Король мечей - наброски к роману

Глава первая

        Под повозкой что-то хрустнуло.
– Нет, – простонала женщина, упираясь в деревянный бортик. – Только не сейчас.
– Не ныть, Катрин! – быстро остановила ее молоденькая девушка. – Переведем дух и попробуем еще раз. Мы должны ее вытолкнуть.
Девушка растерянно посмотрела на повозку, намертво увязшую в грязи на размякшей от дождя лесной дороге.
– Мы! – фыркнула Катрин. – Посмотрите на себя, леди Изабелла, – вы же как стебелек! Возьмите лошадь под уздцы, а толкать буду я, – она неловко повернулась к повозке, путаясь в длинном платье, мокром от дождя и тяжелом. – Так и льет, только сильнее размывает. Ну, еще раз!
Катрин навалилась на повозку, а девушка попробовала сдвинуть лошадь с места. Увязшая телега, казалось, чуть подалась вперед, но снизу снова раздался хруст, и левое переднее колесо легло набок.
– Все, – тихо выдохнула леди Изабелла. Она посмотрела на покосившуюся повозку, зло ткнула носком башмака сломанное колесо и встряхнула головой, отбрасывая с лица вьющиеся светло-каштановые пряди. – Так, Катрин. Мы не слишком далеко отъехали от города, и ты еще успеешь вернуться засветло. Если поторопишься. Ты здесь только из-за меня. Забирай котомку с едой и деньги, а я…
– Придумаете тоже! – Катрин насупилась. – Пришло же вам такое в голову. То есть я вас с вашей сестрицей с младенчества растила, чтобы посреди голого леса под дождем бросить, деньги и еду забрать и уйти?
Леди Изабелла вдруг насторожилась:
– Кто-то едет. В сторону, Катрин!
– Все равно среди голых деревьев не спрятаться. Да и повозка же видна, торчит посреди дороги.
– Поздно. Нас уже заметили, – девушка выпрямилась, упрямо вскинула голову и, уже не пытаясь спрятаться, молча ждала, когда приблизится всадник. Ее строгое красивое лицо казалось почти спокойным, ярко-зеленые глаза были чуть прищурены. Катрин заметила, что леди Изабелла словно невзначай ощупывает левый рукав платья, и нахмурилась: она знала, что воспитанница прячет там нож, который успела схватить, когда пришлось убегать.
Всадник тем временем приближался. Коня он направлял осторожно – ехать по склизкой жиже было непросто. Леди Изабелла, убедившись, что нож на месте, опустила руки. Теперь она видела, что ездок намного старше, чем ей сначала показалось. Издалека ее обманули прямая осанка и стройная легкая фигура, но сейчас стало ясно, что мужчина совсем не юн. Наверное, как Катрин, – за сорок, если не больше.
И конь, тонконогий пегий красавец, и всадник были в воде и грязи.
– Не бойся, Катрин, – тихо сказала девушка наставнице. Мужчина, похоже, это услышал – по крайней мере, обратился он к леди Изабелле по-французски, как и она к Катрин. Говорил он уверенно и бегло, но не очень чисто, и девушка перешла на саксонский.
– Помочь?
В голосе всадника не было никакой угрозы.
– Спасибо, не нужно.
– Уверены? – незнакомец чуть склонил голову набок. – Вот-вот начнется ливень, и скоро совсем стемнеет.
– Ливень? – растерялась девушка. – А… – она подняла руку, подставляя ладонь под хлещущую с неба воду, – а это тогда что?
– Считайте, легкий майский дождичек. Настоящий осенний ливень хлынет где-то через полчаса. Давайте посмотрю, что с вашей повозкой.
Леди Изабелла молча отступила в сторону. Всадник спешился, Катрин шагнула вперед и протянула руку, чтобы взять повод. Незнакомец быстро кивнул и, отдав поводья, направился к увязшей телеге.
– Подождите, – вдруг остановила его девушка.
Катрин встрепенулась.
– Леди Изабелла!
– Нет, Катрин, я должна сказать, – девушка резко обернулась к незнакомцу, сузив зеленые глаза. – Если вы хотите нам помочь, то должны знать...
– Что?
– Я вне закона, – она опустила голову. – И любой, кто хоть как-то придет мне на помощь, может быть наказан.
Мужчина, кивнув, направился к телеге.
– Я вне закона, – повторила леди Изабелла.
– Бывает, – он быстро осмотрел повозку и обернулся к девушке. – Без кузнеца тут не справиться, да и чинить ее смысла нет, вся гнилая. Она еще долго продержалась.
– Она вся хрустела и трещала.
– Еще бы. Вам очень дорога эта колымага?
– Нет. Но наши вещи…
– Увезем как-нибудь. Лучше оттащу ее с дороги, а то совсем никому не проехать. Куда вы едете? – незнакомец уже отвязывал вожжи, выпрягая лошадь.
Изабелла, у которой давно были заготовлены правдоподобные истории и ответы на такой вопрос, вдруг растерялась, забыла все, что придумала, и честно выдохнула:
– Не знаю. Подальше от города.
– А ночевать где собирались? – мужчина обернулся через плечо. – И вам, и вашей спутнице надо бы отогреться и переодеться в сухое. Ближайший постоялый двор в трех с лишним милях отсюда, там одна комната, и вам повезет, если она свободна. Это все вещи? – он взвесил на руке пару тяжелых котомок.
– Да.
– Управимся и без повозки. Погони, как я понимаю, не ждать?
Изабелла снова растерялась:
– Наверное, нет.
– Уже лучше. И осторожнее с ножом, сами же себе руку распорете.
Девушка, смутившись, опустила голову. Леди Изабелла, как и многие очень белокожие люди, краснела быстро и густо – и знала это.
– Ага, под седлом ты тоже ходишь, вот и славно, – мужчина провел ладонью по спине лошади, потом обернулся к девушке. – Садитесь на моего коня. Вы в седло, ваша спутница – на круп.
      Он помог Изабелле, усадил за ней оторопевшую Катрин, потом снова погладил вторую лошадь по спине и потрепал по холке.
– Ну ты и хребтистая! – улыбнулся он и запрыгнул наверх одним движением – так, словно всю жизнь только и занимался тем, что вскакивал на коней без стремян и седла. – Вперед, пока не ливануло.
Леди Изабелла несмело тронулась за ним. Осенний вечер был короток, темнота наступала очень быстро, дождь усиливался, и девушка в промокшем до нитки тяжелом платье стучала зубами. Лесная дорога казалась бесконечной.
– Уже скоро, – обернулся мужчина. – Сейчас поднимемся на пригорок, там развилка, за ней харчевня.
Девушка кивнула, не отвечая: все ее силы уходили на то, чтобы направлять коня по густой чавкающей грязи. Наконец впереди она увидела большой дом, в окнах которого был виден свет масляных ламп.
– Приехали, – снова обернулся мужчина и легко спрыгнул на землю. – Умница, покладистая девочка!
Леди Изабелла почувствовала, что снова краснеет, но в следующий миг поняла, что он обращается к лошади. Мужчина тем временем подхватил Катрин, потом помог Изабелле и, передав подбежавшему конюху поводья, направился к двери.
– Ну все, скоро отогреетесь, – сказал он. – Смелее.
Изабелла шагнула внутрь и принялась рассматривать комнату. Любопытство действовало на нее сильнее, чем холод и промокшее платье: за все свои восемнадцать лет девушка еще ни разу не бывала на постоялом дворе. Она выросла во Франции, часто проводила по несколько недель в Англии, но до нынешнего вечера всегда устраивалась на ночлег или в замке отца в Нормандии, или в одном из его английских домов.
Навстречу гостям выскочил мальчишка лет одиннадцати-двенадцати.
– Граф? – затараторил он. – Вы же уехали?
Изабелла удивленно посмотрела на спутника, тот, заметив этот взгляд, не стал прятать усмешку.
– Позови мать, пусть поможет дамам. Комната наверху занята?
– Нет, постояльцев сейчас нет.
– Вот и славно. Зови мать.
Мальчишка, кивнув, бросился в дальнюю дверь и с бойким топотом помчался наверх по лестнице.
– Не до представлений было, – улыбнулся мужчина. – Граф Хантингтон, – он весело, совсем по-мальчишески, мотнул головой, отряхивая мокрые волосы, то ли выгоревшие на солнце, то ли очень светлые от природы.
– Изабелла Вексен, – как можно сдержанней ответила девушка. – А это Катрин, моя… – Изабелла на мгновение замялась, – моя кормилица и наставница.
С лестницы донеслись шаги.
– Но, граф, – вполголоса начала Изабелла, – вы же помните? Я вне закона. А здешние хозяева…
– А они вам не помогают, – быстро ответил граф. – Они делают свою работу, получают плату и знать не знают, кто их постояльцы.
– Плату они получат, – вскинулась девушка. – В деньгах я не стеснена.
– Не стоит об этом говорить первому встречному.
– Надо же, и правда вы! – крикнула с лестницы хозяйка. – Я уж думала, этот сорванец что-то напутал. Что-то случилось?
– Все хорошо. Позаботитесь о гостях? – граф кивком указал на леди Изабеллу и Катрин.
– Нам нужна где-то переночевать и согреться, – вступила девушка.
Хозяйка закивала:
– Сейчас все устроим. Комната прибрана, везде натоплено, ужин скоро будет. И у меня есть сухие чистые платья.
– А меня потом пристроите внизу на лавке, хорошо? – граф, наклонившись, почесал за ухом кота, который терся головой о его сапоги. – Я бы поехал, но конь совсем измотан.
– Куда вы поедете – вы видели, что за окном творится? Всех устроим. Идемте за мной, дамы.
Женщины поднялись по лестнице, голоса их стихли.
– Кот опять прибежал к вам, – снова затараторил сын хозяйки. – Садитесь сюда, здесь теплее, быстрее обсохнете! А кто это с вами? Какая она красивая!
– Принесешь вина? Я пока умоюсь, там вода есть в лохани?
– Конечно! А ужин сейчас мать накроет. Она ведь, наверное, тоже спустится?
– Кто?
– Ну, эта красивая девушка!
Мальчишка убежал за вином. Когда он вернулся с кувшином, граф уже успел смыть с лица грязь. Наверху снова раздались шаги и голоса, и гостьи вместе с хозяйкой подошли к столу. Хозяйка скрылась за дверью кухни, Катрин и леди Изабелла несмело осматривались. Парнишка замер, завороженно глядя на девушку.
– Смотри не пролей мимо кружки, – улыбнулся граф.
Изабелла Вексен на самом деле была красавицей – даже сейчас, в совсем простом сером полотняном платье, которое нашлось у хозяйки. Буйные густые кудри цвета гречишного меда, молочно-белая кожа, черные брови и ресницы, ярко-зеленые глаза – все в ее внешности притягивало взгляд.
– Принеси-ка еще пару кружек, – сказал граф мальчишке и посмотрел на леди Изабеллу и Катрин. – Вам нужно выпить. Обеим.
Катрин заулыбалась, девушка сдержанно кивнула. Она изо всех сил старалась не рассматривать мужчину и поэтому тщательно отводила глаза, но взор нет-нет да и падал на графа. В отличие от красавицы Изабеллы граф Хантингтон был человеком совершенно заурядной наружности. И если в лесу девушка обратила внимание на его необыкновенно прямую осанку и точные движения, то сейчас украдкой разглядывала загорелое лицо и руки и выжженные солнцем волосы.
Хозяйский сын принес еще две кружки и большой пирог, похоже, только что вынутый из печи.
– Нож сейчас принесу, – спохватился паренек. – Это с мясом, сейчас будет еще с яблоками.
– Ну уж чем разрезать, у меня найдется, – ответил граф, потянулся к поясу и вынул легкий охотничий нож. Клинок блеснул в свете масляных ламп, и леди Изабелла с удивлением взглянула на оружие.
– Какая тонкая работа! Можно посмотреть поближе?
Граф молча протянул девушке нож.
– И рисунок на клинке! – продолжала она. – Моя тетушка Матильда показывала мне в книгах всякие растения, когда учила составлять травяные смеси...
– Тетушка Матильда! – Катрин, оживившись от вина, всплеснула руками. – Леди Изабелла, вы постыдились бы вспоминать! Чему она вас учила – и произнести-то неловко! Накладывать швы на ощипанных гусях и утках! Смотреть, что внутри у дохлой свиньи! Да и не только свиней вы разрезали и изучали, – снова охнула она и потянулась к кружке. – Сказать страшно!
– Редкое растение, – леди Изабелла разглядывала клинок. – Оно не водится ни в Англии, ни во Франции. Это ведь ветка жасмина, да, граф?


Рецензии
есЛИ пытаться сдвинуть лошадь с места,
то её надо толкать выше задних ног, около крупа (задницы...)
Но этого никогда мне не приходилось такого наблюдать
(Автор немного "плывёт" в описываем случае...)
"Катрин навалилась на повозку, а девушка попробовала сдвинуть лошадь с места.
(Понукаемая ЛОШАДЬ постоянно рвётся из стороны в сторону в повозке и останавливается только на короткое время, чтобы отдышаться.
Конь или лошадь рывком прыжком выдёргивают повозку (телегу)
из грязи. Если лошадь выскочит из грязи, то она сомнёт девушку под
под копыта и затопчет под телегой(Ю)...(ю)

Николай Михайлович Новиков   10.07.2020 09:34     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.