Гора...

Отрывок из главы книги памяти Виктора Пономарчука и других альпинистов: "Ухожу...".

"Невозможное — невеста человечества".

Андрей Платонов
 
На том, что сказано, можно было бы и остановиться. Но я хочу продолжить, чтобы провести главную параллель, связывающую высотные и полярные шапки Земли с разными поколениями людей в одну картину... Картину эту создают всё те же ритмы, о которых я повёл речь после Баргузинской экспедиции. Все мы — проводники Космоса и потому силы Космоса подталкивают всех нас жить по одному сценарию. Космос всегда ищет диалог с нами. В подавляющем большинстве случаев мы к нему не готовы. Но альпинисты чаще других людей попадают в открытое космическое пространство, в запредельные условия выживания. Шутливая фраза Владимира Стеценко о том, что на Памире их группа "потопала на Южную Стену пика Коммунизма в ярких лучах Большой Медведицы", с одной стороны — верх юмора, с другой — верх правды, говорящей о том же, о чём говорю я: о космических ритмах, задаваемых звёздами.
 
В 1970-х годах волна этих ритмов создала много имён. Все они пробивали себе путь в фарватере жизни и не желали тащиться по обочине. Месснер, Руткевич, Кузнецова, Кукучка, Лоретан, Куртыка, Уэмура… Балыбердин, Хрищатый, Ильинский, Букреев, Башкиров, Чуков, Конюхов… Пономарь, Попов, Михайлов, Аполлон, Андю, Краснов, Жила, Капуста, Мальвина… — лишь крохотная часть человечества, устремившегося к высотным и широтным полюсам Земли на волне 70-х. Все эти люди так или иначе приняли эстафету, переданную им предыдущей волной первооткрывателей и восходителей: Туром Хейердалом и Аленом Бомбаром, Тенцингом и Хиллари… Хергиани, Онищенко, Овчинниковым, Шатаевым… я бы даже сказал — Гагариным, Комаровым, Леоновым, Джанибековым…

Чуточку позже эстафету подхватили Яковенко, Болотов, Урубко, Бонадысенко, Дорофеева, Белецкая, Вяленкова, Коптева… Все они шли в одной связке, называемой Время. Поэтому в те годы, когда Пономарь бил лыжню при пятидесятиградусных морозах на Баргузинском хребте или поднимался на Джигит и Зиндон, Уэмура, при тех же морозах, пробивался в одиночку к Северному полюсу, а Месснер — к Нанга Парбату, Джомолунгме и К-2…

В те годы и дни, и немного раньше, мы с неослабевающим интересом следили за стремительным освоением широтных и высотных полюсов Земли, за освоением Космоса… Эти годы были восхождением Духа всего человечества. Одна искра зажигала другую… Разгоралось пламя. Это было пламя эры Водолея, погашенное I и II Мировыми войнами и зажжённое вновь послевоенным поколением по имени Данко. Демографическая волна послевоенной поры оказалась самой массовой в ХХ столетии и на Западе не зря получила название "бэби-бум". Главное, что сделало поколение этой волны, — стронуло энергию "больших чисел" к открытию полюсов и себя, сделало самый крупный шаг к созиданию, а не разрушению человечества… Слова американского астронавта Нила Армстронга о первом шаге человека на Луне, как скачке в развитии человечества, можно без всякого преувеличения отнести к шагам всех первопроходцев, пересекавших высотные и полярные шапки Земли и океан в послевоенное время...

Все путешественники и восходители послевоенной поры совершили безпримерный для нашей цивилизации подвиг. Он заключается в демонстрации возможностей человека к освоению земного и космического пространства, в демонстрации духа и способностей людей к сотрудничеству во имя высшей цели. Вот почему, говоря о пределах человеческих возможностей и о космизме, я не принимаю аргументы людей, утверждающих, что на гималайских высотах "каждый — сам за себя". Если так, мы к освоению земных и космических пространств не готовы. Не готовы, потому что сила цепи всегда определяется самым слабым её звеном. Позиция "каждый — сам за себя" и есть самое слабое звено человечества. Оно останавливает развитие человека в той точке, в которой при подъёме на Эверест "покорители" перешагивают через живых ещё людей, безмолвно взывающих к помощи глазами, пересохшим ртом и обмороженными руками. Посмотрите фотографии и видео в интернете под названием "Кладбище на Эвересте" (http://infoglaz.ru/?p=18080) и вы увидите жуткое свидетельство духовной импотенции человека, выращенного цивилизацией доллара и коммерческим альпинизмом. Я не скажу, что духовны все, кто остался под Эверестом в "зоне смерти", но все, кто цеплялся там за жизнь группами и в одиночку, и пережил не одну ночь и не одни сутки вопреки прогнозам медицины, совершил гораздо большее восхождение духа, чем "покорители" самой высокой точки Земли, прошедшие мимо них. Я ни на минуту не допускаю мысль о том, чтобы мимо таких людей в "зоне смерти" могли пройти Хергиани… Пономарь… Аполлон, Андю, Яковенко... или мой первый учитель в горах Николай Верюжский…

Тему взаимопомощи в мире людей и животных поднял на заре ХХ века П.А.Кропоткин, известный как отец ледниковой теории, выдающийся географ, а также теоретик анархизма и создатель учения "Этика". Его книга "Взаимопомощь как фактор эволюции" (1902) черпала основную идею развития общества из мира братьев наших меньших, опираясь на многочисленные примеры. Но в постулате "каждый — сам за себя" Запад как будто захотел отойти от животных не в лучшую сторону. Я не был на высотах выше 5 тыс. м, но дух мой на стороне Кропоткина. Он не соглашается с западной психологией "каждый — сам за себя". Это — закат цивилизации.

Ответ такой психологии дал в 1996 г. поступок русского (русского, а не советского и не казахстанского, как пишут СМИ) альпиниста Анатолия Букреева, спасшего в "зоне смерти" на Эвересте нескольких человек в одиночку. Это были коммерческие клиенты западных туристических фирм. Но подвиг Букреева много выше спасения нескольких жизней, потому что на Эвересте Букреев преодолел порог "зоны смерти" и порог страха в человеческом сердце. Показал путь. Путь, который помог потом спасти многие жизни благодаря тому, что планка была поднята… В Гималаях Букреев сделал то, что сделал Ален Бомбар в Атлантике, перейдя океан на весельной лодке. Своим поступком Букреев придал знаменитым словам Бомбара космический смысл, открыв для выживания человека в "зоне смерти" новые горизонты. Вслед за Бомбаром, он на примере гималайского космоса показал, что и там человека убивает не жажда и не голод… Не высота… Убивает собственный страх и чужое равнодушие.

Подробно с историей гибели и спасения людей на Эвересте в 1996 г. можно ознакомиться в книге Букреева и Де Уолта "Восхождение" (2002), потрясающей своей правдой. Я горжусь, что принадлежу народу, давшему миру такого человека, как Букреев. Горжусь, что этот народ дал миру Куваева, который в своём последнем незаконченном романе "Правила бегства" поднял ту же тему, что и Букреев. Это тема космизма, тема борьбы за человека, выброшенного за борт жизни безчеловечным к нему отношением. Первое правило бегства, которое формулирует Куваев, обращено к людям, находящимся в зоне бедствия: "Убегая — оглянись…" Неважно, где находится эта зона: за Полярным кругом, на Эвересте, посреди Атлантического океана или за дверьми соседа... Если ты находишься рядом — оглянись… Оглянись на людей, терпящих бедствие. Куваев не зря начинает роман вопросом древнего автора: "Если не я за себя, то кто за меня? Если я только за себя, то зачем я?".

Я считаю, что альпинизм и есть ответ на этот вопрос, потому что альпинизм — это прежде всего восхождение духа. Нет духа — нет альпинизма. И нет диалога с Космосом. Космос вступает в диалог с человеком только тогда, когда чужая жизнь ставится дороже собственной. Букреев поступил именно так. Поступил в запредельных для человека условиях, когда, спустившись с Эвереста, ему пришлось трижды (;;; трижды !!!) снова в "зону смерти" вернуться… Вернуться одному, потому что на его просьбу о помощи в штурмовом лагере среди десятков людей, спрятавшихся в палатках, не откликнулся никто !!!. И Букреев ушёл в ночь. Один. Ушёл в сумасшедшую снежную бурю, сбивающую человека с ног. А он уже больше суток провёл на этих ногах между отметками 7900 и 8848 м — без кислородного аппарата. Этому не поверили альпинисты-профессионалы… Не поверили далёкие от альпинизма люди. Не поверили и люди, спасённые Букреевым…

Что особенно больно после подвига Букреева под Эверестом и его гибели позднее на Аннапурне, — бездушие людей, страну которых он прославил. Все знают, что в альпинизме в почёте первопрохождение трудных вершин. Букреев же совершил первопрохождение труднейшей из всех вершин — вершины Духа. Это первопрохождение было сделано на самой высокой Горе мира, где такого маршрута никто не прошёл до Букреева, не повторил и после. Это тот "русский вариант", который прошли Хергиани и Онищенко на стене Гранд Жорас в Альпах, но в духовном плане. Это тот Русский восьмитысячник в Гималаях, которым завершила прохождение самых неприступных и самых высоких вершин Земли команда Владимира Башкирова. Тысячу и тысячу раз прав Тенцинг, сказавший, что Чомолунгма — Великая Гора и она помогает другим стать великими. Казахстан этих слов Тенцинга не расслышал...

Эти обстоятельства доходчиво объясняют, почему я не хочу вслед за проституированными СМИ называть Анатолия Букреева казахстанским или советским альпинистом… почему Райнхольд Месснер не хотел ни над одной вершиной планеты поднимать ни один флаг, кроме своего личного — носового платка… Я 12 лет прожил в Киргизии. Столько же в Америке. После этого я не стал ни киргизским исследователем снежного барса, ни американским. Остался русским, потому что сменить корни, из которых растёт человек, невозможно.

Такой же "казахстанский" альпинист, как Букреев, — Денис Урубко. Он не только самый яркий последователь альпийского стиля Букреева, но и последователь его духа. В 2008 г., под Аннапурной, Денис сразу откликнулся на призыв Сергея Богомолова о помощи баскскому альпинисту Иньяки, терпящему бедствие под вершиной… (см. интервью с С.Богомоловым, Приложение). В январе 2018 г. он сделал то же самое для спасения двух альпинистов — Элизабет Риволь и Томаша Мацкевича (Elisabeth Revol и Tomasz Mackiewicz) на Нанга Парбат. Из Казахстана Урубко, в конце-концов, уехал.

В подтверждение моих слов о неприятии западной точки зрения о невозможности спасения людей в "зоне смерти" жизнь дала после Букреева много других примеров. Один из них — спасение Владимира Горбача украинской командой в 1999-м на Эвересте. Об этом мне рассказала Ирина Вяленкова. Когда Владимиру стало плохо на 8600, вся команда отказалась от восхождения. Она транспортировала Горбача вниз несколько дней. Немцы тогда помогли с кислородом, разрешив украинцам пользоваться своими баллонами. Но в компенсацию о помощи они оставили украинцам свои рюкзаки, которые нужно было стащить из базового лагеря вниз. И падающие от усталости мужики, измотанные страшным физическим и психологическим грузом в "зоне смерти", взгромоздили на себя этот убойный "довесок", потому что выбора у них не было. Они были чёрными от нечеловеческих усилий и гималайского солнца, но светлыми от необходимости отплатить добром за добро…

В мае 2001 г., ради спасения переломавшего ноги англичанина Томаса Мура, отказался от своей мечты — траверса Лхоцзе Главная — Эверест — друг Анатолия Букреева и Дениса Урубко итальянец Симоне Моро. Они шли на траверс с Денисом. В интернете https://www.ivi.ru/titr/everything/everesthero я не нашёл подробностей происшествия, но услышал некоторые детали в фильме о первовосхождении на Лхоцзе Среднюю — от Владимира Яночкина:

"Вчера (вероятно, 22 мая — Е.К.) в 6 час. вечера англичанин сорвался на склоне. У него слетели рукавицы, кошки, очки... он поломал ноги... и никто не мог к нему пойти. ...Англичанин лежал не на дороге... Симоне Моро поднялся к нему, привязал его верёвкой к себе на спину и понёс... Ему пришлось поднять англичанина с высоты 8000 на 8200 м... как он это сделал?.. и спускаться из 4-го лагеря вниз. Сил на дальнейшее восхождение у него не осталось."

Итальянский альпинист Симоне Моро известен не только своими трудными зимними восхождениями в Гималаях, но и как один из лучших представителей Запада, с которым дружат наши альпинисты, и как высококлассный пилот вертолёта. Он участвовал в спасательных операциях, когда вертолёт удавалось поднять до рекордных высот в 7000 метров. Но подлинное благородство он проявил именно в 2001 г., чтобы спасти серьёзно травмированного английского альпиниста Томаса Мура.

Ещё одна безпримерная спасаловка на Эвересте проведена Александром Абрамовым — Клуб "7 вершин". В мае 2006 г. командой этого клуба с высоты 8700 м был транспортирован умерший вечером и воскресший утром австралиец Линкольн Холл (Lincoln Hall)… Воскрешение из мёртвых не имеет аналогов в истории высотных восхождений. Этот прецедент показывает насколько огромны резервы нашего организма в "зоне смерти" и насколько непредсказуемы ожидаемые последствия. Это тот редкий случай, который мы называем чудом и приписываем его вмешательству Высших Сил. Чудо здесь представляет сам умерший и воскресший, чудо — люди, оказавшиеся в нужном месте в нужное время, чудо — желание коммерческих клиентов отказаться от восхождения ради спасения человеческой жизни. Андрей Платонов оказался глубоким провидцем, сказав слова, приведённые в эпиграфе: "Невозможное — невеста человечества." В Гималаях эта невеста пришла к Линкольну. Несмотря на совершённый над ним похоронный обряд, он даже на смертельной для жизни высоте выглядел более здравомыслящим, чем его спасители. Когда при подъёме к Эвересту американский гид Дэн Мазур (Dan Mazur) увидел сидящего на гребне хребта полураздетого человека, он был полностью ошарашен и не знал что подумать:

- Эй, что ты здесь делаешь?
Ответ сразил его:
- Представляю, как вы удивлены, увидев меня здесь...

Нет смысла пересказывать историю, которую можно найти в интернете http://7summits.ru/articles/all/item_3056/ и в книге Линкольна "Dead Lucky: life after death on Mount Everest", 2008 ("Счастливый покойник: жизнь после смерти на Горе Эверест", 2008). Она интересна в первую очередь невероятными физическими и психическими трансформациями человека на грани жизни и смерти. Утром Линкольн был уже в заключительной предсмертной стадии переохлаждения. На таком рубеже организм не сокращает приток тепла к рукам и ногам, как в начале охлаждения, когда кровь направляется исключительно на сохранение жизненно важных внутренних органов, а наоборот, выплёскивает кровь на периферию и человеку становится жарко. При неминуемой смерти кровь резко накачивается в конечности, вызывая прилив тепла. Тем самым Природа одновременно даёт человеку последний шанс спасения от холода или ...убивает его. Такой защитный механизм объясняет факт, почему половину людей, погибших от переохлаждения, находят раздетыми и полураздетыми... Феномен получил название "парадоксальное раздевание".

Механизм возврата тепла к конечностям на финальной стадии переохлаждения или при возвращении человека в жильё объясняет благополучный исход с моим другом с метеостанции "Тянь-Шань" Владимиром Мистюком. Обморозив ступни и пальцы, он по возвращении на станцию интуитивно не стал снимать шерстяные носки, пока ноги медленно не отогрелись внутренним теплом и не пришли в порядок. На это ушла неделя или больше, но это сохранило ноги. Думаю, что механизм, заложенный в спасение переохлаждённого организма Природой, должен быть взят на вооружение во всех клиниках. Замороженные клетки кожи и внутренних тканей рук и ног отогреваются и восстанавливаются исключительно внутренним теплом — никак не тёплой или холодной водой и не растиранием снегом... Влажные примочки после холодной ночёвки на Даулагири уложили Ирину Вяленкову на 2,5 года в московские клиники, где ей пришлось пережить 14 операций... Запоздалое возвращение в тепло после восхождения на Лхоцзе Главную ещё раньше уложило на 5 лет в те же клиники Владимира Каратаева. Владимир отлично понимал, что "холод уже на подъёме отключил у него периферию, сохраняя ядро" (слова Каратаева из видео в интернете), но помочь себе в тех условиях он просто не мог. Они остались на Горе вдвоём с Сергеем Бершовым, кислород и собственные силы были у них в дефиците. Кислород же сразу мог дать тепло и силы, активизировав защитные процессы организма. Но в условиях вынужденной ночёвки в штурмовом лагере после восхождения Бершов смог только перебинтовать ему пальцы.

Ещё одна поучительная история спасения человека неожиданно "пришла ко мне" по другому региону — пику Ленина на Памире. Когда мы в октябре 2017 г. собрались в бане со старыми друзьями и обсуждали эту тему, Лёша Б. (Леонид Бубенец) — участник Баргузинской экспедиции 1979 г. — говорит:

- Что ты всё о других людях и Гималаях? Этим летом сын нашего Лёни Стрелюка спас на Ленина какую-то польку. Стащил её вниз на себе с самого верха...

На следующий день я связался с Лёней и взял телефон его среднего сына — Жени. Летом он работал гидом на Памире, и когда мы встретились в кафе, рассказал всю историю.

Меня переполняло чувство гордости, что сын самого первого и самого известного в Иркутске туриста не прошёл мимо женщины, чуть не погибшей на одном из "наших" семитысячников. Лёню и его жену Наташу, проработавших всю жизнь в СЮТУРе вместе с Николаем Верюжским, я знал давно, но поближе познакомился только в 2010 г. Через их руки и походы в Саянах и других горах прошли тысячи людей, включая Екатерину Дорофееву (Иванову), а у Наташи был на Байкале лучший в России туристический лагерь, в который мы с друзьями приехали в гости в 2011 г. Я тогда в шутку провоцировал ребятишек на негативные отклики о лагере, чтобы выяснить правду, и говорил им всякие нелепости: какие тяжёлые у вас условия... глупые воспитатели... какие неудобные палатки и как ужасно вас кормят... Ребятишки таращили на меня глаза и мгновенно реагировали: "Дядя, ты плохой..."

В тот приезд я увидел в лагере и Женю, помогавшего матери в работе с будущими туристами. Помню, что Женя продемонстрировал нам виртуозное прохождение тренировочного стенда с верёвками, развешанными на деревьях.

Нет смысла описывать условия восхождения на пик Ленина, которые легко найти в интернете на сайте компании Азия-Трэвел http://www.centralasia-travel.com/ ru/expeditions/lenin или др. Но по многочисленным отзывам, в частности https://www. risk.ru/blog/206609, нельзя не заметить, что коммерческий альпинизм на Памире уже подмочил свою репутацию, как и в Гималаях.

А вот Женина история:               

"В компанию Азия-Трэвел, под Ленина, нас приехало 6-7 чел. — работать гидами. 12 дней максимум там давалось на акклиматизацию. В Гималаи (на Эверест) ездить для нас не по карману. Туда нужно сейчас 3 млн.руб. Сам я уже 14 лет работаю в промальпе (начал с 14 лет).

На восхождении у меня был с собой дексаметазон (снимает экстренно отёк лёгких и мозга на большой высоте). Вышел я в половине шестого утра. В 2 ночи, как все, выходить не захотелось. Было не с кем, а плестись за всеми не было смысла. У «Ножа» — скального участка с перилами около 40 м — догнал через  2,5 часа первых восходителей, ушедших в 2 ночи.

Наверху надо пройти плато Парашютистов (названо так, потому что раньше там выбрасывали десант с самолёта и 5 чел. погибло). Выше плато начинались три «сопки», за которыми и находился пик Ленина (7134 м).

У меня была рация. По правилам восходители связываются с базой каждые 4 часа (чётные: 8-12-16) и сообщают о ситуации, самочувствии… Сотовый работает только на пике — отличная связь по одному из киргизских операторов.

Сейчас трудно припомнить время, но где-то между 10 утра и 12-13 час. я подходил к вершине. На плато Парашютистов я почему-то ушёл вправо от тропы... Вначале, по ходу подъёма, увидел справа рюкзак… Потом, на середине 3-й «сопки», которая на 7100, показалась фигура человека, стоящего на коленях лицом к вершине. Я-то думал, я — первый. Поднялся быстрее всех, сейчас позвоню домой и скажу, что я — на Ленина… А тут кто-то оказался круче… Уже сходил и возвращается… Но потом я стал понимать, что следов на Гору не было и что-то не так…

Я пошёл поздороваться… Человек находился метрах в 30 (5-10?) от тропы… Молодая женщина… Она стояла на коленях на снегу, лицом к вершине. Пыталась снять свои краги… У неё были мертвенно-бледного цвета руки... такое же лицо… белые глаза… Она ничего не видела и ничего не понимала… Не могла ответить на элементарные вопросы:

- Who are you?… Your name… Where are you from?…

У неё была последняя стадия переохлаждения, когда человек начинает раздеваться от мощного прилива тепла (термин «парадоксальное раздевание»). Я лихорадочно соображал: что делать? Люди были далеко… Человека надо было приводить в чувства, а у меня не было практического опыта с дексаметазоном и я связался по рации с базой… Я спрашивал, нельзя ли вызвать вертолёт на Парашютное плато?… Спрашивал, до какой высоты вертолёт может подняться? Тогда казалось, что времени у женщины почти нет.

- Какой нахрен вертолёт! — кричала база. Если она способна идти, поднимай её и идите… Если нет — бросай и иди сам… Она уже сутки провела на такой высоте… Помогать безполезно…

Другим вариантом в моей голове было спустить женщину с пика Ленина по отвесной стене в 3 км и сразу решить проблему спасения… Но это тоже было нереально из-за протяжённости маршрута, отсутствия верёвок, скальных козырьков и лавин…

У меня было с собой пол-термоса (литровый объём) горячего чая. Я поил женщину и как мог тормошил её...

Сам чувствовал себя на 3-й «сопке» неважно. Было тяжело идти и дышать… Когда я шёл, то всё время опирался на лыжные палки и отдыхал… Но когда увидел пострадавшую женщину, всё забылось… Высота перестала чувствоваться. Думал только одно: как человеку помочь?

На 7100 м, под вершиной, я провёл возле женщины 4 часа.

За это время я вернулся навстречу поднимавшейся первой тройке (гид с двумя клиентами), где гидом был опытный альпинист и спасатель Руслан (ок. 30 лет). Руслан сказал, я правильно сделал, что не стал сам колоть дексаметазон, пока человек не пришёл в чувство. Мы вкололи адреналин, который был у него, и женщина начала приходить в себя. Она почувствовала боль в руках. Её звали Бьянка... Из Польши... 30 лет... Дома двое детей... На ногах у неё были отличные ботинки… пуховка... шапка... очков не было. Руслан был за то, чтобы оставить женщину здесь:

- Вниз её тащить двое суток… 80% против 20, что она не выживет…

Я приспособил для Бьянки рюкзак, лыжные палки, верёвку и потащил её волоком вниз один — первые 400 м. Дальше начиналось Парашютное плато. Там у меня уже было пьяное состояние…

...Палки были в руках. Точные мысли вспомнить не могу, но это было что-то в духе «бл**ть, бл**ть, бл**ть, бл**ть, бл**ть,» ...

Навстречу поднималась вторая тройка… Люди смотрели на нас со стороны и видели: один чувак тащит другого…

В группе из 2-х клиентов один оказался европейцем, прожившим 25 лет в Непале и имевшим большой опыт работы в горах. Их гид сказал: я не могу помогать без согласия клиентов. Я должен идти с ними на вершину. Но клиент согласился идти на вершину один, а гид с «непальцем» начали мне помогать. Мы не верили, что что-то получится… Проходили по плато 30 м и падали… Снегу было в колено. Утром он был подморожен, но днём, на солнце, превратился в кашу. То и другое было препятствием для движения…

Потом к нам присоединились люди из 3-й группы, где с нашим гидом шли 2 голландца. Всего нас стало на плато 5 человек. Не будь здесь даже одного голландца для помощи, мы бы не смогли тащить вчетвером. Один из голландцев также пошел на вершину, а один остался помогать.

Когда я снова связался с базой, Владимир Сувига (компания Ак-Сай Трэвел) сказал по рации:

- Если вы дотащите до «Ножа», дальше я вышлю на помощь людей…

Мы до «Ножа» дотащили и стали спускать… Я там был уже никакой. В глазах темно… плохо соображал… Бьянку мы передали людям Сувиги в 8 вечера...

9 флагов разных компаний, которые я должен был сфотографировать на вершине, так и остались в моём рюкзаке… Утром я обошёл всех, кто помогал, и поблагодарил за помощь… Мне нужно было выбираться в Ош и улетать в Иркутск. Денег у меня не было, но Виктор Викторович (директор нашего лагеря, Азия Трэвел; вероятно — Сухарев: доп. ЕК) сказал, что мне оплатят всю мою предыдущую работу и авиабилет в обе стороны (оплатили в одну). За день я спустился из 3-го лагеря в базовый. Конечно, я потерял своё время и средства. Только добраться до пика Ленина стоило 60 тыс.

На следующий день Бьянку спустили вниз люди, которых прислал Сувига. Они сделали санки из карематов и спустили её во 2-й лагерь вшестером. Из 2-го лагеря вниз её спустил Тополь (кто-то из гидов Киргизии?). Он посадил её на плечи и скатился с ней на горных лыжах…

Дополнительно о Бьянке: она поднялась на пик Ленина, но спуститься уже не смогла. На 7100 м она провела холодную ночёвку при —30 градусах С. На подъёме, когда сил уже было мало, она бросила рюкзак, который я и увидел. В рюкзаке было термоодеяло, которое мы тоже использовали вместе с рюкзаком, чтобы тащить Бьянку. Два рюкзака связали вместо санок.

Бьянка поморозила только руки. Ноги остались целыми, благодаря отличным ботинкам. При спуске её разместили на ночёвку в штурмовом лагере на 6100. С ней всю ночь находились трое дежурных.

Женя: у меня брали 3 интервью, но публикацию сделали односторонней, без понимания общей картины. Получилось, что кто-то из людей оказался виноватым, потому что отказал в помощи. Но я считаю, люди действовали правильно, исходя из ситуации и влияния высоты..."

В рассказе Жени меня искренне порадовали гиды и клиенты, запрягшиеся с ним в одну лямку ради спасения молодой женщины. Они не испугались работы и высоты, напугавших спасателей и базу. Как и Женя, они отказались от вершины и потерянных денег ради того главного, о чём написана эта книга. Бьянка, похоже, счастливый человек, если ей на помощь пришло в последнюю минуту столько людей. Женя пояснил, что она не дошла до пика Ленина годом раньше, и совсем другой ценой поднялась годом позже. Холодную ночёвку она схватила в стороне от тропы, куда счастливо для неё свернул на плато Парашютистов и Женя. Я не верю в случайности...

В рассказе Жени невольно напрягли два момента: реакция базы на запрос помощи с вершины и реакция профессионального спасателя Руслана... В лагере о нём ходили слухи, что он бросил двух клиентов на Ленина... (см. https://www. risk.ru/blog/206609). Я без труда нашёл эту информацию в интернете. Там было столько откликов и комментариев, будто к ним подключился весь альпинистский и неальпинистский мир. История никого не оставила равнодушным. Голоса, как всегда, разделились. Веские аргументы из собственного и чужого опыта общения с Русланом и начальником лагеря были и "за", и "против".

Я согласен со всеми, кто "за". Кто поддержал Руслана, как опытного спасателя и сказал много добрых слов в адрес начальника лагеря Юрия Ермачека — очень известного своей доброжелательностью и высокой порядочностью в лагере, и очень известного альпиниста. Но в комментариях прозвучал правильный вопрос: почему там высказались все, кроме этих двух лиц, которым, собственно, и адресована история двух клиентов, брошенных на двое суток на пике Ленина и чудом оставшихся в живых? Если спасатели и начальник лагеря настолько профессиональны, почему они не увидели в клиентах, за счёт которых живут, двух "чайников", которых с самого начала надо было либо не пускать на Гору, либо сопроводить оттуда вниз до самого лагеря? Ребята же просто молодцы, в первую очередь Макс. Конечно, он "чайник", но он не столько счастливый "чайник", выживший на своей везухе, сколько мужественный, сильный и великодушный человек, более 50 часов боровшийся на Горе за свою жизнь и жизнь партнёра. Макс не бросил ни одного упрёка в адрес Руслана и других людей, с которыми связывался по рации, в адрес руководства лагеря. Но все эти люди обязаны задать себе вопрос: что было бы, если бы Макс и его напарник погибли? Такой исход не прозвучал бы победным салютом в адрес Азия и Ак-Сай Трэвел со стороны клиентов, обеспечивающих собственными финансами существование обеих фирм.

Вопрос надо задать и о истории с Бьянкой. Как можно человеку, обратившемуся к базе с вершины за помощью о спасении женщины, сказать: бросай её? Или: 80% против 20, что она не выживет... За жизнь любого человека, и уж тем более любого клиента, фирма, живущая за его счёт, обязана бороться, пока человек не будет спасён или не закроет глаза на руках спасателя. Если подобные примеры стали пробивать себе путь в Гималаях, почему они должны быть исключением на Памире? Впрягся же в одну лямку со спасателями Владимир Сувига. Как и обещал, он поддержал ребят у "Ножа", как поддержал много лет назад Валерия Хрищатого, шедшего на Канченджангу без кислородного оборудования...

Повторяю, я горжусь поступком Жени Стрелюка и помогших ему людей. Горжусь, что знаком с братьями и родителями Жени. Мне очень приятно, что эта семья самых известных в Иркутске туристов, воспитавшая через СЮТУР не одно поколение детей, подняла планку спасения человеческой жизни на гималайские высоты. Что Женя не остался равнодушным к чужой беде. Когда в январе 2018 г. Наташа и Лёня Стрелюк подвозили меня на машине домой с поминок нашего друга Елены Валиевой, я сказал родителям добрые слова о Жене, его братьях и их самих. Наташа искренне поблагодарила. Она что-то ещё добавила о сыновьях и последние её слова были: "Такие мимо не пройдут."

***

Особняком в альпинизме стоит восхождение на 14 самых высоких точек Земли в Гималаях и Каракоруме. Это путеводная звезда для многих альпинистов, стоившая им жизни при восхождениях в одиночку и в группах. Никто не вправе выносить осуждение этим людям, раскрывающим неисчерпаемые возможности человека в стремлении шагнуть за край небес. После подвигов, на которые способны единицы из нас, я бы лишь покрутил пальцем у виска в адрес Олимпийского комитета, амбиции которого зашкалили даже амбиции альпинистов. Высший Олимпийский орган не понял подвига альпинистов-пассионариев точно так же, как и пресловутый Нобелевский Комитет, давно служащий другим целям.

В 1988 г. Олимпийский комитет присудил Райнхольду Месснеру и Ежи Кукучке серебряные олимпийские медали за восхождение на все 14 восьмитысячников. На мой взгляд, это унизительно для обоих соло-восходителей мирового класса, поскольку символ Горы Олимп, выбранный в Олимпийских играх высшим символом человеческого духа, ближе всего именно альпинистам. Во-вторых, это унизительно для достоинства самого Олимпийского комитета, имеющего таких бездарных судей. Их судейство равнозначно судейству ещё одного комитета, присудившего 6-е место команде Владимира Башкирова за лучшее восхождение на Южную Стену пика Коммунизма в чемпионате СССР...

Как это ни странно, но в сравнении с Олимпийским комитетом, на высший пьедестал почёта поднял альпинизм Адольф Гитлер. В 1938 г. он не поскупился на золотые Олимпийские медали четырём членам немецко-австрийской команды альпинистов, поднявшимся на неприступную Северную Стену Эйгер: Андерлу Хекмайеру, Людвигу Фёргу, Фрицу Каспареку и Генриху Харреру. Глава государства лично принял альпинистов в Берлине и каждого из них наградил не только медалью, но и своим портретом с автографом. Кстати сказать, те золотые медали оказались единственными, разыгранными в Олимпийских играх 1936 г. (Эйгер. Северная Стена. История великой Горы http://4sport.ua/news?id=19520).

Как к Гитлеру не относись, он показал себя личностью, способной на поступок. В Олимпийском и Нобелевском комитетах послевоенного времени личностей, способных на поступки, поубавилось. Комитеты стали политизированными и неспособными оценить по достоинству ни Месснера, ни Кукучку, ни наших первопроходцев Северного и Южного полюсов в автономном режиме — команды Владимира Чукова и Валентины Кузнецовой (группа "Метелица"). Причём нужно подчеркнуть, что Чуков до сих пор — единственный человек в мире, четырежды достигший Северного полюса на лыжах в полном автономе (http://ru.arctic.ru/authors/ chukov/), а команда "Метелица" — единственная женская группа, пересёкшая Антарктиду и вдоль и поперёк исходившая Арктику.

Чукова у нас долго замалчивали, чтобы на Северном полюсе сделал карьеру Шпаро. В этом  заключается истинная "комсомольская правда" газеты с тем же названием. Карьера Шпаро делалась с её страниц, под её флагом и на её (в подтексте — наши с вами) деньги. О скрытой стороне подвига Чукова мы с друзьями услышали от одного из участников его команды в феврале 1997 г. в Восточном Саяне. Волею судеб мы оказались в одном зимовье. Он сошёл с маршрута уже по возрасту, много рассказал нам о тренировках и экспедициях Чукова, о Конюхове, и оставил нам свои продукты, расфасованные отдельно на одного человека на каждую варку...

Пиар Шпаро я слышал от него самого в 1989 г. в Москве, на заседании Географического Общества. Подробности добавил один парень с метеостанции "Северный Полюс-22", с которым мы вместе поступали в аспирантуру МГУ. Он первый показал мне обратную сторону "комсомольской правды" об автономности Шпаро, поскольку с "СП-22" стартовали на его глазах многие группы. Выступление Шпаро прозвучало резким диссонансом выступлению Мысловского, рассказавшего в том же году на заседании того же Географического Общества о подготовке экспедиции на Канченджангу. Они со Шпаро смотрелись как два человека из двух разных миров. Крайне удивительно и неприятно было узнать позднее, что Канченджангу Мысловский использовал в тех же целях, что и Северный полюс — Шпаро. Об этом рассказал Валерий Хрищатый на интернет-страницах "Гималайский маскарад: траверс Канченджанги" и в книге "Мы растворяемся в стихии" (издана родственниками после его гибели в 1993 г.). Об этом есть подтверждение в характеристике "молчаливой стороны" Мысловского руководителем экспедиции на Эверест 1982 г. Е.И.Таммом (книга "Эверест-82").

Чуков — профессиональный военный. Но даже в его конторе (не поворачивается язык назвать её армией после развала Союза) многолетние наработки отважного исследователя-первопроходца не нашли должного применения. К моменту достижения полюса и армия и страна оказались разваленными, за что Нобелевскую премию получил первый президент. Это была ещё одна "комсомольская правда", благодаря которой "последние на беговой дорожке" всегда становились "первыми". При этом истинные герои, прославившие страну на суше и на море, забывались начисто.

О группе "Метелица", созданной Валентиной Кузнецовой, правды мы слышали больше. Противостояние женщин амбициям мужчин не удивительно, но командное выражение в полярных путешествиях и в альпинизме оно нашло только в России. Жаль, что похожего командного союза не родилось между Ивановой-Вяленковой-Димитровой при восхождении 1994 года на Канченджангу. Тогда Канченджанга могла бы назваться Русским восьмитысячником гораздо раньше Лхоцзе Средней, а главное — по женской линии...

"Метелица" показала свою спаянность в самых суровых условиях Земли — в Арктике и в Антарктиде. В её составе была настоящая Олимпийская чемпионка, отмеченная медалью ещё до создания группы. Это Людмила Титова — почти полная тёзка альпинистки и оперной певицы из Иркутска — Людмилы Серафимовны Титовой.

В течение 30 лет, начиная с 1970-х, "Метелица" провела более 20 экспедиций в высоких широтах Арктики и Антарктики, показав пример выживания в экстремальных условиях на высотах до 3,5 км над уровнем моря при температурах до -71 градуса C (https://www.risk.ru/blog/13455). Из самых достойных мужчин Земли наши девушки разрешили сфотографироваться рядом с собой только Месснеру... Они встретились в Арктике в тот же год, когда Месснер, как и "Метелица", отправился к полюсу...


Рецензии
Евгений, рассказ хороший. Мне понравился. Много критических ситуаций в горах. Это как на подводной лодке.
.
.
Подробно с историей гибели и спасения людей на Эвересте в 1996 г. можно ознакомиться в книге Букреева и Де Уолта "Восхождение" (2002), потрясающей своей правдой. Я горжусь, что принадлежу народу, давшему миру такого человека, как Букреев. Горжусь, что этот народ дал миру Куваева, который в своём последнем незаконченном романе "Правила бегства" поднял ту же тему, что и Букреев. Это тема космизма, тема борьбы за человека, выброшенного за борт жизни безчеловечным к нему отношением.
.
Слава Букрееву и ему подобным. Много в нашем народе героев. Не все имена известны. Вот случай в школе, когда лейтенант пошёл на верную смерть и обезвредил вооруженного. Он зелёный, как три рубля, вчера еще со школы милиции. Пороху не нюхал, а победил в мебе страх, жаль, что ему только медальку. Или другой герой лейтенант в Сирии. Они же ещё дети, по существу, а совершили подвиги. А про космические силы и дороги хлеборобы, шахтеры и сталевары не думают. И про связь с космосом-это бред людской.
Работа Ваша сильная! Жму зелёную.
С уважением, Григорий Ерохин

Григорий Ерохин   21.01.2022 17:31     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.