Время Кавов. Часть четвёртая

Я в тот вечер клиента забирал от вокзала. Я ещё обрадовался. Маршрут вокзал - улица Гоголя, дом 126. Наш дом. Этой поездкой и закончим наш рабочий день. Но клиент попросил повозить его по городу, клиент всегда прав, и я повёз, сначала заехали в хозяйственный магазин, он купил с десяток ложек, обычных железных ложек, или из чего они там сделаны. Затем ещё по нескольким адресам. Искал чего-то. Видно нашёл, потому – что, в конце концов, сказал:
-  А теперь на Гоголя.

Обычно клиенты доплачивают за такие экскурсии по городу. Этот не доплатил. Когда мы подъехали к нашему дому он произнёс:
- Разрешите представиться, я - Озз.  И меня нашли.

Так Озз стал жить с нами. Оззы нормальные, у них очень своеобразное чувство юмора, но шутят они редко. Могут пошутить по-английски, а могут и чисто по-русски, от всей души. Шутка должна быть к месту. Тогда смешно, Оззы эти места чувствуют.

Озз занял последнюю свободную комнату в нашем доме и практически не выходил из неё. Он целыми днями жужжал своей бор машинкой, что он там делал, стало известно только  к концу первого дня. Он занимался гравировкой. По металлу. Он подарил нам с Елизаветой по именной ложке. Красота. Ничего подобного я раньше не видел. Оззы, они такие, дай им дудку, они найдут где-нибудь укромный уголок и будут подбирать мелодию, дай им лопатку, он весь день будут строить замки из песка. Оззы очень увлекаются, если их не позвать, они могут и ужин пропустить. Половина шедевров в мире сделана руками Оззов.

- Дай-ка я посмотрю, - Елизавета забрала у меня ложку и стала сравнивать причудливые узоры, у неё мелкие завиточки и тонкие как паутина линии, у меня крупный рисунок с  широким размахом. – Вот даже не могу определить, какая мне нравиться больше. Как ты это делаешь?

Озз пожал плечами.
- Всё стремится к совершенству, но не всё его достигает. Я смотрю на ложку и вижу узор. Смотрю и вижу.
- А что ты видишь, когда смотришь на меня? – спросила Елизавета. В вопросе не было ни грамма кокетства. Чистое женское любопытство.
- Я вижу узор, и ты на пути к совершенству, - последовал ответ.
- И далеко ещё?
- Совсем рядом, рукой подать.
- Ага. Только иду я не в ту сторону.

- А что ты будешь делать с остальными ложками? – спросил я, я же помнил, что он купил их целую дюжину.
- Продам на рынке, нам же деньги нужны. Жить на что-то надо.
Практичность Озза мне пришлась по душе.
- Вот дал Бог соседей, тапком не в кого запустить, - подвёл черту в разговоре Кав.

Он больше не летал. Прошлой ночью он пересёк Атлантику по Международной воздушной линии через Шеннон, и спустился вниз, пролетел над всей Южной Америкой до мыса Горн и там его самолёт потерпел крушение при заходе на посадку. В правый двигатель попала птица. И он запросил экстренную. Посадка прошла вкривь и вкось. Самолёт выкатился за пределы полосы, подломилась правая стойка шасси, в общем один сплошной позор. Кав утверждал, что во всём виноват молодой и неопытный диспетчер, который растерялся и выбрал неправильный курс посадки. Но Кавам верить - себя не уважать. После этого Кав ушёл в себя на целые сутки, хмурил брови, смотрел на всех волком и в комнату никого не пускал. А сейчас скачал какую-то новую программу на компьютер, изучает азбуку Морзе и целыми днями работает на ключе.

Следующих двоих мы нашли быстро: одного вечером второго утром. Вечерний стоял на самом видном месте в виде бокала. У нас Елизаветой всего в доме по шесть: шесть вилок, шесть ложек, шесть кружек, шесть чашек для кофе, шесть бокалов, шесть поводов для разногласий.  И опять Елизавета. Женщины  наблюдательнее, чем мужчины, по мне так стоял бы он там до следующего потопа или ледникового периода, в зависимости от того что наступит раньше.

- Слушай, – говорит она мне, - ты же один бокал разбил на Новый год, а их опять шесть.
- Ага.
И тут звонок в дверь. Меня зовут Сос, прошу любить и жаловать.

Мы уже привыкли, что каждый из тех, кого мы находим,  что-то привносит в нашу жизнь, и все с интересом смотрели на Соса. Что там у него в багаже? Как выяснилось, Сосы  не работают, они промышляют. Ночью.
- Как ёжики что-ли? - пошутил Озз.
- Может как ёжики, может как тасманские дьяволы, - после многозначительной паузы ответил Сос. - Ну ладно, я пошёл, ночь на дворе. Мне пора. Про себя не рассказывайте.  Я про вас и так всё знаю.

С Сосами жить некомфортно. Они не сглаживают углы, и не стараются понравиться. И вести с ними разговоры одна морока. Они говорят, там, где следует промолчать, молчат, когда от них ожидают ответа. А ещё они о себе ничего не рассказывают, может быть, им есть что скрывать, а возможно они просто пытаются придать себе значимости. Но они любят сильных противников. Слабых они не обижают. К слабым они относятся с пренебрежением.
 
Мы с Оззом отправились спать, Елизавета дописывала очередную статью про розу ветров и глобальное потепление в масштабах одного города. А Кав до утра работал на ключе. А мне всю ночь снились кошмарные сны, я охотился за вражеским  радиопередатчиком. И только под утро я его нашёл в дупле огромного дуба, радистом оказался тот самый старый немец, которого я отвозил в аэропорт. Он долго отстреливался, а когда решил сдаться, потребовал, чтобы я вернул ему пятьдесят евро.

Но когда я утром проснулся, в доме действительно царила тишина. Я решил что, нашего неутомимого Кава всё-таки сморил сон. А нет, он просто перешёл на приём. Похоже, Кав вступил в клуб радиолюбителей, теперь его хлебом не корми, а дай отстучать парочку сообщений в эфир.

Продолжение следует.  (http://proza.ru/2020/06/03/1793)


Рецензии
Мне кажется, я - Озз, подошло по описанию. Сос не понравился - напомнил кое-кого. Спасибо, Сергей!

Лада Вдовина   10.05.2021 12:14     Заявить о нарушении
Вот такое Вавилонское столпотворение. Спасибо.

Сергей Корольчук   10.05.2021 21:07   Заявить о нарушении
На это произведение написано 8 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.