однако товарищам(или господам) "утопистам" главное набросать картинку в общем и в позитивном свете, а практические частные вопросы они оставляют неким своим последователям-читателям.Ну да бог с этим. Критика утопизма-это не то, что меня интересует в философии.

Лев Полыковский отвечает Александру Юрьевичу Реушеву: Согласно философии Н.Ф.Фёдорова, С.Г.Семёновой и Антуан де Сент-Экзюпери, Проснулся утром – убери свою планету, Иначе она вся зарастет баобабами. Таково наше назначение. Прежде , чем заняться великими делами, убери всю скверну и все нечистоты, которые мешают людям жить, такое соборное предназначение человека как части человечества, исходный пункт стратегии нашего предназначения. А затем займись тем, что лично тебе задано от природы, заложено в твоих генах, познав самого себя начни реализовывать свои основные ключевые способности. Я не Маркс и для меня нет в этом каверзном вопросе трудностей. Так будет поступать человек вылупившийся из скорлупы проекта человека.

Лев Полыковский отвечает Waldemar Karsten: Вот такую радость до помрачения и можно назвать глупой радостью проектов человека, поверхностной зряшной бессмысленной радостью. Только мудрая радость познавшего своё назначение человека в соборном всеединстве с мудрым человечеством превращённым в духовный вектор, устремлённый в бесконечный прогресс высокогуманного разума, живущего на принципах любви к ближнему и есть гениальная мозаика государства школы радости.

Waldemar Karsten отвечает Льву Полыковскому: Это называется высокопарным пустословием.

Лев Полыковский отвечает Waldemar Karsten: Я говорю  о глупой  радости  безудержного потребления по принципу "после нас хоть потоп".  О  эгоистичной  хищнической жизни без самоотдачи, без заботы о бедствующих людях, о будущих поколениях людей, о будущем природы, общества и людей.  Какое же это пустословие?!


Рецензии
Ради любопытства решил посмотреть, что за мною "числиться" в интернете; как я там вообще отсвечиваю, и вот наткнулся на этот текст дублирующий вашу дискуссию в "Фейсбуке". Приятная неожиданность. Дело в том, что в "Фейсбуке" некоторое время назад меня заблокировали, и всё,что там было - пропало. В том числе и некоторые весьма содержательные обсуждения. Благодаря вам какой - то фрагмент (пускай и единичный) моих интеллектуальных усилий оказывается сохранился. За это я очень вам признателен. Ну и сама дискуссия была достаточно интересна, а в чём то и плодотворна (для возможных читателей). Надеюсь, чуть позже, как к ней, так и к другим вашим публикациям кое - что добавить. В некотором роде это и послужило - в качестве одной из причин того, что я наконец решил зарегестрироватся на ПРОЗА.ру(до этого только на СТИХИ.ру).

Александр Реушев   27.12.2020 23:35     Заявить о нарушении
Я очень рад Вашему отклику, тем более что мне удалось помочь сохранить Вам Ваши мысли. Но "Вопросы философии" на фейсбуке стали с некоторых по мне не интересны и темы не те, что меня интересуют, и сам организатор форума меня игнорирует.

Лев Полыковский Философия   23.03.2021 08:41   Заявить о нарушении
Здравствуйте Лев. Мне тоже, кстати, в этой группе ("Вопросы философии") как -то стало не интересно. Очень уж там тематика сместилась в сторону религиозных проблем и вопросов. Я же исхожу, что философская и религиозная, - это две разные установки: первая-критическая; вторая-веры. А если совмещать, то получается нечто "кентаврическое" или "монструозное". Понятное дело, что полностью нельзя достичь абсолютной достоверности оснований (даже знаменитое "когито" Декарта или "эпохе" Гуссерля её не даёт), но, по крайней мере, можно стремится к этому. Но если приплетать в цепь рассуждений Высшее Существо, то элемент произвольности будет всё же чрезмерным - для мышления претендующего на нечто большее, чем просто мнение.

Александр Реушев   23.03.2021 11:03   Заявить о нарушении