Провожатый

 
 
    Тёплый сентябрьский денёк вывел в парк, наверное, всех пенсионеров округи, и я перед ним не устояла тоже. Все скамейки были заняты. А нет, одна освободилась, и я поспешила занять место. Одновременно со мной рядом уселась незнакомая пожилая женщина и поздоровалась. Ещё одна, старая, на ходунках, кряхтя, присела на краешке, по-видимому, отдохнуть от трудной ходьбы. Как водится, разговорились. Старуха начала хвалить погоду, а потом умилённо воскликнула.
      – Как же хорошо жить! А я чуть на тот свет не отправилась.
      –Тяжело болели? – для приличия спросила я. Глядя на неё, не удивишься.  И моложе уходят.
      – Да нет, болею, конечно, как и все, но ничего смертельного.
      – А что случилось?
      Это присоединилась к разговору другая женщина. Старуха, найдя в нашем лице слушателей, рассказала следующую, на мой взгляд, неправдоподобную  историю:
        «Недавно мне пришлось лечь в больницу с ишемией. В палате все были сердечники, но одна женщина  –  особенно тяжёлая. И ещё не старая. Я её знала – Тамара Степановна, на почте работала. Умерла на глазах.
      Мне стало плохо, и больше ничего не помню.
      Когда открыла глаза, то увидела, что все больные в палате новенькие. И нянечка другая. Я удивилась, спросила её об этом, и она пояснила:
      –  Да в тот вечер все трое и скончались – одна за другой, Только Вы и остались. Еле вытащили с того света. Видно, не пришло ещё ваше время.
          Услужливо всплыла картина…. Тамара Степановна стала задыхаться, её лицо посинело, задёргалось… Кто-то кликнул врача…
          Потом другая картина несколько минут назад,  эта самая Тамара Степановна подошла к  моей кровати и погладила меня по руке.
      – Мучаешься? – сочувственно проговорила она, а я за тобой пришла, с того света.  Все ждут тебя: родители, братья дочка-малышка. Пойдём, я провожу тебя.
          Она схватила меня за руку  так, что стало больно.
        – Но я не хочу, – возразила я, и дёрнула руку. Хотя, честно говоря, поверила ей. Как она могла знать  о  братьях и ребёнке?
        Я со всей силы, на которую была способна,  попыталась высвободить руку. Вдруг лицо Тамары Степановны поменялось. Стало строгим и даже злым.
        Она яростно сжала мне руку. Повеяло холодом. Глаза у  покойницы сузились. Зрачки стали красными, как уголья. Я продолжала вырывать руку, но она вцепилась в нее, будто ледяными клещами, и тянет меня за собой.  Но неожиданно её хватка ослабла, и я высвободила руку.
          Я рассказала об этом соседкам по палате, но думала, что они не поверят. Но ошиблась.
        –  А это бабуля ко мне пришла и перекрестилась, - воскликнула одна из женщин, указав  на старушку с лучезарным взглядом, сидящую перед её кроватью на стуле …
        – Зачастую  провожает  на тот свет нечистая сила, в образе недавно умершего человека  или давно скончавшегося родственника, - сказала бабуля и истово перекрестилась.
        – Вот так она меня спасла от смерти, –  сказала  наша собеседница. Она поднялась, опираясь  на ходунки, и, попрощавшись, продолжила свой путь.


Рецензии