На всю оставшуюся жизнь

                I

- Коней на переправе не меняют…
И чем они там, наверху, думают?  - рассуждал  вслух  капитан, затягивая на себе корсет высотно-компенсирующего костюма.
- Интересно, откуда он взялся?
- Штабная крыса, наверное, - предположил инструктор в звании старшего лейтенанта - по службе продвинулся.
- А я слышал он боевой лётчик, профессионал экстра класса - сказал гражданский, руководитель полётов.
- Ладно, чего гадать, время покажет - сказал капитан-инструктор.
- Товарищи офицеры – скомандовал старлей, первым заметивший вошедшего.
 Лётчики тут же вскочили, кто в чём был, и стали по стойке смирно.
- Товарищ полковник!   Инструктора по пилотированию,  в вверенном Вам, краснознамённом, высшем  лётном училище  имени Героя Советского Союза А. К. Серова готовится к приёму выпускных экзаменов.
- Вольно.
 Полковник  Тищенко – представился  “новоиспечённый”  начальник училища.
- Можно взглянуть на  полетное задание?
- Вот, пожалуйста – капитан протянул планшет.
 Полковник пробежал глазами по пунктам, потом достал из внутреннего кармана ручку и дописал ещё один.
 -  ППК мне.
- Простите?
- Противо-перегрузочный костюм,  я лично проэкзаменую первого курсанта.
 
-  А ему не поплохеет? – спросил капитан, когда полковник направился к самолёту.
-  Что он дописал в полётное задание? – спросил старший лейтенант.
- Неконтролируемый спуск с высоты двадцать тысяч метров – “штопор”.
- Так ведь там запредельные перегрузки, при выходе из пике.
 Бортовой компьютер настроен  на шесть  же.
- А на практике все восемь будет.  Пусть теперь пеняет на себя…
- Сам напросился – кивнул старлей.

- Предполётный тест систем и оборудования самолёта  завершён  – прозвучал доклад в шлеме нового начальника училища.  – Товарищ полковник, разрешите взлёт?
- Тебя как зовут?
- Курсант Синицын.
- Звать как,  спрашиваю?
- Коля, Николай.
- Включай форсаж тёзка  – полная тяга...
 За плечами Николая уже был ни один десяток часов налёта...
   Но каждый раз, когда  отжимал от себя до отказа рычаг управления тягой двигателей,  и десятки  тысяч лошадиных сил под ним било копытами и ревело от нетерпения  сорваться в небо...   
    Волосы под шлемом становились дыбом и его  тащило,  плющело, колбасило и просто разрывало на части от эйфории.
 


                II

   - Запомни  на всю оставшуюся жизнь, парень, -  регулировщик радио-электронной аппаратуры шестого разряда повысил голос, – стабилизаторы напряжения бывают  двух типов:
компенсационные и параметрические.
В компенсационных,  выходное напряжение,  через отрицательную обратную связь, подаётся обратно на вход - на базу  управляющего транзистора.
А в параметрических…
Что ты на меня уставился, как баран на новые ворота?
- Я не знаю, что такое стабилизаторы напряжения  – признался юноша.
- Как тебя зовут, парень?
- Коля – ответил худенький подросток с коротким ёжиком на голове.
- Чем же ты занимался четыре года в проф-тех училище, Коля, если не знаешь что такое стабилизатор напряжения?
- В каком  училище?
- В радио-электронном. Не в лётном же...
- Я не занимался в радио-электронном училище.
- Что???  - регулировщик подошёл к телефону внутренней связи и набрал номер отдела ИТР.
- Слушаю – послышался мелодичный голос начальницы отдела.
- Слушай сюда, Маша – распалился работяга.
- Я тебе говорил, что не педагог и не наставник молодёжи.  Для этого у вас целый сектор  в отделе существует...
- Михал Петрович, Михал Петрович...
- Но ты уговорила меня взять ученика...
- Ну, Михал Петрович, ну послушайте...
- Что Михал Петрович? Я уже пятьдесят пять лет, как Михал Петрович...
Ты кого ко мне привела? Парень даже  ПТУ не закончил.
А у нас сложнейшая аппаратура, на оборонку работаем...  Это я тебе объяснять должен?
- Михал Петрович, миленький,  Коля  сын моей лучшей  подруги ещё со школы.
Я его с пелёнок знаю...
Он связался с дурной  компанией: наркотики, грабежи...
У него уже есть условный тюремный срок…
 И если до армии не начнёт работать и честно зарабатывать деньги, его посадят... – женщина всхлипнула на другом конце провода.
- Михал Петрович, я у вас в должниках да конца жизни буду...
Помогите!
- Да ну тебя…


                III

  Регулировщик РЭА  вернулся на своё рабочее место уставленное пирамидами из  измерительных приборов, и поднял указательный палец вверх.
- Запомни на всю оставшуюся жизнь, парень, электроника - это наука о контактах и связях.
  Есть только две основных  причины, из за которых изделие не работает  – регулировщик к указательному пальцу добавил средний.
- Либо нет контакта там,  где надо, либо есть  там,  где  не надо.
   На этом стеллаже стоят  блоки канальных адаптеров НЦ-32.  Их только что подняли из сборочного цеха.  И не один из них не работает...
 И не потому что их собирали бракоделы, а потому, что человеку свойственно ошибаться.
  Здесь толстые жгуты с сотнями проводов, каждый из которых должен быть припаян к нужному контакту своего разъёма.
    Десятки текстолитовых плат, с тысячами медных дорожек, и сотнями радиоэлементов, каждый из которых должен быть впаян  согласно цоколю на своё место.
   Может быть,  когда то радиоэлектронную аппаратуру будут собирать  роботы и профессия регулировщика станет не нужной.
    Но пока разъёмы, транзисторы и резисторы, диоды и терристоры, конденсаторы и трансформаторы...,   паяют  монтажницы по восемь часов подряд с перерывом только на обед, ошибки неизбежны.
  Это робот – безмозглая, бесчувственная машина никогда не ошибается.
 А человек может отвлечься, задуматься, плохо себя почувствовать, да мало ли…
   Допустит ошибку и блок останется мёртвым или начнёт функционировать не правильно.
  Работа регулировщика заключается в том, чтобы найти и разорвать не нужные и восстановить необходимые связи.
 Так и в жизни....
  Нужно изо всех сил укреплять положительные, находить, и немедленно разрывать отрицательные, и десять раз подумать, перед тем как заводить новые.

  Иначе и свою жизнь погубишь и связанных с тобой, близких людей искалечишь.
 
   Чтобы не начинал объяснять регулировщик,  индуктивность, ёмкость, или защиту дросселей от паразитных токов Фуко - вступление всегда было одно и то же:
“Запомни на всю оставшуюся жизнь, парень”...
  Будто именно этот момент был наиважнейшим, краеугольным камнем всей электроники.
  Может быть именно поэтому, ученик,  всего через полгода, щёлкал сложнейшие РЭП как орешки.
 И хоть ни разу, не то, что не зубрил, а даже не открыл учебник по электронике, мог все пересказать и через тридцать лет, если бы его разбудили посреди ночи. 
   А когда получил повестку в армию и накрыл поляну для всего цеха – Петрович поднял полный стакан водки и сказал:
- Запомни на всю оставшуюся жизнь, парень, чем бы ты не занимался в жизни, не достаточно всё делать хорошо, нужно стремиться стать лучшим.  Иначе жизнь промчится мимо, как скорый поезд....
  И  сейчас, спустя тридцать лет, бывший ученик регулировщика РЭА,  вспомнил своего наставника...
  Именно, благодаря ему, жизнь не промчалась мимо, а летела прямо перед ним.
На  остром, как гарпун, носу истребителя. Бывало, и на тройной скорости звука.
 А сейчас...
Сейчас он находился  в кресле  “Сушки” , как пассажир.
   Его правая рука не сжимала ручку управления истребителем,  а большой палец не лежал на гашетке крупнокалиберного пулемёта.


                IV

 Полковник,  как в анекдоте, расслабился и получал удовольствие от добротного пилотажа курсанта.
   Глазами,  он   по инерции искал на локаторе кругового обзора цель, а умом понимал, что всё это уже в прошлом.
 Непрерывный бой ,  длиной в четверть века  окончен.
Последний гонг, прозвучал полгода назад...
 Он не был воином, сражавшемся за правое дело.
В последнее время, сам чёрт не разберёт,  какое дело правое, а какое левое.
Он был бойцом, как боксёр профессионал,  выступающий за свой клуб - ЦСКА.
Противников себе не выбирал, и ненависти,  как к врагу, к ним не испытывал.
 Боксёр, что бы доказать, что он лучший, должен войти в ринг, а исстребитель, подняться в небо. Вот и всё.
 И он валил всех.
И  “Фантомы”, и “Миражи”, и “Харриеры”...
  И не потому, что его любимая  “Сушка”, была лучшим  исстрибителем в мире, а потому, что лучшим был он.
 А потом,  руководство клуба решило, что пришло время “повесить перчатки на гвоздик “ и заняться подготовкой молодой смены.
 Ну, что ж,  подумал полковник, и в этом деле можно стать лучшим.
Как там называется это училище,.. имени А.К. Серова?
Значит, теперь  лучшим училищем станет именно оно, имени А.К. Серова.


                V

Колокол...
Чакра Фролова ...
Ранверсман...
Хаммерхед....
...
...
...
Называл курсант очередную фигуру,  перед выполнением.
  Капитан – инструктор наблюдал   за своим воспитанником из окна диспетчерской вышки  и непроизвольно раскачивался,  будто находился в кресле  истребителя.
 - Кто пилотирует истребитель? - спросил руководитель полётов.
- Курсант Синицын?- ответил капитан.
- Молодчина!
- Кто Николай?! Он ещё  на гражданке, в аэроклубе  норму мастера спорта по воздушной акробатике выполнил...
 - Сплюнь, чтоб не сглазить – отозвался старший лейтенант, хоть это был и не его воспитанник.
- Да что там сплёвывать, остался  “штопор”.  Это что, фигура высшего пилотажа?
“Сушка” как ракета ушла вертикально вверх на двадцать две тысячи метров, замерла на секунду и полетела вниз вверх тормашками.

    Земля в иллюминаторе, Земля в иллюминаторе,.. хотелось запеть  курсанту... Он обожал состояние невесомости, которое испытывает пилот  во время свободном падении самолёта.
 Хотя за фонарём кабины, почти ничего невозможно  было разглядеть.  Земля вращалась как в центрифуге  и, казалось,  весь мир вокруг катится в тартарары.
 Ещё две минуты и он возьмёт ручку на себя…
  Бортовой компьютер, сориентирует самолёт, вращение прекратится и его вдавит в кресло до потемнения в глазах. – Любишь кататься, люби и саночки возить…
Но к огромному удивлению Николая ничего не произошло.
Бросив взгляд на приборную панель,  он сразу всё понял.
- Товарищ  полковник,  отказ бортового компьютера. Перехожу на ручное управление…
   На то,  чтобы остановить вращение и выпрямить истребитель носом вниз ушло ещё секунд двадцать, в течении который вертикальная скорость продолжала расти.
 Когда выпускник лётного училища потянул ручку на себя, кровь отлила от глазных яблок,  и он на мгновение полностью ослеп.
- Земля, вышка,  я борт 007, у нас отказ бортового компьютера...

- Земля, вышка,  я борт 007, у нас отказ бортового компьютера...

- Товарищ полковник, у нас нет связи по радио с вышкой .
- Это я уже понял. Ваши действия, курсант.
- По инструкции - направить самолёт в безопасное место и катапультироваться.
 Курсант поднял шильдик катапульты и покрылся холодным потом.
- Индикаторы обесточены, катапультироваться невозможно...
  Товарищ полковник, такой нештатной ситуации,  мы в училище даже на тренажёрах не проходили!!! 
- ЗАПОМНИ НА ВСЮ ОСТАВШУЮСЯ ЖИЗНЬ, ПАРЕНЬ!
 В первом же бою, ты столкнёшься с нештатной ситуацией,  которую вы в училище не проходили...
 С той лишь разницей, что решение придётся принимать под огнём не симулятора, а реального противника.
 И каждая доля секунды промедления, будет стоить тебе жизни.
- Я буду сажать самолёт.
 Хотя, даже на минимальной скорости, в шестьсот километров, без навигационной поддержки посадить семнадцатитонную машину не возможно.
 Удар будет такой силы, что шасси сломаются, как спички.
- На шестистах километрах, ты даже на глиссаду не выйдешь. Грабанёшься так, что куски самолёта по всей взлётной полосе собирать будут.
- Другого выхода всё равно нет.
- Есть. Снизить скорость до четырёхсот.
- Это ещё хуже. Наступит срыв потока с плоскостей - тот же штопор.
- Это в небе, а на сверхмалой высоте...
- Точно!!! Экранный эффект земли, воздушная подушка...  Нам по аэродинамике на третем курсе объясняли...
- Ну... А ты говоришь не проходили...
- Так это по теории, а как будет на практике...
- А вот ты сейчас и проверишь...
Керосина хватит на три попытки, четвёртый заход будет последним.
- Я постараюсь...
- Постарайся, парень...
  В мои планы не входит, что бы первый день в новой должности, стал последним...
 

 
 
  - Вот это да!... Какой позор!.. – сокрушался капитан-инструктор.
 Это же надо...
 Что бы после четырёх лет учёбы!!!
 Это ж как можно было умудриться!!!
 Промазать мимо полосы!!!
 и это мой лучший ученик...
 Что новый начальник училища подумает???!!!
 
 - Не переживай так - успокоил его старлей. - Зато со второй попытки посадил, как корзину с яйцами.
- Да что толку – махнул рукой капитан, всё равно не сдал…

- Мать-перемать – вдруг выругался руководитель полётов, взглянув на самописец.  А чтоб тебя…
- Что там ещё? – заволновался наставник.
- Он бортовой компьютер обесточил и ещё...  Короче, истребитель вслепую садился.
- Что ты такое говоришь? Откуда лётчик, тем более курсант, может знать, где отключается бортовой компьютер? Этого и я не знаю...
- Это полковник учудил....
 Распределительный щит с  разъёмами питания находится за панелью, по правую руку от него.
Похоже он знает "Сушку", как свои пять пальцев...


Рецензии
Борис, спасибо!

Впечатляюще написано.
Хорошо выписаны технические подробности счастливого случая. Популярно.

С уважением -

Александръ Дунаенко   03.04.2021 08:07     Заявить о нарушении
Спасибо большое, что заглянули на мою страничку.
Очень рад, что рассказ показался Вам интересным.
С теплом,

Борис Ровинский   03.04.2021 09:14   Заявить о нарушении
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.