Предновогоднее дежурство в Академии Наук...

                Скоро Новый Год. В Академии Наук все куда-то бегут, снуют, суетятся. В магазинах, недалеку от институтов, занимают сразу по несколько очередей.

                Вот, выбросили сухое шампанское. Полусладкое и полусухое уже закончились.  А вот - очередь за мандаринами.

                На углу дают горошек. Ведь без него не будет оливье. А без этого, может, и Новый Год не придёт.

                А Майонез?

                Майонез у нас появился в буфете института физиологии  растений. Всего несколько ящиков осталось. По две стеклянных баночки в одни руки дают.
               
                Правда, в магазине, по свидетельству лаборанток, уже кончаются яйца и солёные огурцы. Тем, кто не успел, на базар бежать придётся.

                -  А ты, Эмануил? Куда собрался? Только диссер защитил , молоко на губах не обсохло. И туда же? По очередям?,- взгляд Балаура - грозного учёного секретаря , был суров и бескомпромиссен. Тебе сегодня дежурить. Елки охранять ночью!

                -  Да, не повезло тебе, -  вздыхали приятели,- на самом выходе, говоришь, прихватил ?

                -  Балаур, в переводе с румынского - Дракон! Полностью подтверждается. Хотя, думаю, что это Рита. Именно она сдала, не сомневайся, подвела тебя под монастырь. Давеча , списки какие-то в дирекцию готовила. Наверняка, в приказ на ночное дежурство по охране ёлок вписала,- Миша Мокану, старый коллега по лаборатории, сочувственно похлопал меня по плечу

                -  Придется жену с дочерью к родителям в Тирасполь одних отправлять,- нахмурился я,- до дизель-поезда  на Одессу всего пара часов осталась

                -  Ничего страшного!,- садистски улыбалась Рита Сергеевна, смазывая ситуацию елейным голоском,- сегодня, в ночь на тридцать первое, отдежуришь, а завтра, с утра , поедешь спокойненько в свой дорогой Тирасполь,- она со вкусом откусила шоколадку, запила молоком из картонного треугольного пакета и продолжила психотерапию,

                -  Еще и поспать успеешь в поезде, за полтора-то часа.  Поспишь себе и к Новому Году, как огурчик. Ой! Совсем забыла! Надо ж, огурцы купить. Все. Побежала. Ещё уйму дел провернуть надо.

                -  Не расстраивайся. Иронию Судьбы, и  накануне старого Нового года , посмотреть можно, - успокоил меня последний сотрудник лаборатории, мгновенно растворившись в сумраке институтского коридора...

                Наступили ранние зимние сумерки

                -  При нападении на елки посторонних лиц, находящихся в нетрезвом состоянии, немедленно бежать на пост и докладывать  вахтеру, - инструктировал  накануне дежурства завхоз, подозрительно качавшийся из стороны в сторону. Я, как Заместитель Директора по общим вопросам,- обязательно приду проверять ночью. Он утробно икнул и дохнул густой смесью перегара.

                На дежурного вахтёра, ставшего во фрунт, глядеть было совсем жалко. Непонятно, как он вообще мог стоять. Видимо незаметно оперся на колонну.

                - Вопросы и поЖЖЖелания, есть?,- еле выговорил завхоз

                - Прошу выдать табельное оружие,- выпучив глаза, вдруг, произнёс дежурный,- Те, хто елки рубить собирается, они ж, небось, не пустые - с топорами ходють?

                -  Отставить! Не положено!,- по-военному отрубил завхоз,- отбиваться своими силами и держаться, он оглядел меня и дежурного, насмерть! До последнего солдата и прихода основных сил, то бишь, милиции.

                -  Значить,  эти елки-палки,  телом своим закрывать? ,- съежился вахтёр.- Семёныч , ты хоть спирта, для смелости, перед боем-то. А ? Не зажимай!

                -  Я и не собирался,- Семеныч выложил на столик небольшую емкость из темного стекла с притертой резиновой пробкой,- Чистый! Девяносто шесть градусов. От сердца отрываю,- гордо произнёс он,- Мы ж, тоже ж, люди ж! Понимаем...

                -  К охране елок... приступить!,- громко скомандовал он, и, развернувшись на месте, с размаху шлепнулся на мраморный пол

                Часам к восьми вечера, к нам стали подтягиваться подкрепления из соседних институтов химии, прикладной физики и математики. В руках у них красовались похожие емкости из темного стекла. Самыми обеспеченными в этом отношении, были представители ЦАМ - Центра автоматизации и метрологии. И спирт у них был лучше, и закуска имелась в большем разнообразии.

                Каждый час , распевая песни, отпугивающие не только случайных прохожих, но и потенциальных охотников срубить елочку накануне Нового Года , мы направлялись, от корпуса к корпусу, из одних гостей к другим.

                В полночь, появились сотрудники из вивария института Зоологии. Они наперебой расписывали волшебные шашлыки, которыми можно было побаловаться из экспериментальных групп чудо-кроликов, отборных барашков и прочих экзотических объектов исследований. Силы, однако, иссякли.

                Все сотни елок, окружавших наши институты Академии Наук, встретили рассвет в целости и сохранности. Утренняя комиссия из печальных завхозов, принимавшая нашу смену , выглядела нелицеприятно, но держалась стойко, как на похоронах важных официальных лиц.

                Однако общий итог  праздников был подпорчен ненасытными работниками вивария. В новогоднюю ночь они умудрились, все же, съесть племенного барана. А за него, далекой туманной Великобритании, был плачен целый миллион фунтов. Причём, в самой твёрдой валюте.

                - Да сколько тот несчастный барашек стоит?! ,- возмущался пьяный сторож, на которого милиция одевала наручники,- за него одного я целых трёх подарю со своего подворья. Они ж, и тяжелее, и полезнее,  и вкуснее , наверное, в сто раз...

               


Рецензии