От любви до ненависти один труп

От любви до ненависти один труп.

Страсть и ревность раздирали его воспаленный мозг. Сергей не мог ни о чем другом думать. Его девушка весело болтала с его лучшим другом, улыбалась ему той очаровательной улыбкой, которую он пытался поймать адресованной себе. Наблюдая со стороны, Сергей видел, как внимательно она его слушает, как реагирует на каждую, совсем не смешную, а на его взгляд, даже глупую шутку. И Аллу не раздражала навязчивость Вадима, его глупые разговоры ни о чём, его дурацкие игры в салочки. При этом она громко смеялась, когда Вадим хватал её за руку или за плечи и долго не отпускал. А когда Вадим уходил, и они оставались вдвоем, она сразу затихала, становилась задумчивой и грустной. Это её состояние доводило Сергея до ярости. Он понимал, что рано или поздно она уйдет к Вадиму.

Невольно вспомнилось детство, мама, почему-то постоянно с маленьким зеркальцем и с тюбиком губной помады. Её лукавый и оценивающий взгляд при появлении рядом каждого прилично одетого мужчины. Как часто она получала от отца за этот взгляд. Когда он был трезв, это были просто слова и угрозы. Но если он был пьян, мама пару недель ходила с синяком под глазом. Но это её не исправляло, чужие мужчины её интересовали больше, чем собственный муж, и они, в конце концов, развелись. Отец просто однажды собрал свои вещи, уехал и больше никогда не появился. Мама о нем ни разу не вспомнила. Сергею было тогда шесть лет. В доме периодически появлялись незнакомые мужчины, некоторые даже жили несколько месяцев, но отца ему, ни кто заменить не смог. Мама работала в столовой, поэтому проблем с едой в доме не было, но и денег лишних тоже, почти вся зарплата уходила на спиртное, застолье в доме повторялись каждый вечер. Маму мало интересовала его жизнь, за всё время учебы она появлялась в школе только в начале учебного года. Ни одно родительское собрание она не посетила. Сергей учился, как мог, рос дерзким, вспыльчивым, но способным постоять за себя.

И вот, школа позади и призывной возраст. Мать, воспользовавшись связями очередного ухажера, поговорила с Комиссаром военкомата. В итоге Сергея призвали в армию в войсковую часть, располагающуюся в их городке, а через год он подписал контракт. К этому времени мать познакомилась с каким-то иностранцем, приехавшим в командировку из Франции, и, сделав себе загранпаспорт, укатила с ним во Францию. Перед отъездом вручила Сергею пачку долларов, заполнила пару полок в шкафу банками с тушёнкой и сгущенным молоком, посчитав, что этим она выполнила свой последний материнский долг перед сыном. Сергей не расстроился, наоборот, почувствовал себя свободным. На доллары купил подержанную «Ниву» и гараж недалеко от дома. Вечерами возился в гараже с машиной, особо ни с кем не дружил.  Командир части посоветовал ему получить высшее образование, это могло помочь в продвижении по службе. Сергей подал документы на вечерний факультет местного института. Там на занятиях первого сентября он и познакомился с Аллой. Стали встречаться, взаимная симпатия постепенно перерастала в любовь. Вначале второго курса Сергей попытался сделать предложение, но Алла отшутилась. Нет, она не отказала, а попросила отложить свое решение до Нового Года, мол, и под бой курантов будет романтичнее.

 В это время в войсковой части появился новый контрактник, Вадим. Сергей с ним как-то быстро сблизился на службе и подружился. Сергей познакомил Вадима со своей невестой, и они часто проводили свободные от службы и учёбы вечера втроём. И вот Сергей стал замечать, что Алла неравнодушна к Вадиму. Что-то в её взгляде на Вадима напомнило Сергею мать. Вспоминались ссоры матери с отцом, его уход навсегда. Он стал ревновать. Приступы ярости  все чаще и чаще охватывали Сергея. Не прошло и месяца, а Сергей уже просто ненавидел Вадима, но старался не подавать вида. Он понимал, что-то надо делать. Нет, не как отец, кулаками. По-другому, чтобы Алла и не пострадала, и не догадалась.

Однажды Вадим появился в аудитории на вечерних занятиях и всю пару просидел рядом с Аллой, обмениваясь взглядами и перешептываясь. Сергей просто закипел от злости, но сдержался, как говорится, на рожон не полез. После лекции втроем вышли из института, и пошли прогуляться в парк. Когда подошли к лавочке, на которой обычно сидели, Сергей первым вскочил на неё ногами и уселся на спинку. Вадим сделал замечание, что садиться надо на сиденье, а не на спинку лавочки. Он протер носовым платком сиденье и сел, раскинув руки на спинке. Алла, не садясь на скамейку, положила на неё сумку с конспектами, стукнула Вадима по плечу, крикнула: «Ты вОда!», и побежала вокруг лавочки. Вадим стукнул Сергея и тоже отбежал в сторону, оба смеялись, дразня Сергея. Сергей был не в духе, игра не состоялась. Решили разойтись по домам.
 
Проводив Аллу, Сергей вновь подошел к этой же лавочке. Сел на спинку, как обычно, поставив ноги на сиденье. «Не топчите ногами лавочку! Чистоплюй! А душу мою топтать не стесняешься!» - со злостью подумал он о Вадиме. Вспомнилась радостная улыбка Аллы, адресованная Вадиму. Словно волной от цунами кровь ударила в голову, от приступа гнева потемнело в глазах, дышать стало так тяжело, что Сергей вынужден был рвануть воротник рубашки. Пара пуговиц, вырванных «с мясом», полетели на землю. Не соображая, что происходит, Сергей, соскочив со скамейки, несколько раз со всей силой ударил её ногой. Антивандальный вариант изготовления сработал, скамья даже не пошевелилась. Кровь пульсировала в висках, глаза искали что-то тяжелое, но ни чего подходящего в ближайшем окружении не было. Сергей схватил скамейку за переднюю ножку и со всей силой дернул её.  Скамейка чуть-чуть приподнялась, Сергей напрягся так, что глаза чуть не выкатились из орбит. Скамейка медленно накренилась назад и повалилась на спинку. Сергей несколько раз прыгнул на деревянные бруски спинки, но они не поломались.  Воздуха не хватало, он прислонился спиной к дереву и плавно опустился на корточки.

 Сколько он так просидел, он не помнил. Гнев стал утихать, сознание возвращалось. Он встал и с трудом сделал несколько шагов задеревеневшими ногами. С досады плюнув на скамейку, Сергей пошел в сторону дома. На ходу у него в голове созревал план. Нет, он не будет тряпкой, как его отец, он не отступится, он завоюет Аллу.

Несколько дней он упорно обдумывал план действий, детально рассчитывал все его элементы по времени. Переписал расписание автобуса. Несколько раз прошел по предполагаемому маршруту, стараясь учесть все мелочи. Он знал, что мать иногда подпаивала приводимых к себе мужчин водкой со снотворными таблетками, от  такого напитка они быстро усыпали.  Сергей нашел в аптеке эти таблетки, растворил их в бутылке с водкой, и проверил действие на бомже, живущим в подвале соседнего дома. Однажды, сделав вид, что курит на лавочке возле подъезда, он остановил этого бомжа и предложил ему выпить. Тот с удовольствием выпил полстакана смеси и через полчаса спал на лавочке беспробудным сном. Сергей спрятал  бутылку в гараже. Убедившись, что все готово, он решил действовать.

Стояли последние погожие дни осени. Договорившись с Вадимом, что тот после служебного времени поможет ему навести порядок в гараже, Сергей позвонил по телефону Алле и сказал, что вечером будет занят. Алла восприняла это равнодушно, напомнив, что вечером она будет готовиться к зачету. Это было очень кстати. После службы Сергей с Вадимом зашли в магазин, взяли пиво и пошли в гараж. Машину выгнали из гаража, чтобы не мешала уборке. Передвинули ящики с запчастями, вымели мусор и сели пить пиво. Вадим заметил, что Сергей какой-то возбужденный, его глаза, обычно грустные, сегодня словно светились каким-то огоньком. «А давай-ка на память сфотографируемся», - предложил Сергей и достал из машины фотоаппарат.

Сергей вытащил из гаража пустой ящик, разместил на нем фотоаппарат, прицелился объективом в сторону машины, попросил Вадима встать рядом с машиной, поставил затвор на автоспуск и встал рядом с Вадимом. Затвор щелкнул. «А теперь сфоткай меня за рулем», - попросил Сергей, передал Вадиму фотоаппарат, показал куда нажать, сам сел за руль и стал позировать. Вадим сделал несколько снимков. Сергей предложил Вадиму сесть за руль, и тоже сделал несколько снимков. Потом он достал брезентовую куртку с капюшоном и черные очки, и предложил Вадиму сделать фотосессию в очках. Ничего не подозревая, Вадим надел куртку, натянул на голову капюшон, надел очки. Сергей сделал насколько снимков в разных ракурсах, а в конце попросил Вадима отойти от гаража в сторону автобусной остановки и помахать рукой, словно прощается.

Закончив с фотосессией, они сели допивать пиво. Когда оно закончилось, Сергей, мельком взглянув на часы, достал приготовленную бутылку водки. Со стандартной для этого случая фразой: «Пиво без водки – деньги на ветер», - предложил продолжить застолье. Вадим отказывался, но Сергей был настойчив, и почти силой заставил выпить полстакана «заряженной» водки. Сам же ухитрился вылить её, сделав вид, что тоже выпил. Минут через пять, не дожидаясь, когда клофелин начнет действовать, Сергей предложил Вадиму прогуляться. Загнали машину в гараж. Внезапно вспотевшими руками Сергей достал телефон и, нажав кнопку, выключил его. Сердце застучало так, что Сергей испугался, что его услышит Вадим. Затем, незаметно для Вадима, положил в грудной карман бутылку с недопитой водкой, закрыл ворота на замок, и они пошли вдоль улицы к речке. Борясь с дрожью в теле, Сергей старался выглядеть спокойным. Он похвастался, что знает отличное место на берегу, где можно просто сидеть и наслаждаться природой.

Подошли к реке, спустились к самой воде и, пройдя вдоль прибрежного камыша к началу крутого обрыва, вышли на укромный уголок. Крутой берег, и стена высокого тростника полностью закрывали панораму города. Посредине лужайки стояла скамейка, такая же, как в городском парке, как она сюда попала, ни кто не знал. Напротив скамейки - потухший костер. Россыпь камней препятствовала дальнейшему размыванию берега, несмотря на быстрое течение реки. Вода, перекатываясь по камням, создавала приятный шумовой эффект. Но эта красота и романтичная обстановка в этот момент мало интересовали обоих. Сергей частенько поглядывал на часы, сверяя реальное время с намеченным графиком. А Вадим начал зевать уже при подходе к реке, и сейчас уже еле передвигал ноги, он засыпал на ходу. Сергей посадил его на скамейку, на сиденье, прижав к спинке, попытался положить его руки на спинку, как тот любил сидеть в перке, но они были вялыми и не держались на спинке. С издёвкой сказал: «Не получается развалиться последний раз!» Достал бутылку с водкой и сделал вид, что пьёт из горлышка. Протянул бутылку Вадиму, тот замотал головой, не в силах выговорить и слово. «Нет, нет! Надо усилить действие, а то вдруг не заснешь!» - сказал Сергей и, силой вставив в рот горлышко бутылки, вылил туда изрядную порцию водки. Вадим замотал головой, попытался отстранить бутылку руками, но они не оказывали ни какого сопротивления. Сергей отпустил его челюсть только тогда, когда тот проглотил водку и закашлялся. Уложив уже заснувшего товарища на скамейку, Сергей спрятал бутылку в зарослях тростника и побежал в город, озираясь по сторонам, нет ли в округе свидетелей.

Он забежал в квартиру, и первым делом включил телефон и поставил его на зарядку. Потом по городскому телефону позвонил Алле, и, сдерживая учащенное дыхание и дрожь в голосе, сказал, что у него разрядился телефон, что он отправил Вадима домой на автобусе, что у него от выпитого пива разболелась голова, и он ложится спать. Алла ответила, что она весь вечер собирается готовиться к завтрашнему зачету. Это очень устраивало Сергея. Он пожелал ей удачи и положил трубку.

Взглянув на время,  Сергей побежал в гараж. В гараже он поверх своей одежды  надел куртку с капюшоном и сунул в карман очки. Приоткрыв дверь, он убедился, что за ним ни кто не наблюдает, и стал посматривать на дорогу, поглядывая на часы. С нетерпением ждал автобуса. Наконец тот появился из-за поворота, там была его конечная остановка. Сергей быстро закрыл гараж, надел очки и пошёл в сторону автобусной остановки. Хотя все шло, как он и предполагал, его преследовало чувство страха и колотила дрожь. Когда автобус был уже близко, Сергей демонстративно обернулся к гаражу и замахал рукой, словно с кем-то попрощался. Как он и рассчитывал, автобус был пустой, к этому времени пассажиров было мало. Передовая водителю деньги за проезд, Сергей делал вид, что смотрит в окно в сторону гаражей. Эту позу он несколько раз отрабатывал у зеркала, водитель не должен был увидеть его лицо, капюшон и очки – вот что он только должен был запомнить. И ещё, получив сдачу, Сергей громко процитировал: «Кто возьмет билетов пачку, едет тот до Водокачки!» Водокачка – следующая остановка, так её называли пассажиры, и водитель должен был запомнить, что человек в капюшоне сошел именно на этой остановке. Выскочив из автобуса, Сергей специально перешел улицу перед автобусом, ещё раз обратив на себя внимание водителя, и запомнив номерной знак.
Следующей точкой маршрута был небольшой магазинчик «24 часа». Там Сергей купил бутылку самой дешевой водки, попросил продавщицу подать её с витрины, дождался, чтобы она поставила её на прилавок, расплатился и аккуратно, взяв за пробку, опустил её в грудной карман. Увидя в сдаче юбилейный рубль, обрадовался, к удаче.

Выйдя из магазина, он быстрым шагом направился к реке. Было прохладно, начинал моросить мелкий дождь. «Хорошо, - подумал Сергей, - желающих погулять по берегу реки в такую погоду не будет, свидетелей мне не надо». Когда он пришел к лавочке, на которой безмятежно спал Вадим, начинало смеркаться. Дрожь колотила Сергея, но он не обращал на неё внимания, он сделает, что задумал. Ни кто не встанет на пути к его счастью! Ни кто не посмеет строить глазки его невесте! И Сергей стал действовать быстро и решительно. Он снял куртку и очки, и опять аккуратно за пробку вытащил из кармана купленную бутылку. Другой рукой достал из кармана носовой платок, и, обернув им бутылку, открутил пробку. Вылил почти всё на песок, достал спрятанную бутылку и влил в купленную бутылку немного водки, смешанной ссо снатворными таблетками. Выбросил гаражную бутылку в речку. Потом удерживая купленную бутылку носовым платком, вложил её в правую руку Вадима и придавил его кисть, чтобы на бутылке остались его отпечатки пальцев. Так он сделал несколько раз, слегка поворачивая бутылку. Бросил бутылку под лавочку. Взял куртку и натянул капюшон на голову Вадима, сжав двумя руками, потер капюшон о голову и лоб. Для верности, он провел рукой по голове, пропустив между пальцами пряди  его волос, убедившись, что несколько волосков осталось на ладони, он стряхнул их внутрь капюшона, и бросил куртку под лавочку. Сделав на очках отпечатки пальцев Вадима, тоже бросил их под лавку.

Оглянувшись по сторонам, и убедившись в отсутствии посторонних, Сергей приступил к следующему пункту своего плана. Его била лихорадочная дрожь, руки тряслись, в голове пульсировал мозг, в ушах шумел ураганный ветер, но, несмотря на это, он взял Вадима под руки и попытался поставить его на ноги. Но ноги Вадима были как ватные, он сразу опустился на колени. Сергей с трудом положил Вадима опять на скамейку. Он занервничал, неужели придется тащить волоком. Лихорадочно продумывая другие варианты, Сергей  придумал. Он быстро стягивает туфли Вадима, тот до сих пор не получил положенные ему бутсы и ходил на службу в своих гражданских туфлях. Трясущими руками он переобувается в гражданские туфли Вадима, а свои относит к воде не далеко от этого места в сторону выхода. Возвращается к лавочке и с трудом поднимает Вадима, положив его на плечо. Сергей и не предполагал, что Вадим такой тяжёлый. Пошатываясь, он идет к реке и на  кромке воды сбрасывает его в воду на прибрежные камни. Тело Вадима почти полностью оказывается в воде. При этом, от удара лица о большой валун, из его носа ручьем потекла кровь. Холодная вода и удар нарушают сон Вадима, он начинает приходить в сознание, открывает глаза, встает на колени и пытается вялыми руками упереться на скользкие камни, чтобы подняться на ноги. Сергей быстро заходит в воду по колено, хватает Вадима за воротник и брюки в районе пояса, и тянет его от берега в воду. В воде тело Вадима практически ни чего не весит, и он с этим легко справился. Вадим несколько раз взмахнул руками, пытаясь плыть, но Сергей крепко держа воротник, погрузил его голову в воду. Вырвавшая шапка пузырей из-под головы показала, что Вадим глотнул воды в легкие. Ещё несколько секунд тело Вадима дергалось, руки делали махи, а одна рука даже схватила Сергея за ногу, при этом голова делала попытки подняться над водой, но Сергей крепко прижимал её ко дну.  Из-под головы вырвалась ещё одна шапка пузырей, тело дернулось последний раз и затихло. Сергей отпустил Вадима и тот потихоньку стал отплывать от берега и потянул за собой Сергея за штанину брюк.  Сергей с трудом вырвал свои брюки из сжатой ладони Вадима и выскочил на берег. Река все больше и больше овладевала неподвижным телом Вадима, слегка поворачивая его и унося от берега. Сергея трясло от страха и холодаю. Он глазами провожал уносимое течением тело Вадима, пока оно не скрылось в темноте среди речной ряби.

Несмотря на охвативший ужас, Сергей понимал, что надо выполнить последний пункт своего плана. Он сорвал пучок тростника, даже не заметив, что порезал ладонь, и словно метлой постарался замести все следы возле скамейки. Потом походил в туфлях Вадима вдоль берега, натоптав там целую дорожку следов. Затем присел на лавку и тоже притоптал ногами песок. Встал со скамейки и направился в сторону реки, стараясь оставить на песке четкие отпечатки своих следов. Возле воды он сымитировал, что поскользнулся и упал. Убедившись, что следы падения рядом с окровавленным булыжником, он вошел в воду, прошел к своим бутсам, с трудом переобулся, мешали мокрые носки. Туфли Вадима Сергей выбросил на середину реки и, оглядываясь по сторонам, крадучись пошел домой. Низкие емно-серые облака затянули вечернее небо, сумерки быстро сгущались.

Сергей осторожно подошел к своему дому, к его удивлению, дрожь в теле и шум в ушах прекратились. Он понимал, что самое главное сейчас - пройти в свою квартиру незамеченным. Притаившись в кустах, он осмотрелся. Вдруг из соседнего подъезда вышел знакомый ему бомж с большой сумкой, набитой какими-то вещами. Он свернул за угол и скрылся. Наступила мертвая тишина. Сергей осторожно прошел в подъезд и поднялся на второй этаж. Тихо открыв дверь, он зашел в квартиру. Первым делом он достал бутылку водки и выпил целую чашку. Водка пролетела в горло, словно простая вода. Затем разделся, застирал в ванной брюки, которые по колено были в мокром песке, повесил их сушиться на балконе.  Принял душ и без сил упал в постель.   

Утром Сергей пришел в войсковую часть, стараясь вести себя как обычно. На утреннем разводе выяснилось, Вадим не прибыл на службу. Когда узнали, что дома он не ночевал, стали разбираться. Все знали, что вчера вечером Вадим ушел с Сергеем. Расспросили Сергея, и он рассказал, что Вадим уехал из гаража на рейсовом автобусе, назвал время и даже номерной знак автомобиля. Куда он поехал, Сергей якобы не знал. Немного подумав, вспомнил, что Вадим предлагал ему прогуляться на речку, но он отказался, разболелась голова. И про куртку с капюшоном вспомнил, Вадим увидел её в гараже и попросил на вечер. И добавил, что у него есть фотографии, когда Вадим уходил, он его сфотографировал.

Командир организовал поиски. Опросили водителя автобуса, тот подтвердил слова Сергея и вспомнил про «Водокачку». Пошли по маршруту к речке. Продавец магазинчика тоже вспомнила молодого человека в куртке и очках. Обследовали берег реки, нашли куртку, очки и недопитую бутылку. Следы возле лавочки показали, что Вадим подошёл к речке, нашли следы падения и кровь на камнях. Сообщили в полицию и прокуратуру. Экспертиза найденных на берегу вещей обнаружила отпечатки пальцев и волосы в капюшоне, принадлежащие Вадиму. В бутылке с недопитой водкой был выявлен клофелин. В результате поисков ниже по течению было найдено тело Вадима, экспертиза определила время смерти.

Прокуратура возбудила уголовное дело, в рамках которого Сергея неоднократно допрашивали, досконально проверяли его алиби. При опросе один из соседей Сергея рассказал, что слышал чьи-то шаги поздно вечером, и сделал вывод, что это мог быть Сергей. На что Сергей показал, что тоже слышал шаги и даже какой-то шум возле своей двери, а когда открыл дверь, увидел спускающего вниз бомжа, живущего в подвале соседнего дома.  Возможно, сосед и слышал этот шум. Тут же выяснилось, что в полицию поступало заявление о краже, которая была в соседнем подъезде именно в тот вечер. Полиция обследовала подвал в соседнем доме, нашли там часть украденных вещей. Арестовали бомжа, тот во всем признался. Алла тоже подтвердила, что Сергей звонил ей из дома, и это было до времени гибели Вадима. Все вещественные доказательства говорили о том, что на берегу реки Вадим был один, и его гибель – несчастный случай. Следствие так и не выяснило, как клофелин попал в бутылку с водкой, но уголовное дело было закрыто.

Многим было подозрительным поведение Сергея, потерявшего друга. Уже через несколько дней он вел себя так, словно ни чего не случилось, и даже наоборот, стал более оживленным и веселым. С Аллой старался больше шутить, болтать про разные глупости, и ни разу не вспомнил о Вадиме. Алла же наоборот, всё время чувствовала утрату. Ей не хватало Вадима. И безразличие Сергея к смерти Вадима, всё больше и больше вызывало у неё подозрения. Она не понимала, почему Вадим взял куртку в гараже, зачем вечером надел темные очки. Почему один пошел на речку, а не с Сергеем. Как он мог выпить целую бутылку водки, за всё время их общения она ни разу не видела его пьяным, ни разу при ней он не пил водку. Почему он пошел на речку именно в то место, куда неоднократно её приводил Сергей, это было его любимое место, а не Вадима. Она и не заметила, как в её душе все росло и росло тревожное предчувствие чего-то нехорошего, подозрение в причастности Сергея в смерти Вадима увеличивалось с каждым днем.

Уже на следующий день после смерти Вадима она заметила у Сергея знакомый порез на ладони. У неё был такой, когда она однажды на реке пыталась сорвать понравившуюся ей большую метёлку тростника. На её вопрос, где он так порезался, Сергей растерянно объяснил, что это он поцарапал в гараже о ящик с инструментом. Алле было подозрительно, что Сергей запомнил номер автобуса, на котором уехал Вадим. Просматривая у следователя фотографии, сделанные Сергеем в гараже, Алла незаметно спрятала в карман одно фото Вадима в капюшоне и очках. Позднее она зашла в магазин «24 часа», показала это фото продавщице и попросила уточнить, этот ли человек покупал водку в тот злополучный вечер. Продавщица уточнила, что кроме капюшона и очков она ни чего не запомнила. Но вспомнила, что на сдачу дала юбилейный рубль с Пушкиным, и покупатель обрадовался, сказав, что он коллекционирует монеты, и такой у него нет. Это известие бросило Аллу в жар. Коллекцию монет она видела у Сергея, и такой монеты у него не было, а Вадим нумизматом не был.

Вечером Сергей провожал её из института домой. Алла, как бы, между прочим, поинтересовалась, пополняется ли его коллекция монет. Не задумываясь, Сергей похвастался, что недавно ему сдали на сдачу рубль с портретом Пушкина. Это известие так потрясло Аллу, что та не смогла скрыть возникшее волнение, и Сергей это заметил. Он тут же припомнил, что в последнее время все вопросы Аллы связанны со смертью Вадима. И тут же вспомнил, где ему сдали монету. Ему даже показалось, что Вадим идет рядом с ними. И душу внезапно обожгла горечь ревности. В сознании опять возник образ матери с чужими мужиками. «И даже мертвым этот Вадим стоит на пути моего счастья», - подумал Сергей. Но, тут его мозг пронзила мысль: «Она что-то знает!»  А это была угроза не только его любви, но и свободе. Чувство ужаса пробежало по его спине, сделав рубаху мокрой от выступившего пота. Ревность, досада и страх, соединившись вместе, словно буром сверлили его мозг. Дальнейшая прогулка прошла в напряжении, оба молчали и думали каждый о своем. Прощание получилось холодное. Вадим предложил Алле завтра после занятий опять погуляют по ночному городу. Та нехотя кивнула и, не оборачиваясь, ушла в подъезд.

Придя домой, Сергей взял чистый лист бумаги и авторучку, сел за стол и стал набрасывать план. Он то и дело возвращался к предыдущим пунктам, зачеркивал и что-то дописывал. «Ни кто не помешает мне жить так, как я хочу! Надо только учесть все нюансы», - шептал он себе под нос. Далеко за полночь, закончив писать, он спрятал лист в ящик стола, достал складной охотничий нож и положил его в карман кителя. Не раздеваясь, упал на кровать и, неподвижно глядя в одну точку потолка, забылся.

Ему снилось, что он маленький идет совсем один по незнакомой улице. Вдруг с радостью он видит впереди маму, которая идет под ручку с каким-то мужчиной. Он хочет догнать, но ноги не бегут, он еле-еле их передвигает. Он громко кричит: «Мама! Мама!» Мама оборачивается и, со злостью посмотрев на него, машет ему за спиной рукой, мол, уходи, не мешай. Он начинает громко плакать, мама с мужчиной оборачиваются, а это уже не мама, а Алла с Вадимом. Они засмеялись и побежали, толкая друг друга. Они весело играли в салочки...

 


Рецензии
Да, чувство любви не только может быть возвышенным. Сколько народу погибло из-за этого...

Сергей Лукич Гусев   26.12.2020 08:04     Заявить о нарушении
Спасибо за отзыв! Перед Новым Годом цейкнот какой-то образовался...
С наступающим!

Александр Козлов 11   31.12.2020 15:44   Заявить о нарушении
На это произведение написано 10 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.