О стариках, что шли в бой. История 4. Скоморохов Н

                Часть 1. Позывной "Скоморох".

                Кто-то скупо и четко
                Отсчитал нам часы
                Нашей жизни короткой,
                Как бетон полосы, -
                И на ней – кто разбился,
                Кто – взлетел навсегда…
                Ну а я приземлился, -
                Вот какая беда…
                В.Высоцкий"Песня о погибшем лётчике"

     Десятый по результативности лётчик-истребитель Красной Армии Николай Михайлович Скоморохов родился 19 мая 1920 года в селе Лапоть (ныне Белогорское) Саратовской области, в семье потомственных волгарей. Фамилией семья обязана своему предку, который с группой бродячих скоморохов сопровождал армию Степана Разина, а после разгрома восстания осел на берегу Волги. Отцу Николая Михаилу Скоморохову пришлось поработать и матросом, и рыбаком. В 1930 году семья в поисках заработка перебралась в Астрахань. Там отец с сыном подрядились "метать" сети под воблу. Ну, а для этого приходилось утром в полпятого встать и до школы успеть связать с десяток метров мелкоячеистой сети. Несмотря на всё это, Николай окончил семилетку, получив прозвище "бурлачонок" - на одном из уроков он упомянул о своем деде-бурлаке. Семилетка по прямой дороге направила парня в ФЗУ, но возраста явно не хватало, пришлось добавить два года. В то время паспорта ещё не являлись обязательным документом, поэтому слукавить большого труда не составило. После учебы в ФЗУ Николай получил специальность токаря. С 1937 по 1939 год он работал по специальности на судоремонтном заводе. В сентябре 1939 года, молодой человек, с детства пристрастившийся к чтению, поступил в библиотечный техникум.

     Вскоре произошло событие, изменившее всю его жизнь: Николай впервые увидел самолёт У-2, приземлившийся в их посёлке. Вот как через много лет он описывает в своей последней книге "Путь в небо. Моё босоногое детство" чувства молодого человека, впервые увидевшего самолёт:  "Запал ему в душу самолёт. Он и не думал, боялся думать, что вот вдруг он полетит на таком самолёте когда-то. Но ему так хотелось этого, так хотелось". Желание летать привело его в марте 1940 года в аэроклуб имени М.Водопьянова. С тех пор он не представлял себе жизнь без авиации. После окончания техникума Николай добровольцем ушёл в Красную Армию. В 1941 году он был направлен в Батайскую военную авиационную школу пилотов, по окончании которой младшего сержанта Скоморохова направили в 164-й истребительный авиационный полк, вооруженный ЛаГГ-3. Это произошло в конце ноября 1942 года, когда Великая Отечественная была уже в самом разгаре. Ожесточённые бои шли на Волге у Сталинграда и в горах Кавказа. В полку Николая кто-то сразу же окрестил "скоморохом", именно такой позывной будет у него все годы войны.

     Лётчиков не хватало и, хотя Николай был новичком, его посылали на боевые задания, где однажды пришлось ввязаться в первый бой. Дело происходило над Черноморским побережьем. 164-й истребительный авиаполк базировался на аэродроме Адлера. Над нашей передовой завис FW-189, "рама", немецкий разведчик, корректирующий действия артиллерии. Звено ЛаГГ-3 устремилось в атаку. Его командир капитан Дмитриев меткой очередью сбил фашиста. Скоморохов, наблюдал это, как бы со стороны, хотя сам находился неподалеку в воздухе. Он был поражен, как всё это произошло: без всякого напряга и очень изящно. 

     Вскоре довелось открыть боевой счёт и "товарищу младшему сержанту". Вновь "рама" висит над нашей передовой, занимаясь разведкой. И вот воспоминания самого Скоморохова: "…проклятущая "рама". Мы знали: если сразу её не сразишь – потом с ней трудно управиться… вышел прямо на "раму" и дал очередь по её бензобакам. Клевок. Шлейф дыма. Удар о скалы. Неописуемая радость охватила меня. Я что-то заорал во всё горло, взвился свечой в небо".

     В том бою родился замечательный снайпер. Теперь всё свободное время он изучал схемы воздушных боёв, проводил математические расчёты, постигая теорию стрельбы по быстро двигающей воздушной цели. Росла теоретическая подготовка, появились и успехи в воздухе. 22 февраля 1943 года Николай преподнёс сам себе подарок к юбилею Красной Армии, сбив Ju-87, пикирующий бомбардировщик или "лаптёжник", как его у нас называли. Через неделю, 1 марта 1943 года снова победа, на этот раз сбит Ме-109.

     В марте полк отозвали с фронта для пополнения и перевооружения на новые истребители Ла-5. После возвращения полка на фронт, Скоморохову удалось словно в пропагандистском фильме сбить еще один Ме-109. Шло партсобрание, на котором обсуждался вопрос о приеме Николая в партию. Последовала команда "На вылет", пара Скоморохов с ведомым Шевыриным поднялась в воздух, а через некоторое время молодой лётчик в промокшей от пота гимнастерке опять стоял перед президиумом партсобрания. В партию его приняли единогласно.

     В боях на Курской дуге проявились лучшие качества супераса Скоморохова. 24 июля 1943 года он сбил три фашистских истребителя Ме-109. Следует отметить, что в тот день в одном из боев у его самолёта заглох мотор. Всё шло к падению. Фашистский лётчик внимательно наблюдал за исходом ситуации, предвкушая лёгкую победу. Однако Скоморохов поступил иначе, ему удалось запустить мотор и расправиться с зазевавшимся врагом.

     В конце августа 1943 года забытому в сержантах летчику-асу было, наконец-то, присвоено звание младшего лейтенанта. Лётчицкая карьера набирала обороты, и вскоре Николай был назначен командиром звена, что дало ему право летать во главе группы пилотов Ла-5.

     4 декабря 1943 года группа ИЛ-2 направлялась на бомбардировку вражеских позиций. Её сопровождала четверка Ла-5. В районе цели вверху появилось 8 "мессеров", которые попытались атаковать наши самолеты для предотвращения бомбардировки. Скоморохов бросил свою четверку наперерез врагу. Атаки шли одна за другой. Строй фашистских машин был разрушен, и они покинули поле боя. "Илюшины" благополучно отбомбились, а Скоморохов успел за короткое время схватки сбить два истребителя противника. Любопытную фразу записали в личное дело лётчика после этого боя: "Лётчики 951-го штурмового авиационного полка, вернувшись на аэродром, устроили капитану Скоморохову торжественную встречу".

     Казалось совсем недавно Николай надел погоны с одной маленькой звёздочкой, но быстротечно время на войне, и вот через два месяца на тех же погонах сияет по четыре пока ещё таких же маленьких звёздочки.

            Часть 2. Achtuns, achtung, в воздухе Скоморохофф

     Начинался 1944 год, жестокая война перемещалась на запад. Бывший недавно простым лётчиком Николай Скоморохов стал комэском. Теперь в его подчинении были люди, и от него зависело, как пройдёт очередной бой и все ли самолёты вернутся на свой аэродром. Потери на войне неминуемы, но от командира, правильно разъяснившего подчинённым их задачи и от его личного поведения в бою, зависит многое.

     Лучшей иллюстрацией служит описание сражения, которым руководил Скоморохов. Четвёрка наших истребителей, возглавляемая им, летела на прикрытие наших наземных войск. Впереди в разрыве облаков мелькнули два вражеских "фокке-вульфа". Не раздумывая, Скоморохов бросился в атаку. Меткая очередь, и один из фашистов, кувыркаясь, полетел на землю.  А вот и основная немецкая группа, задачей которой в тот день была штурмовка наших передовых частей. Их десять, наша четверка помчалась на врагов и те, сбросив беспорядочно бомбы, развернулись в обратный путь. Тут же появились еще две группы: 16Fw-190 и 4 Ме-109. Направив одну пару наших Ла-5 на связывание "мессеров", Скоморохов со своим ведущим бросился на "фокке-вульфы", требовалось не допустить их до прицельного бомбометания.

     Скоморохов короткой очередью сбил одного врага, в ту же секунду мимо него свалился на землю истребитель, сбитый Горьковым. Два десятка фашистских самолётов спасовали перед неординарными действиями советской четвёрки,  заставившей их сбросить бомбы на головы собственных солдат и поспешно бежать. На земле догорали три самолёта врага.

      Ещё один эпизод. При отступлении немцы решили взорвать Днепрогэс. Могла погибнуть гордость нашей страны. Разведка донесла, что плотина уже заминирована. Наземная операция могла не успеть. Необходимо было обнаружить, каким образом с воздуха можно предотвратить катастрофу. Операцию взял под личный контроль Верховный Главнокомандующий. 

     В разведку были отправлены Скоморохов с ведущим Овчинниковым. До середины Днепра им удалось добраться без проблем, ну, а дальше их встретил такой плотный заградогонь, что, казалось, они не летели, а лавировали между снарядными разрывами. Но им же нужно было не просто полетать там, а следовало скурпулёзно отснять всю плотину, да еще и плёнку в штаб доставить неповреждённой. Два раза они пролетели мимо плотины, две плёнки уже отсняты, но Скоморохов решил, что для подтверждения уже полученных данных надо еще одну плёночку присовокупить. И вот два самолёта, как будто связанные невидимой веревочкой, скользят то над самой водой, то поднимаются до верхней кромки изогнутой бетонной стены, а фотоавтомат щёлкает и щёлкает. В это время бешеная стрельба зениток стихла, и к паре "Лавочкиных" устремилась четвёрка "мессеров".

     Съёмка закончена, но в бой вступать нельзя, слишком дорогой груз в кабине, да и горючее на исходе, надо улепётывать. "Мессеров" уже три пары, трассы пулемётных выстрелов перекрещиваются над самой кабиной. Советская пара взмывает резко вверх, из моторов выжимается значительно больше, чем рассчитывали конструкторы. Так же резко, почти в пике ведущий мчится вниз, только над самой землёй, когда кажется уже всё, самолёт выправился и странно покачиваясь, потянулся к своему аэродрому. Немцев нет, расстреляв весь боекомплект, они убрались восвояси. Самолёт Скоморохова пришлось списать, от немыслимой перегрузки с него сорвало всю обшивку.

Через два часа следует новый приказ: "Всё повторить", и снова та же пара трижды проносится мимо плотины, фотографируя всё, что только попадает в объектив. И снова зенитки, и вновь на третьем заходе "мессеры". Отличие одно, на обратном пути у Скоморохова резко поднялась температура, лётчик вынуждено совершил посадку в поле, а очнулся в госпитале: жестокий приступ малярии, привязавшейся к нему ещё в детстве, сразил его в самый неподходящий момент.

      Плёнки в тот же день были отправлены по назначению. Наши штурмовики разбомбили все кабели, подводящие электроэнергию к заложенной взрывчатке, плотина была спасена.

     Ещё в начале 1944 года из лучших лётчиков дивизии была создана "эскадрилья охотников". В её задачу входило в свободном полете обнаруживать немецкие самолеты и уничтожать их. Естественно, что в неё включили и Скоморохова. За несколько месяцев  эскадрилья сбила не один десяток фашистских самолётов, но вынуждено была расформирована, так как, отдав лучших лётчиков, полки стали нести большие потери и командиры настояли вернуть назад асов. Скоморохов вновь был переведен на должность комэска в 31-й ИАП.

     К осени 1944 года линия фронта почти повсеместно перешагнула через довоенные границы СССР. Война была перенесена на территорию врага. Ожесточенные бои шли в Венгрии. 31-й ИАП, в котором командиром эскадрильи Ла-5 служил капитан Григорий Скоморохов, сражался под Будапештом.

     21 декабря 1944 года Скоморохов в паре с младшим лейтенантом Филипповым вылетел на "свободную охоту", которую ему время от времени разрешали. Внизу нашим наземным войскам удалось прорвать оборонительную линию "Маргарита" и приступить к окружению будапештской группировки врага. Немцы всячески пытались сдержать советские войска. При этом они очень надеялись на авиацию. К этому времени в Люфтваффе оставалось совсем немного бомбардировщиков. В армию в основном поступали истребители нового поколения "фокке-вульф-190", которые использовались немцами в том числе и в качестве штурмовиков. Бронированная кабина, мощное вооружение (две пушки и два пулемёта), высокая скорость (до 625 км в час) делали этот самолёт опасным противником.

     Вот с восьмёркой таких истребителей, шедших с подвешенными бомбами, в районе озера Веленце, и встретилась пара Ла-7, тоже совершенно новых советских истребителей. Скоморохов сразу же, набрав высоту, помчался в атаку. Филиппов прикрывал ведущего от нападения сзади. Первый удар был нанесен по ведущему, вспыхнувший после попадания снарядов скомороховской пушки немецкий самолёт штопором врезался в землю. Выходя из пике, Николай заметил еще две группы FW-190, направляющихся в сторону наземного боя. Немцы были уверены в своей неуязвимости. Действительно, что могла противопоставить им пара советских истребителей? Скоморохов придерживался другого мнения. Еще несколько секунд, пушечная очередь и ещё один вражеский самолёт полетел, кувыркаясь, на землю. В наушниках Филиппова раздался голос фашистского диспетчера:

- Achtung. Achtung, inderLuftSkomorokhoff.

     Даже не зная немецкий, понять эти слова было нетрудно. Диспетчер повторял их снова и снова. "Фоккеры" тут же, беспорядочно сбрасывая бомбы, сильно снижающие их скорость, начали разлетаться в разные стороны. Филиппову удалось поймать в прицел одного стервятника и тот, объятый пламенем, рухнул вниз.   Взмыв в небо, Филиппов опередил еще одного фашиста и мастерски сбил его. В свою очередь Скоморохов тоже догнал одного удирающего врага и отправил его на землю. Внизу сотни людей, затаив дыхание, наблюдали этот потрясающий бой двоих против тридцати. Случилось непостижимое. Два советских лётчика невредимые направились домой, в то время как пять немецких самолётов валялись на земле.

          Часть 3. "Истребитель обороняется только нападением"

     Совсем ещё молодой человек, но уже признанный снайпер, виртуозно владеющий своим самолётом, которого серьёзно опасались немецкие асы, вывел собственную формулу воздушного боя: "Истребитель обороняется только нападением". Эта формула стала законом и для него самого и для его подчинённых.

     Проведённые им бои стали классикой военного искусства. В ноябре в небе Югославии, возглавляя четвёрку Ла-5, Скоморохов получил задание прикрыть наступавшие наземные войска, которые атаковало несколько десятков FW-190. На виду у тысяч наших солдат четвёрка врезалась в строй "фокке-вульфов", разметала его и вынудила немцев освободиться от бомбового груза, не долетев до нашей передовой. В течение 10 секунд Николай сбил два самолёта противника. За этот бой Скоморохов был награждён орденом Александра Невского. 

     К концу 1944 года Скоморохов, совершивший 483 боевых вылета, проведший 104 воздушных боя, и сбивший лично 25 самолетов противника (в том числе 17 истребителей), и 8 в группе, а также уничтоживший на земле 3 вражеских самолёта, 13 повозок с боеприпасами, 1 склад с горючим и 9 железнодорожных вагонов, был представлен к награждению званием Героя Советского Союза.

     В представлении на награждение командир полка Онуфриенко написал: "В воздушных боях Николай Михайлович нетороплив, но решителен, расчётлив и хладнокровен. Требователен к себе и подчинённым. Пользуется исключительным авторитетом среди всего личного состава полка. В боевой работе не знает усталости".

     Золотую Звезду Скоморохову вручили в Кремле в канун очередного дня Советской Армии 22 февраля 1945 года.

     Война шла на запад, но от этого менее опасными воздушные бои не становились. Гибли боевые товарищи, и лишь один Скоморохов был как заговорённый. Это невероятно, но до последнего дня войны лётчик, совершивший 605 боевых вылетов, проведший 143 воздушных боя, в которых лично сбил 46 и в группе еще 8 самолётов противника, выполнивший более 100 разведочных полётов по ту сторону линии фронта, сам ни разу не был сбит и не потерял ни одного ведомого. Мало того, он не был ни разу ранен, а его самолёт в боях не получил ни одной пробоины, и только от обстрела вражескими зенитками один раз немного пострадал.

     16 января 1945 года капитан Скоморохов в паре вылетел на свою любимую "свободную охоту". Северо-западней Будапешта лётчики встретили в воздухе 16 транспортных самолётов Ju-52, которых прикрывали 38!!! истребителей Ме-109. Двое против 54!!! Такого еще не знала история Второй Мировой. Для непосвященных результат боя ошеломителен, но для тех, кто хорошо знал Скоморохова, вполне предсказуем: ведущий лично сбил 2Ju-52 и один Ме-109, ведомый еще два самолёта противника, остальные, беспорядочно сбросив бомбы, убрались подобру-поздорову.

     Последнюю победу Николай Скоморохов одержал 25 апреля 1945 года в небе Австрии, когда он, демонстрируя молодым пилотам мастер-класс, изящно без суеты расправился с очередным "фокке-вульфом". Молодёжь наблюдала за боем, также открыв рты, как в свое время сам Скоморохов с удивлением смотрел, на первый, сбитый в его присутствии, фашистский самолёт. Тогда отличился его командир капитан Дмитриев, теперь наступила очередь демонстрировать класс самому Николаю.

   18 августа 1945 года Николай Михайлович Скоморохов за боевые заслуги, проявленные при освобождении Венгрии и Австрии, за 520 боевых вылетов и 35 лично сбитых к марту 1945 года самолётов противника был награждён второй Золотой Медалью Героя Советского Союза. 

  За годы войны Николай Скоморохов прошел все ступеньки авиационной карьеры от пилота (младшего сержанта), старшего пилота, командира звена и заместителя командира эскадрильи до командира эскадрильи (капитана).

   За его плечами были оборона и освобождение Кавказа и Кубани, освобождение Украины, Молдавии, Румынии, Болгарии, Югославии, Венгрии, Чехословакии и Австрии. Первый мирный послевоенный день капитан Скоморохов встретил в Вене.

     Задумываться над своей дальнейшей судьбой ему не пришлось, всё за него было решено. Последовал приказ: "Учиться". И вот 23-х летнему боевому лётчику пришлось сесть за парту в качестве слушателя Военной академии имени М.В.Фрунзе. После её окончания в 1949 году его назначают вначале командиром 111-го истребительного авиационного полка, а затем 279-й истребительной дивизии, дислоцированной в Закарпатье.  Всё это было в 1949-1954 годах, а затем полковника Скоморохова переводят служить в Забайкалье командиром 246-й дивизии. В 1956 году Николай Михайлович поступил в Военную академию Генерального штаба, которую окончил с отличием и Золотой медалью в 1958 году.  После окончания Академии он был назначен вначале заместителем, а затем и командиром 71-го корпуса 24-й воздушной армии в Группе Советских войск в Германии. За время службы в Германии Скоморохову последовательно присваивают: в 1959 году, когда ему исполнилось 39 лет, очередное воинское звание генерал-майора, а в 1966 году – генерал-лейтенанта.

     В апреле 1968 года его назначают командующим 69-й воздушной армией Киевского военного округа. Именно в этой армии, в военные годы носившей номер 17,  мужал во время Великой Отечественной войны молодой пилот младший сержант Скоморохов, именно там оттачивал свое мастерство дважды Герой Советского Союза капитан Скоморохов. И вот питомец этой, одной из наиболее отличившихся в суровые военные годы Воздушной армии, вернулся в родной дом. Вернулся командующим, добавив к двум Золотым Звездам на груди две большие золотые звезды на погонах. В 1972 году он стал генерал-полковником.

     Приняв командование армией, Скоморохов потратил много усилий на восстановление истории её создания и изучение боевого пути соединения. Ему удалось добиться возвращения армии её общевойскового номера "17-ая ВА", что было закреплено приказом Министра обороны СССР в 1972 году. Под руководством командующего армией генерала Скоморохова была подготовлена к печати и в 1972 годы издана книга "17-я воздушная армия в боях от Сталинграда до Вены".

     Впереди была долгая и успешная жизнь крупного советского военноначальника.

        Часть 4. Маршал авиации, доктор военных наук, профессор

     Все годы, когда Скоморохов руководил различными авиационными соединениями, он продолжал летать, освоив многие современные реактивные самолёты- истребители. В 1971 году ему было присвоено звание "Заслуженный военный лётчик СССР". Однако годы брали своё и в 1973 году его направили делиться опытом с молодыми, назначив начальником Военно-Воздушной академии имени Гагарина. Зачастую начальники военных учебных заведений являются голыми администраторами, но генерал Скоморохов, вспомнив тактические приёмы, разработанные им во время боевой практики, начал всерьёз заниматься военной наукой.

     В качестве темы своей научной работы он выбирает изучение проблемы господства в воздухе и боевого применения армейской авиации. Кроме того, часть его работ посвящена управлению авиационными соединениями и частями. В результате одна за другой выходят научные работы за авторством Скоморохова, учебники по тактике ВВС и тактике армейской авиации, многочисленные учебно-методические материалы. Во время боевых действий в Афганистане и других горячих точках, большинство из теоретических разработок Скоморохова нашли свое практическое применение.  Непосвященному трудно себе представить, как в течение менее десяти лет можно написать более 140 научных работ, в том числе и книгу "Тактика в боевых примерах. Авиационный полк",изданную "Воениздатом" в 1985 году.  В 1980 году Николай Михайлович защищает диссертацию на соискание учёной степени доктора военных наук, в 1983 году ему присваивают учёное звание профессор.

     Большое внимание уделяет начальник Академии истории развития отечественной авиации. Имеющийся в Академии музей за годы его службы пополнился уникальными экспонатами. Им было предложено организовать поиск и реставрацию летательных аппаратов разнообразнейших типов. Более 60 таких экземпляров и пополнили фонды музея, в том числе такие как Илья Муромец, Ил-2, СБ, Як-4, Су-100, Ту-144 и другие.

     В 1981 году ему было присвоено высшее воинское звание для родов войск Маршал авиации. В эти же годы Николай Михайлович Скоморохов три созыва избирался Депутатом Верховного Совета СССР, был делегатом пяти съездов КПСС (с XXIII по XXVII), делегатом XXIV съезда Компартии Украины. Но, если всё последнее из перечисленного ему как бы по должности было положено, то начавшееся как ответ на письмо курсантов Харьковского Высшего военного училища лётчиков, которых интересовало мнение выдающего военного лётчика, что такое героизм и как ему учиться, превратилось в документально-биографическую книгу "Боем живет истребитель". За первой книгой последовали другие. Всего перу Скоморохова принадлежит семь книг, изданных большими тиражами, а его литературный дебют переиздан много раз и даже переведен на иностранные языки.

     Первые книги, написанные Скомороховым, "Боем живет истребитель", "Служение Отчизне", "Тактика в боевых примерах" и целый ряд публицистических статей, представляли собой произведения мемуарного или методического характера. В 1987 году из-под пера маршала вышел первый роман "Резерв высоты", в 1991 – второй "Предел риска". Это уже были художественные произведения, в которых автор на примерах своих вымышленных героев-лётчиков показал, как в самых тяжелых условиях на первый план выходят такие качества человеческого характера, как мужество, дружба и беззаветная любовь к своей Родине.

     Время - противник неумолимый и в августе 1988 года маршалу авиации Скоморохову пришла пора передавать руководство Академией в другие руки. Теперь он военный инспектор-советник Группы генеральных инспекторов министерства обороны СССР. В 1992 году ему все же пришлось уволиться из Российской Армии и все свои силы направить на общественную работу. А теперь посмотрим на две цифры, посмотрим и снимем шляпу в знак уважения. Скоморохов отслужил в армии 52 календарных года, ну а если посчитать выслугу лет с учетом войны, то она достигает 79.

      В 1992 году Скоморохов возглавил Российский комитет ветеранов войны и участников вооруженных конфликтов. На посту председателя Комитета маршал авиации Скоморохов находился по 1994 год. Эти годы, оказавшиеся самыми тяжёлыми в жизни нашей страны, сильней всего ударили по наименее защищенным слоям населения, особенно это коснулось ветеранов Великой Отечественной.
    
     Много сил пришлось потратить Николаю Михайловичу, отстаивая честь и достоинство русского офицера. Им написано много статей, противостоящих валу нападок на Красную армию, когда преуменьшался подвиг советского народа, и в мозги молодежи вбивалось мнение, что Советский Союз выиграл войну только после того как "завалил врага трупами", да и то без помощи союзников, которые явились истинными победителями, наша страна ничего сделать не смогла бы. Простой перечень названий его публикаций говорит сам за себя: "Подвиг срока давности не имеет", "Святое дело и кривая тень", "Не побежденные, мы – победители".

     Приближалось 50-летие Победы, и Николай Михайлович с присущей ему энергией включился в эту работу. По его предложению в Москве был возведен памятник маршалу Победы Георгию Константиновичу Жукову. Руководствуясь высказанным в одной из своих статей афоризмом: "Подвиг тогда обретает крылья, когда о нём узнают люди", Николай Михайлович прилагал всё свое влияние для сохранения в народной памяти всех и мертвых и живых.

     Никто не может даже предположить, как бы дальше развивались события, но тут произошло непоправимое. 14 октября 1994 года на 38 километре Горьковского шоссе, прямо напротив въезда в возглавляемую много лет им Академию, маршал Скоморохов попал в автомобильную аварию и трагически погиб. В прессе никакой информации, проливающей свет на эту трагедию, нет.

     Похоронили дважды Героя Советского Союза маршала авиации Николая Михайловича Скоморохова на Новодевичьем кладбище. На алых подушечках несли награды Героя: две Золотые Звезды Героя Советского Союза, орден Ленина, пять орденов Красного Знамени, орден Александра Невского, орден Отечественной войны 1-й степени, орден Красной Звезды, орден "За службу Родине в Вооруженных Силах СССР" 3-й степени, медали и иностранные ордена. На родине Героя в селе Белогорское Саратовской области установлен бронзовый бюст.  По Волге ходит судно "Николай Скоморохов".

              Часть 5. Легенды? Нет. Все это правда.

     Вокруг каждой знаменитости, особенно если она окружена ореолом совершённых подвигов, неминуемо возникает множество изустных слухов, постепенно превращающих в легенды. Естественно не мог избежать этой участи и такой легендарный лётчик, как Николай Скоморохов. Что только о нем не рассказывали. И Знамя Победы он на Параде нёс, и отомстил жестоко за гибель своего друга, разыскав и уничтожив обоих виновников, и песни-то о лётчиках Высоцкий именно ему посвятил, и всю войну он без единой царапины прошёл, да ещё много всего подобного.Давайте разберёмся в этих таких непохожих друг на друга моментах его жизни.

     Первый раз  Скоморохову довелось пройти по Красной площади среди других Героев Советского Союза 24 июня 1945 года в самом главном Параде в истории нашей Родины – Параде Победы. Тогда, чётко чеканя шаг и держа равнение направо, он и представить себе не мог, что это будет не последний Парад, в котором ему придётся принять участие. Свыше двадцати раз, шагая строевым шагом по Красной площади впереди воинского соединения, которое он возглавлял, у генерала Скоморохова, наверное, каждый раз перед глазами была одна и та же картина: Мавзолей, на котором стоит всё руководство страны, и среди них человек, с именем которого шли в бой миллионы советских солдат.

      Но был и ещё один Парад, который состоялся в мае 1985 года, вот о нём-то, по-видимому, и вспоминают рассказчики. Именно тогда, в честь сорокалетия Победы над фашизмом, Маршалу авиации дважды Герою Советского Союза Николаю Михайловичу Скоморохову было доверено почётное право пронести историческое Знамя Победы по Красной площади.  Известна фотография, запечатлевшая этот момент. С трудом верится, что идут ветераны, которым уже далеко за шестьдесят. Какая выправка, как высоко подняты головы, сколько гордости за свой великий народ. Рядом со Скомороховым шагают ассистенты: Герой Советского Союза, полный кавалер ордена Славы старшина Н.И. Кузнецов, Герой Социалистического Труда, полный кавалер ордена Славы старшина П.А.Литвиненко, Герой Советского Союза полковник С.А.Неустроев, удостоенный этого высокого звание за водружение Знамени Победы на куполе рейхстага вместе с Кантария и Егоровым, и Герой Советского Союза полковник Н.М.Фоменко. За ними несут знамёна всех десяти фронтов, пронесённые по Красной площади в далеком 1941 году.

     Так что это вовсе не легенда, Скоморохов действительно пронёс по Красной площади Знамя Победы, только случилось это на Параде в честь её сорокалетия.

     Николай Михайлович дружил семьями с братьями Высоцкими Семёном Владимировичем и Алексеем Владимировичем. Они частенько встречались и поскольку все прошли войну до победы, нередко вспоминали своё боевое прошлое. Бывало, что на их встречах присутствовал и сын Семена Владимировича знаменитый поэт. Как-то зашла речь о том, как лётчики фашистской "Бриллиантовой эскадры" сбили в бою друга Николая Скоморохова капитана Николая Горбунова.  Рассказ о погибшем друге и сожаление, что он сам ничем не мог ему помочь, поскольку его не было рядом в воздухе, вдохновил Владимира Высоцкого на песню "О погибшем лётчике", впервые прозвучавшую в спектакле "Звезды для лейтенанта" в московском театре имени Ермоловой в 1975 году. А вот рассказ о том бое описал Алексей Высоцкий в статье "Бриллиантовая двойка", опубликованной в газете "Красная звезда" 11 января 1966 года.

   "Бриллиантовая двойка" так называли немецкую пару истребителей, лётчики которой были награждены лично Гитлером бриллиантовыми крестами за особые заслуги в войне. Таких пилотов набралась целая эскадрилья. Их самолёты легко было опознать по ярко желтому коку винта. Как правило, они летали парой. В самом конце войны, 20 мая 1944 года именно такая пара сбила над Дунаем близкого друга Николая Скоморохова  его тезку Героя Советского Союза капитана Николая Горбунова.

     Скоморохов очень близко к сердцу принял смерть друга и пообещал за него отомстить. Через сутки в очередном бою Скоморохову попался очень опытный соперник. Очевидно, что это был один из "бриллиантовых".  Долго они крутились, пытаясь найти позицию, удобную для решающей атаки. Наконец "на вертикали" Скоморохову удалось всадить в немца добрую порцию свинца. Немецкая машина взорвалась еще в воздухе, и Николай жалел, что не удалось выяснить: тот это был, кого он искал, или не тот.

     Через несколько дней Николая атаковала четвёрка "мессеров" с желтым коком. Скоморохов устремился в бой, но один из "мессеров" начал тянуть его вверх, как бы приглашая на рыцарский поединок, один на один. Наш летчик вызов принял, и "Лавочкин" тоже устремился вверх. На предельно допустимой высоте, когда даже кислородная маска не спасала и сознание начало затуманиваться, Скоморохову удалось на одном из виражей попасть в фашиста. Лётчик выпрыгнул с парашютом, но на земле угодил в плен. Оказалось, что заместитель командира эскадры, в паре со своим командиром сбивший Горбунова, тоже решил отомстить Скоморохову за гибель друга, но  сам потерпел поражение. Вот так и получилось, что Скоморохов своё обещание, данное на могиле друга, выполнил, а немцу это не удалось.   

      Ну а о том, что Скоморохов был уникальным пилотом, который совершив 605 боевых вылетов, провел 143 боя, лично сбил 46 самолетов противника и еще 8 в группе,  ни разу не был не только сбит и не горел, но даже не получил ни одной пробоины в бою, и говорить нечего. Его все считали заговоренным. А сам он любил повторять одну заповедь: "Воздушный боец не только тот, кто сбивает, но и тот, кто умеет сам не быть сбитым".


Рецензии
Очередная байка о "бриллиантовой двойке". Сочинитель этой байки Алексей Высоцкий предусмотрительно не указал даты боев, чтобы его не смогли уличить во лжи...

Олег Каминский   23.06.2020 17:42     Заявить о нарушении