Выдержека из кн. Мои обращения к богам

                Мои обращения к богам.26-30          

26.   После Ленина у нас сложились два типа идеологической надстройки: подлинная на базе марксизма-ленинизма, но искажённая в 1936г., и сталинская, извратившая марксистскую науку ради личного вождизма. В наше время марксизм отождествили со сталинизмом и все грехи Сталина с его репрессиями повесили на великую троицу: Маркса, Энгельса, Ленина. 
Посещая с середины 80-х годов различные сходки коммунистов, я заметил: творчество везде фонтанировало, но все меньше и меньше сходилось с марксистско-ленинскими постулатами. В такой возне претендентов-мыслителей на идейное обновление я не находил себе места. И опять вернулся к хождению по продвинувшимся в номенклатуре лицам.
Первой жертвой я назначил себе быстро продвигавшегося Б.Ельцина,  набиравшего славу народного любимца при непротивлении и поддержке М.Горбачева. Я подготовил с сокращениями новую редакцию "Программы партии" с движущей силой в лице рационализаторов и изобретателей. И, когда среди дворников пробежала судорога, что Ельцин появился на Пятницкой, оделся в чистую униформу, засунул пакет с готовым наполнением под резинку оранжевых штанов и с Пятницкого переулка перешел на Пятницкую улицу, чтобы присутствовать в качестве дежурного  на своем участке.
 Ельцин, не обращая внимания на зевак, по обычаю входил в магазин, осматривался, деловито поглядывал на содержание витрин, заговаривал с продавцами, отдельными покупателями. Быть совсем рядом я не мог и не имел права. Я стал думать, как передать ему пакет. Но всмотревшись в ситуацию, обнаружил, что у входа оставались два дюжих охранника, а третий был рядом с патроном и держал наготове блокнот для записи.
Так "сборная" охраны и зевак переходила из магазина в магазин. И единожды случилось, что мы едва не столкнулись на встречных курсах у дверей. Я замялся, а один из охранников тут же встал между нами. Я понял, что рискую не столько собой, сколько делом, ради которого живу.
Прекратив ходьбу по пятам, я вернулся домой, чтобы спокойно обдумать ситуацию. Скоро правильное решение мне подсказал мой друг Ростислав Подунов. /В будущем я пригрею его у себя в списанной квартирке после прискорбных событий в Чечне, где либо расправлялись с русскими, либо беспощадно выталкивали их с мест работы и квартир/.
Ростислав подал простую идею:  городское адресное бюро, – которое в прежние времена спокойно снабжало платные киоски по поиску адресатов. Так 6-го июня 89-го я спокойно вошел в подъезд дома на Ямской, где обитал Б.Ельцин. Дежурный, сравнительно немолодой, но ухоженный мужчина на вопрос: Могу ли я пройти к Борису Николаевичу, чтобы вручить пакет с письмом, – рассудительно ответил: "А зачем вам подниматься, если вы  можете спокойно опустить письмо прямо в ящик под номером шесть?" Письмо моё было нетолстым. Программу я заменил простым предложением.
 «Депутату Верховного Совета СССР  Ельцину Б.Н. от избирателя Бойкова М.В.:
«Уважаемый Борис Николаевич!
Чтобы избежать возрастания или обострения социальной напряженности в стране и заложить перспективу более гармоничного и прогрессивного решения общественных проблем в будущем, имею к Вам предложение об образовании новой компартии под названием "Демократическая коммунистическая партия Советского Союза" (ДКПСС), программу которой готов представить.
По социальной структуре надстройка в нашем обществе действительно уже не может быть многопартийной. Нет сил, смотрящих назад или в сторону, которые имели бы другие цели и питали другие интересы по сравнению с заложенными в программных установках, выработанных научным социализмом Маркса, Энгельса, Ленина. Однако, как показывает исторический опыт, однопартийный уклад плохо обеспечивает прогресс общества. Поэтому ДКПСС – это и сохранение однопартийности и, вместе с тем, преодоление её узости и недостатков. Это – и тождество и, одновременно, различие по отношению к КПСС. Будучи тождеством в целях, она будет давать отличие в вопросах о средствах и путях достижения общеисторических целей.
ДКПСС мыслится как партия, вбирающая в себя всё честное и передовое в стране, растущая возможно и за счет оттока из рядов КПСС, - партия, подхватывающая знамя строительства коммунизма на подлинно научных основаниях.
Разумеется, в связи с этим, она будет выразителем интересов и чаяний новой исторической движущей силы в лице новаторского движения, выделяющейся из всех  слоёв и групп (даже и чиновничества) и отличающейся от своих предшественников именно новизной и прогрессивностью способов, приёмов и средств в решении всех производственных и жизненных проблем.
Прецеденты наличия в той или иной стране двух или даже трёх компартий имелись и имеются. В принципе, поэтому не должно быть моральных препятствий к образованию ДКПСС, практическим организатором и, видимо, первым Генеральным Секретарем которой Вы могли бы стать в силу, естественно, вашей заслуженной популярности и приобретенного политического опыта.
Если Вас заинтересует этот проект, я готов встретиться с Вами и познакомить со всеми теоретическими материалами по этому жизненно важному вопросу.
С уважением   подпись    М.В.Бойков                6.06.1989г.
P.S. Лучше раскол в партии, чем раскол в обществе».

P.P.S. Так-таки раскол в обществе и произошел. Мерзавчики и подлецы ринулись в "предприниматели", присваивая бесхозную собственность.           01.06.2020г.


Рецензии