1. За маской вменяемости

1. ИНЦИДЕНТ

Все шло хорошо до тех пор, пока не разбилась маска. Я задел кого-то в толпе плечом, слишком резко повернул и немного наклонил голову, и маска слетела с лица. Наверное, резинка уже давно съехала на бок, а я не заметил. Маска упала, ударилась об асфальт и рассыпалась на миллион осколков. Интересно, из чего делают маски? Я и не знал, что они бьются...

Теперь все увидели мое лицо. Живое лицо. Ни у кого такого нет! У других людей под масками скрывается неподвижное лицо из чего-то, похожего на гипс. Я почему-то не помню, когда все стали такими. Может быть, они всегда такими были. Тогда, кто я такой, откуда взялся?

Все смотрели на меня. Гул голосов в толпе усиливался. Я не знал, чего ожидать. До сих пор я носил маску и скрывал свое живое лицо, но не знал, зачем. Просто боялся неизвестности. Боялся реакции окружающих, хотя и не знал, какой она будет.

Удар в ребра был слабым и каким-то неуверенным, поэтому я не придал ему значения, решив, что меня случайно толкнули в толпе. Со следующим ударом я понял, зачем мне надо было скрывать свое лицо: сильный удар костяшками кулака в челюсть принес с собой резкую боль.

Я рванулся в сторону, пытаясь вырваться из объятий толпы. Мне это удалось: люди в масках двигались как-то неуверенно, дергано, заторможено. Я раньше этой заторможенности не замечал. Может быть, из-за маски? Все маски были повернуты в мою сторону, в прорезях для глаз двигались стеклянные шарики. Раньше они не замечали живых глаз в прорезях моей маски.

Я побежал. Толпа двинулась за мной. Я бежал изо всех сил, а «маски» двигались заторможено, но по какой-то причине я никак не мог оторваться.

Бег. Ботинки стучат по асфальту. Узкая улица, дома смотрят на меня стеклянными глазами, вставленными в глазницы оконных проемов. Дома наклоняются ко мне, слепят блеском оконного стекла. Начинается головокружение. Мне не уйти.

Нога соскальзывает с бордюра, я спотыкаюсь и падаю. Оказывается, толпа совсем близко. Маски меня обступают. Стекла окон и глаз смотрят на меня. Меня начинают пинать ногами, в начале – легко, а потом все сильней. Лежачих не бьют, но это правило для равных, для неживых, а на таких, как я, оно не распространяется. Я кричу, я схожу с ума. Страх, шок, мозг помогает мне, и я теряю сознание.

2. ВОССТАНОВЛЕНИЕ СПОКОЙСТВИЯ

«Маски» продолжали пинать тело до тех пор, пока оно не превратилось в бесформенное кровавое нечто, в рваные кожу, сухожилия и мышцы с торчащими из них обломками костей. Потом «маски» начали расходиться, только двое неживых еще продолжали пинать останки, делая однообразные движения ногами. Зависание. Видать, закрался «баг» в информационные блоки, отвечающие за поведение.

Еще через несколько минут пришел закодированный сигнал из Главного Воспитательного Департамента, и старые инфоблоки человека номер 3857293528 были автоматически заменены новыми. Человек номер 3857293528 перестал пинать и начал идти.

А человек номер 2599418356 еще некоторое время продолжал пинать, а затем рухнул замертво на асфальт. По расчетам Главного Воспитательного Департамента было невыгодно поддерживать в нем жизнь. В Воспитательном Департаменте тоже бывают свои «баги». Но главное, что правильное поведение может быть только одно – Правильное Поведение.

5583729164 человек с гипсовыми лицами жили по правилам Правильного Поведения следующие полторы секунды. Потом их стало на одного больше: в одной из больниц большого мира родился мальчик с гипсовым лицом. Он был без маски. Когда он подрастет, он сам выберет себе маску, так, как это делают все.


Рецензии
Счастливое детство продлится у ребенка, до того момента когда придется выбирать маску.

Радиомир Уткин   02.12.2020 18:56     Заявить о нарушении