Тяжелый случай

               
                Тяжелый случай

                (очень преочень, преочень, преочень…)


Когда вершину высокой горы позолотили первые лучи солнца, Сергей Одуванчик проснулся и понял, что он дожил до следующего дня, что было уже очень много! Он был счастлив тем, что живёт, до какого-то времени, пока обстоятельства ему жизнь не испортили…
(человек странно устроен, забывает о том, что жить просто так, это великое счастье, быстро привыкает к хорошему, например; встречать завтрашний день, вроде бы мелочь в повседневной  обыкновенности,  но это имеет значение, так как наступит тот день, до которого он не доживёт, может, немножко и грустно, зато очень жизненно). 
Но, герой нашего времени умудрился дожить до этого дня, потому, что смог это сделать! (увы, у многих его современников это не получилось - дожить не смогли).
Ещё, Сергей часто ломал себе голову над извечным вопросом: почему одни люди бедные, а другие богатые, но ответа не находил, всё же, давалось ему, что всем вершит случай и какие-то доли секунды, что тоже имеют значение.


***

Тэ-экс, STOP! Хватит эпитетов и отвлечений, но без них опять же нельзя, они тоже имеют значение, так как картина, что пишем словестными красками, будет неполная…

Когда Сергей Одуванчик проснулся, то, первое, что он сделал, обвёл мутным взглядом всё то, что было вокруг. Ими были пустой потолок белого цвета, белые стены и белые рамы, правда, последние были в решетках, что наводило на разные мысли. Он сначала подумал, что уже на том свете, но после того, когда сосед по кровати попросил закурить… В Сергея вселилась уверенность, что он на тот свет ещё не попал! От чего на душе ему стало хоть чуточку легче. (что, тоже немало).
- Где я? - спросил он соседа, которому сильно хотелось курить.
- В психушке, в психиатрической клинике, куда ты попал без сознания с большим нервным срывом, скоро тебя вызовет главный к себе в кабинет и учинит страшный допрос, на тему, как ты здесь оказался, и что тому послужило причиной. Я, конечно не доктор, но здесь очень давно, посему делаю выводы, - ты не смог сделать так, чтобы здесь не оказаться, но это всё следствие, что причину опережать просто не может.  С причиной будет разбираться главврач Василий Семёнович, он человек очень толковый и рассудительный, во всём разберётся в деталях, так что не волнуйся… Так, у тебя есть закурить, или же нет? - с великой надеждой смотрел сосед на Сергея.
- Я бы и сам закурил, хотя не курю… - ответил Сергей и стал вспоминать, как он здесь оказался.
М-да… Ему было, что вспомнить, но он вспоминать не хотел. Сергей повернулся к стене на кровати, тяжко вздохнул, и с головой, как в воду погрузился в картину воспоминаний, которая так поглотила смотрящего, как кит поглощает планктон. Потом он стал думать над тем, что лучше, сделать неправильно, но остаться живым, или сделать всё правильно, но умереть? Получить приговор законный, но несправедливый, или же справедливый, но незаконный…? Что к тому, что он здесь оказался, не имеет абсолютно никакого значения. Но тут, только он провалился в какую-то дрёму, как его резким голосом кликнула медсестра:
- Больной Одуванчик, вставайте, вас ждёт главный врач! С мыслями быстро собрались и налево по коридору до последней двери.

Сергей шел по длинному, словно жизнь коридору под гул своих тихих шагов, а ему всё казалось, он стучит словно копытами. Больной остановился у зеркала, где на него посмотрело помятое и небритое лицо.
- Ну что, морда твоя протокольная…? - спросил он своё отражение в зеркале, на что, то в ответ промолчало.

***

Кабинет главврача был просторный и очень широкий, с изысканной мебелью, там всё было сделано так, что вселяло покой. Медсестра закрыла за ним массивные двери, в которых вдруг щёлкнул тяжелый замок.
- Садитесь пожалуйста - кивнул ему главный врач, - меня звать Василий Семёнович, - а вы у нас Сергей Одуванчик, что поступил к нам по скорой неделю назад с большииим нервным срывом. Вы сейчас объясните подробно в деталях, почему вы здесь оказались? И почему у вас не получилось так сделать, чтобы не оказаться у нас? (увы, в этом мире всё получается именно так потому, что по-другому – не получается! это та аксиома, что не требует доказательств). Итак, я внимательно слушаю - снял очки главный врач и так посмотрел на Сергея, словно  уколол его спицами, но Сергей только молчал. - Так, я вижу, что вы ещё толком не отошли от медикаментозного лечения, что волю слегка подавляет, поэтому, проясню ситуацию и предисторию.  Итак, пррроясняю! (Василий Семёнович любил говорить слово «итак» и грешил тройными буквами в слове, потому, что когда говорил с новым больным, то всегда волновался, так что, отдадим ему должное).

- Итак, смело начнём - открыл он папку истории болезни Сергея, - на первой странице мы видим, что вас сначала забрала полиция, которой вы сопротивления не оказывали…
- Угу, не оказывал, а сразу же сдался… - в ответ кивнул вяло Сергей.
- Полиция вас забрала потому, что её вызвали ваши соседи, а вызвали потому, что вы, не то, чтобы нарушали общественный порядок, вы палили из ружья на своём придомовом участке средь белого дня по фотографиям женщины, что развесили на кустах и деревьях у самой земли, чтобы пули вверх не ушли? Всё правильно? - спросил доктор больного.
- Правильно всё, вёл шквальный огонь по фотографиям, дробью, пулям и картечью,   не нарушая безопасность стрельбы, чтобы никого случайно не ранить - ответил Сергей.
- Причём были трезвые, что весьма странно, никакого состава преступления в этом нет, общественный порядок не нарушали, так как этот участок ваш собственный и находится на большом отдалении от домов. Хм, очень странно…? Но соседи перепугались, огонь был долгим и плотным, они к вам боялись зайти, а на телефонный звонок вы не отвечали… Скажите, почему вы не отвечали на телефонный звонок?
- Палил из ружья, поэтому звонок и не слышал - пожимая плечами, ответил Сергей.
- Тэ-экс, теперь смотрим «ружьё»; вертикалка, двустволка, зарегистрированное, у нас на учёте не состоите, не привлекались, ни в чём не замешанны, билет охотника настоящий, вносы платите вовремя. За что вас забрала полиция, право не знаю, но вам в полиции стало плохо, вы были в негодовании, никого не оскорбляли и только мычали с глазами навыкате, потом потеряли сознание, пошли по лицу красными пятнышками, так стали нашим клиентом.  Ружьё ваше в полиции на хранении, марка редчайшая, я сам заядлый охотник, но о таком ружье, не мечтаю… - тяжко вздохнул главный врач, - если судить по фотографиям, что вы расстреляли, бьёт кучно и метко, эх, так бы по уткам…? - снова вздохнул эскулап.
Сергей сидел пару минут и только и делал, что тихо молчал.
- Скажите, пожалуйста, а кто был на тех фотографиях, которые вы с пролетарским гневом расстреливали? - спросил главный врач.
- На них была моя тётка, прямая предательница и главная дура! - ударив себя по коленке оживился Сергей.
- А, почему вы так думаете?
- Потому, что по-другому думать - нельзя! - вслух больной сделал выводы.
- Подтвердите, пожалуйста, ваши доводы аргументами? - посмотрел на больного главврач. 
- Моя тётка, племянница антихриста, она когда-то преподавала в институте Марксизма-Ленинизма, и даже стала доцентом на тему равенства в братстве, и все уши мне прожужжала, что все в мире сволочи, ой, простите меня, все равны, все сёстры и братья, только вторая мировая была, и прочие войны тоже вот были, что с её диссертацией не сходилось, а сама предала свои идеалы… Говорила, что те, кто уедут из Советского Союза, будут предатели Родины! А сама? Вышла замуж за богатого итальянца, чем предала нашу Родину и идеалы Марксистской теории. Женщина, если чего-нибудь сильно захочет, то редкий мужик перед ней устоит! - вдруг оживился Сергей, - все они одинаковые, скажите Василий Семёнович, что же нужно такое вот вытворять, чтобы итальянец вдруг голову потерял? А? Со мной жена такого не вытворяла, всегда была всем недовольна, одно только и слышал: -  Не так живу, не так думаю, не тем местом дышу…
- Так, с предательством мы ррразобрались, теперь разберёмся с огнём, за что вы палили по её фотографиям из ружья? Наверное, не за предательство…
- Нет! Конечно не за предательство, прошло столько лет…
- А, что послужило причиной? - пытался добраться до истины Василий Семёнович.

- Причина была в том, что у неё не было детей, то есть наследников. Богатый итальянец умер, у него тоже наследников не было, и, если было бы завещание - посмотрел  Сергей в потолок.
- Она что, не написала на вас завещание? - одел  очки главный врач.
- Да нет, написала, точнее, не дописала…
- Интересно, а как это выглядит? - с интересом спросил  Василий Семёнович.
- Она давно хотела его написать, но после с этим корона вирусом попала в больницу, где ей стало плохо, срочно вызвала нотариуса и стала ему диктовать, текст завещания выглядит так: всё имущество, 234 миллиона евро, 12 обувных фабрик, 2 парома в Неаполе, 4 нефтяных танкера, 2 шарикоподшипниковых завода, доходы от двух космических спутников на орбите, акции на пол миллиона долларов Саудовской нефтяной компании, часть акций Газпрома, Лукойла и Сургутнефтегаза, бриллиантовый прииск в ЮАР, фирму контейнерных перевозок, часть доходов от трубы по Италии, акции сотовой связи Италии, Австрии, Венгрии и Германии, два замка во Франции, акции Евросоюза, поместье в Неаполе, дача в Римини, пять жилых домов во Флоренции, два банка в Венеции,  строительную компанию в Турине, отель в Начанге (Вьетнам, 47 этажей на пять звёзд), можно ещё очень долго перечислять…
- А дальше-то что? - хватаясь за сердце, спросил Василий Семёнович.
- А дальше… она умерла, кому, договорить не успела…, лучше бы сразу сказала - кому? - и, кто она поле этого? - как ребёнок заплакав, ответил Сергей, - всё решили какие-то доли секунды.
- Ой бляяя…! - стянул колпак на глаза главный врач, - сестра, срочно сделайте успокоительную инъекцию… - прокричал по селектору Василий Семёнович.

Сестра, влетев в кабинет главврача сильным вихрем со шприцем наизготовку, приготовилась делать Сергею инъекцию.

- Да не ему… - махнул рукой главный врач.
- А кому…? - в непонимании застыла сестра со шприцом.
- Мне! - ответил Василий Семёнович. 
Сестра сделала укол главврачу, после чего ему стало легче… Но он всё равно рукою держался за сердце.
- Скажите, кому теперь всё это достанется?
- Государству… - ответил Сергей.
- Кккакому…?
- По итальянским законам, стало быть - итальянскому…

Василий Семёнович какое-то время смотрел на Сергея, а после стал тихо сползать с кресла прямо под стол, пойдя по лицу красными пятнышками…

- Сестра, срочно сделайте ещё одну успокоительную инъекцию… - прокричал по селектору Сергей Одуванчик.
- Кому…? - в ответ покричала сестра по селектору.
- Своему главврачу…! - прокричал в селектор Сергей.

***

Когда главный врач после инъекций и нашатырного спирта пришел в себя, Сергей его тихо спросил, как бы он поступил на его месте?
- Я бы, расстрелял из ружья все её фотографии… А вообще, этот случай тяжелый, очень, преочень, преочень, преочень…  - держась рукою за сердце, ответил Василий Семёнович.   

 
                Андрей Днепровский – Безбашенный. (A. DNEPR)

                13 июня 2020г


Рецензии
Хорошо написано...

Олег Михайлишин   01.08.2020 22:46     Заявить о нарушении
Спасибо Олег, добрая Ваша душа! Увы, новеллы сейчас редко читают, к великому сожалению. С теплом!

Андрей Днепровский-Безбашенный   03.08.2020 22:04   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.