Непристойное предложение. 5-я часть

      В следующую пятницу накануне воскресного профессионального праздника, в зале областной филармонии департаментом здравоохранения проводилось общегородское собрание медиков. Внесение в список на поощрение подразумевало необходимость моего присутствия, закончив работу на час раньше, я приняла душ и переоделась в принесенные из дома платье и туфли. Отложенное с вечера единственно приличное платье, купленное три года назад, меня огорчило, последний раз я одевала его на Новый год, а утром, примерив, почувствовала почти критическое натяжение молнии, пополненным за прошедшие полгода «аварийным запасом» жировых отложений. Других вариантов подходящего ситуации костюма не просматривалось, поэтому на пешем пути от дома до больницы, втягивая выпиравший бугорок живота, злилась на себя за неспособность к сбалансированию диеты и физических нагрузок и весь трудовой день настроение было скверным.

      Дорога до здания филармонии в шесть остановок маршрутки заняла минут десять и за четверть часа до назначенного на 17-00 начала, я была на месте. Собравшаяся недалеко от парадного входа женская часть группы больничных коллег была трудно узнаваема из-за одетых по случаю «выхода в свет» платьев и туфель с разным уровнем подъема юбки и высоты каблука, вместо привычного глазу вида повседневных медицинских костюмов. Наверное, с их стороны мой наряд смотрелась также необычно. Поприветствовав многочисленных знакомых, я почти сразу прошла внутрь здания. В фойе меня окрикнула и подала приветственный взмах рукой Карина Вартановна, стоявшая рядом со старшей медсестрой неврологического отделения - Софьей Львовной Ривкиной, женщиной неславянской внешности выделявшейся среди окружающей публики «рубенсовскими формами XL-размера». Не выпадая из общего одежного «тренда», обе дамы тоже были в удлиненных летних платьях с рукавом «три четверти», а Карина обосабливалась висевшей через плечо большой брендовой сумкой-почтальонкой. Софью я знала гораздо дольше Карины, близко знакомы мы не были, сказывалась почти десятилетняя разница возраста, увы, не не в «мою пользу», но в служебных вопросах старались поддерживать отношения «наибольшего благоприятствования», несколько раз она помогала мне в госпитализации родственников. Муж Софьи Львовны – профессор Борис Абрамович Кацнельсон много лет заведовал отделением неврологии и параллельно совместительствовал на базирующейся в нашей больнице одноименной профилирующей кафедре местного медицинского университета, считаясь в нашем городе лучшим специалистом данного профиля. Для недавно разменявшего шестой десяток профессора брак с Софьей Львовной был не первым, а несовпадение фамилий позволяло работавшим в одном подразделении супругам затушевывать перед сотрудниками и пациентами близкую родственную связь. По слухам, раньше Борис Абрамович был «тот еще ходок», но женитьба на молодой медсестре и возможность визуального контроля на совместном месте работы, частично сдерживали «амурные порывы» профессора. Впрочем, хотя пропорции фигуры Софьи Львовны противоречили современным «подиумным канонам», пышнотелые формы здоровой сорокалетней самки, могли прилечь многих гурманов, так что Борису Абрамовичу в плане «ревностного баланса» расслабляться не стоило.
 
      Приятельски поздоровавшись, мы перешли в зал и разместились на серединном ряде партера, причем я оказалась сидящей между Кариной и Софьей Львовной, объемный зад которой с трудом втиснулся в габаритное пространство филармонического кресла. С двух сторон на меня повеяло встречным ароматом духов, с доминирующей концентрацией «Chanel No.5».

      Официальная часть собрания, начавшегося с небольшим опозданием, уложилась в академический час. На последовавший концерт мы не остались и выйдя на свежий воздух прошли переулком в сторону решетчатой ограды соседнего городского сквера. Погожий летний вечер не стимулировал перемещения в квартирное пространство.

      «Девочки, время только полседьмого, дети дома не плачут, мужья подождут, на противоположном конце сквера уютное кафе нашей диаспоры, давайте посидим там часок, праздник ведь все-таки, качество кухни и обслуживания гарантирую», - задорным тоном школьной вожатойпредложила Карина, разворачивая нашу маленькую компанию на радиальную дорожку сквера.
   
      Не смотря на «предвыходной день» народу в кафе было немного. Вышедший из служебного помещения администратор, дружески поприветствовав Карину, провел нас на пристроенную крытую летнюю веранду и усадил за дальний от входа столик. Место было удобным, полузакрытым с уличной стороны высоким кустарником отцветавшей сирени. Заказав бутылку шампанского «Brut» и легкую закуску, мы поочередно посетили туалет и откинулись на мягких подушках стульяев, дыша июньским воздухом сквера. Сняв поджимавшие ступни туфли, я вытянула под столом уставшие за день ноги и размяла затекшие пальцы. Сидевшая сбоку Софья Львовна вынула из сумочки пачку сигарет и зажигалку.
   
      - «Вот я, дуреха, почти тридцать лет, с 10-го класса курила, но пять лет назад окончательно с табаком завязала, даже мужа, если ложимся вместе, прошу воздержаться перед сном от курения, знаешь ведь банальную присказку – курящая баба кончает раком», - нравоучительно попрекнула Карина прикуривавшую тонкую женскую сигарету Софью Львовну.

      - «А я никогда не начинала, летом на даче, в последние школьные каникулы, стырила из материнской тумбочки пачку дефицитного тогда «Marlboro», в картонной коробке блока оставалось еще несколько пачек, сама мама не курила, держала для гостей, думала не заметит, хотелось пофорсить перед дачной подростковой компанией. Сигареты ребята выкурили, я только одну попробовала, ощущение уже не помню, зато порка, устроенная мне матерью с теткой за обнаруженную пропажу, запомнилась, несколько дней с подушкой под попой сидела и на речку больше недели не ходила, с тех пор табака в рот не брала», - вставила я свои «пять копеек» в антиникотиновую тему.

      - «Лена это был разовый случай или система семейного воспитания, в смысле, регулярно влетало?» – уточняющее заинтересовалась Софья Львовна.

      - Конечно, не единичный, но и не частый, я не была «проблемным ребенком», а мать считала ремень крайней мерой, правда порола не формально.

      Я тогда не поняла повода безмолвного взаимообмена пристальными взглядами между соседками по столику, но в голосе отреагировавшей на мою реплику Карины послышались мажорные нотки.
 
      - Выходит Елена тоже «поротая девка», у меня в школьные годы, после развода с матерью и ее эмиграции, отец женился на сотруднице по работе. Мачеха придерживалась патриархального взгляда на пользу телесных наказаний для процесса воспитания, и «под раздачу» наряду с ее дочерью от первого брака, попала и я. Давайте, девочки, выпьем за то, что нас «педагогически» объединяет, вместе с замысловатым по смыслу тостом, Карина, на правах хозяйки, налила в бокалы принесенное шампанское.

      Закуска из блюд национальной кухни действительно оказалась вкусной, а пузырьки шампанского приятно щекотали язык. Поговорив о всякой ерунде, мы повторно пригубили бокалы с обоюдным пожеланием всего наилучшего.

      - Может еще закажем шампанского, - предложила Карина, отставив на пол пустую бутылку и оглядываясь по сторонам в поиске официанта.
   
      - «Не надо, уже полвосьмого», - взглянув на экран лежавшего рядом с пачкой сигарет мобильника, ответила повторно закурившая Софья Львовна.
 
      - Ничего, завтра выходной, можно не спешить просыпаться и даже при желании комфортно заняться супружеским сексом, а то вечером после работы придешь «выжитой», дома дополнительно «накувыркаешься», ляжешь в койку и отложишь еб** на утро, переведя будильник на пять минут раньше. Карина явно пребывала в эмоционально приподнятом настроении.

      - Секс по утрам, если в спешке, это чудовищно. Раньше бывало моему профессору утром приспичит: я еще не проснулась, а он уже лезет ко мне в постель. Я спросонок зеваю, толком не понимаю происходящего, а этот скот как загонит елдак почти «насухо» и у меня глаза под лоб. Поласкал бы сначала, поцеловал нежно, а потом ё..., так нет – ему подавай сразу. Затянувшись, Софья Львовна выпустила густую струйку сигаретного дыма.

      - Не уверена, что «стопроцентно» неприятно, если мужик «засадит» с любовью. В первом браке я привыкла к хамской «пастельной» манере мужа, он мог неожиданно схватить за волосы и поставить раком, от резкости и грубости перемещения я пугалась, но одновременно «текла». Если интуитивно пыталась сопротивляться, он продолжая держать за волосы, пощечинами заставлял выгибаться голой в разные позы, шлепал по ягодицам, щипал грудь, смакуя мою беспомощность, ему нравилось чувствовать полную власть надо мной перед тем как «использовать». В такие минуты я его боялась, он становился совсем не похожим на знакомого повседневно-близкого человека, но одновременно мной овладевала какая-то тягучая истома, сладкими волнами отзывавшаяся во всем теле, иногда непроизвольно вырывался визг, не знаю точно от чего – от страха и от того, что делало секс «жестким». Похоть вырывалась из-под контроля перевешивая страх и боль эгоистическим коктейлем изощренных удовольствий.

      В конце спонтанно случившегося эмоционального монолога Карина наконец увидела появившуюся на веранде официантку и подала ей призывный жест вытянутой вверх рукой. Заказав по рюмке коньяка, кофе и мороженое, она, иронично улыбнувшись краем рта, пристально посмотрела на Софу.

      -  Ты не хочешь передать мне проигранную вещичку?

      Вместо ответа Софья Львовна поднялась и вышла из-за стола. Когда она скрылась за шторой веранды, Карина тихо сказала: «Софа пошла в туалет, там она снимет трусики и принесет их в пакете, это условие нашего пари, между прочим спорили на тебя, она считала тебя абсолютно ванильной дамой».
 
      После нескольких секунд обоюдного молчания, видя на моем лице вопросительное недоумение, Карина бегло пояснила.

      - Может читала в любовных романах, про девушек, любящих «пожестче», так Софья Львовна как раз из них. Некоторые мужики от таких девок «тащатся», похоже, что и профессор в свое время не устоял, во всяком случае «авторские DVD-диски» с записями роликов свой супруги он регулярно просматривает. Сейчас наметился оживленный спрос на подобную тематику*.

      По сути такое скудное информирование мне мало что пояснило, но сама «тема» интриговала, и я попыталась разговорить Карину.

      - А что это за диски?

      - Запись студийных съемок сеансов с Софой в роли порнозвезды, тоже своего рода позирование, конечно с гораздо большей цифрой, чем на полученной тобой визитке.

      - Карина, а мне можно посмотреть? – робко спросила я, понимая, что выдаю легко читаемую стыдную заинтересованность.

      - Не знаю, хотя диски с защитой от перезаписи дать без разрешения не могу, есть строгий запрет издателя на «слив» роликов в сеть. Больше Карина ничего произнести не успела, приложила к губам палец и кивнула в сторону появившихся на веранде габаритных контуров Софы, которая подойдя к столику, прежде чем сесть, молча положила небольшой сверток в лежавшую на стуле фирменную сумку Карины, кокетливо поведя обширными округлостями ягодиц, прикрытых легкой тканью летнего платья.

      - «Главное размерчик подходящий – не будут жать в промежности», - язвительно рассмеялась Карина, глядя на усаживающуюся в кресло, слегка сконфуженную Софью Львовну. Вскоре официантка принесла десерт.

      - «Скажи Ваграму, пусть запишет чек на мой счет и попроси заказать на 20-30 такси», - сказала Карина официантке, а после ее ухода примиряюще потрепала ладонью медно-рыжую шевелюру Софы.
 
      Частично поделив рюмочный коньяк между кофе и мороженым, я первая закончила десерт и попросив присмотреть за оставленной сумочкой, вышла в туалет. Завершающе оправляя перед зеркалом платье, через зеркальную поверхность я увидела открывшую дверь Карину.

      - «Не беспокойся, Софья около сумок курит на веранде», – с ходу сказала она, заметив мой непроизвольный испуг, затем, стоя в дверном проеме, продолжила: я помню о твоей просьбе и постараюсь что-нибудь придумать, на следующей неделе намечается съёмка ролика с Софкой, если хочешь, переговорю о твоем участии, но обещать не могу, сценарий уже распределен. Имеет смысл попытаться?

      - «Да», - повернувшись ответила я и утвердительно кивнула.
 
      Карина захлопнула дверь и в два стремительных шага оказалась, напротив. Мою левую щеку обожгла пощечина, сильной назвать ее было нельзя, скорее, чувствительной и обидной.

      - Тебе ведь тоже нравится, когда грубо?

      Не получив от меня ответа, она, нервно передернув плечами, вышла.

      В подъехавшем к кафе такси Карина села рядом с водителем, а я с Софьей Львовной на заднее сидение. Голова слегка кружилась и весь пятиминутной путь до дома я думала о ролевом амплуа сидящей рядом Софи. По маршруту следования мой выход был первым, перейдя на тротуар рядом с домом, я прощально захлопнула дверцу, пожелав оставшимся в машине подругам приятно провести праздничные выходные.

      Июнь 2020
 
      *Действительно, менее чем через год вышел роман «Пятьдесят оттенков серого» («Fifty Shades of Grey») писательницы Э.Л. Джеймс (E.L. James – Erika Leonard), ставший мировым бестселлером.


Рецензии