Король мечей - глава вторая

Уставшая Катрин в тепле совсем сникла и ушла наверх, в комнату. Она настойчиво пыталась утянуть с собой и воспитанницу, но леди Изабелла отказалась и по-прежнему сидела внизу за ужином. Вино в ее кружке было едва тронуто.
– Вас здесь хорошо знают? – осторожно спросила девушка. Она не хотела ничего говорить, но молча сидеть за одним столом ей было неудобно, хотя граф, казалось, ни малейшей неловкости от этого молчания не испытывал.
– Нет, но мы с попутчиком ночевали тут пару дней назад, – ответил Хантингтон. – Вы решили, куда направитесь?
Изабелла растерялась. Отогревшись и переодевшись в сухое платье, она немного успокоилась и совсем перестала думать о том, куда податься утром.
– Не знаю.
– Если вы расскажете, что случилось, мне будет проще сообразить, что можно сделать. И можно ли.
Она вскинула голову, встретила изучающий взгляд графа. Спокойные серые глаза. Тонкие морщинки вокруг, словно от постоянной улыбки или усмешки.
– Я не делала ничего плохого, – тихо выдохнула Изабелла. – И сегодня никакой погони быть не должно. А вот завтра…
– Что завтра?
– Завтра они обнаружат, что мы убежали, и кинутся искать.
Хантингтон молча подвинул ей кружку, и девушка отхлебнула немного вина. Граф не перебивал и не торопил. Изабелла, немного помолчав, продолжила:
– Меня не стерегли – никому и в голову не могло прийти, что я сбегу. Самое большее, чего они боятся, – что я скажу «нет» прямо перед алтарем, – девушка снова чуть пригубила вина и осторожно взглянула на графа, но тот ничего не спросил. – Ни я, ни Катрин не умеем запрягать, но Катрин немножко умеет править. Перед закрытием рынка, вечером, она сторговала у крестьян лошадь и самую дешевую телегу.
– Кому-то было лень ее выкидывать.
– Две верховые лошади со сбруей обошлись бы слишком дорого, и Катрин не сможет долго ехать в седле. Она сейчас так в меня вцепилась! Да я и сама не слишком привыкла ездить верхом, – Изабелла сделала еще один несмелый глоток. – Катрин купила мне вот это платье и покрывало на голову, и я переоделась, чтобы меня не узнали. А потом стащила на кухне замка большую корзинку и вышла с ней в руках. Как будто торговка, что-то приносившая кухаркам.
– Не за пустую же корзинку вас так обвинили? – усмехнулся граф.
– Нет, конечно. Но я не делала ничего плохого, правда. Ну, кроме корзинки, – Изабелла вдруг смутилась. – Но он объявил меня вне закона, чтобы мне некуда было деться. Чтобы я точно вышла за него.
Девушка опустила голову, скрывая лицо за густыми кудрями.
– Кто – он?
– Ноттингемский шериф, – еле слышно ответила Изабелла.
– Мне доводилось раньше бывать в Ноттингеме, и я помню того шерифа, что был лет девять-десять назад. Нынешний, надеюсь, получше, – это нетрудно.
– Так это он же.
– Других желающих на место не находится? – Хантингтон быстро улыбнулся. – Но тот был женат.
– Он вдовец. Причем, я слышала, не в первый раз.
– Да? Черт, жаль. Бедная леди Александра, такие синие глаза, такая улыбка! И кто же пытается выдать вас замуж за шерифа, за которого вы настолько не хотите, что готовы бежать сломя голову?
Изабелла резко отбросила мелкие кудри от лица.
– Мой отец.
– Он знает, что вы не хотите за шерифа?
– Еще как знает.
Граф больше ни о чем не спрашивал, но Изабелла уже не могла остановиться. Впервые кто-то, кроме верной Катрин, хотел ей помочь. К пирогам девушка так и не притронулась, зато несколько глотков вина словно развязали ей язык – она, обычно строгая и сдержанная, сейчас тихо говорила, не переставая:
– Отец и мать любили друг друга. Очень. Они с юности сходили друг по другу с ума, но мать была из знатного рода, а отец – из семьи простых торговцев. Ее родители, мои бабушка с дедушкой, были против, но она сделала по-своему. А потом появились мы с сестрой. Мы двойняшки, – уточнила Изабелла. – Эмилия родилась первой, все было хорошо. А через час появилась я – и это стоило моей матери жизни.
– И с тех пор ваша сестра у отца – любимая дочь, а вы – нет?
– Именно так, – призналась девушка. – И отцу нужно положение и власть в Ноттингеме. А здешнему шерифу нужны деньги.   
– Куда вы хотели податься? Понятно, что подальше от города. Но это сейчас. А потом?
Изабелла снова посмотрела на графа. Она понимала, что и без того рассказала уже слишком много, но успокоиться не могла.
– Мои бабушка и дедушка, родители матери, живы. Я говорила, что это древний знатный род. И они не хотели, чтобы отец меня увозил. У них большой замок на полпути от Руана до Гавра, там я была бы в безопасности. 
– Понятно. Как вы собирались добираться до Нормандии и переправляться через пролив?
– Не знаю.
– Здесь вас найдут, и быстро. Вам нужно уезжать рано утром, еще до рассвета.
– Где ж в такое время нам раздобыть повозку?
Граф не ответил. Девушка и сама прекрасно понимала, что вечером, вдали от и города, и ото всех деревень, никакой телеги не найти.
– А ваш отец? – спросил после недолгого молчания Хантингтон. В отличие от собеседницы, которая едва попробовала ужин, он налегал на пирог – и Изабелла даже удивлялась про себя, как графу с таким аппетитом удалось сохранить юношескую фигуру. – Он сейчас где?
– В Ноттингеме, он-то меня и привез. И должен быть завтра на свадьбе.
– И он, конечно, поймет, что вы направились именно в Нормандию и именно в замок к родным?
– Да, – растерялась Изабелла. – Он же знает, что мне больше некуда деться. Но нам бы только добраться – а там уж меня не дадут в обиду.
– С сестрой вы, похоже, не очень дружны?
Девушка снова опустила голову, скрывая лицо за густыми каштановыми кудрями.
– Эмилия недавно вышла замуж и сейчас ждет первенца, ей совсем не до меня.
– Понятно, – граф почесал кота, который забрался к нему на колени. – Значит, вам нужно как можно быстрее добраться до порта. Но искать вас будут именно по дороге к Дувру.
Он снова погладил кота. Зверь потянулся и перевернулся на спину, доверчиво подставляя пузо.
– Вам бы затаиться на день-другой, пока не схлынет суматоха. Пару дней вас будут искать в каждой придорожной харчевне и едва ли не в каждой деревушке, но потом, не найдя, решат, что вы уже ускользнули.
– Но где? Вы же сами говорите, что искать станут везде, в каждом доме. И я не хочу, чтобы из-за меня пострадал кто-то, кто меня укроет. Я знаю своего отца, – Изабелла выпрямилась, отбросила назад кудри, открывая красивое строгое лицо. – Ему спалить крестьянский дом – как муху прихлопнуть. А шериф обвинит кого угодно и в чем угодно. Как меня. Вы даже не представляете, что за человек этот шериф!
Серые глаза графа блеснули, словно у мальчишки.
– Ну уж как-нибудь разберемся с этим вашим ноттингемским шерифом, – улыбнулся он.
– Вы, – растерялась девушка, – вы хотите мне помочь?
– Почему бы и нет? Правда, придется сделать крюк и двинуться не к Дувру, а на север. В лесу есть место, где можно вас спрятать. Не слишком уютное, но на два-три дня пойдет, а там и шум утихнет, и повозку раздобудем.
– Вы ведь ехали в город, когда наткнулись на нас, – Изабелла совсем смутилась. – По своим делам.
– Да.
Девушка вдруг нахмурилась:
– И вы не знаете, что сейчас творится в городе и кто шериф? Но зато знаете, где в лесу можно спрятаться?
– Я бывал в этих местах много лет назад. А прятаться придется в заброшенных каменоломнях. И радуйтесь, что сейчас октябрь, а не январь. Так что подумайте еще раз хорошенько: точно не хотите замуж за шерифа? – граф налил себе еще вина и, не дождавшись ответа, почесал кота. – Тогда ложитесь спать, леди Изабелла. Вы напуганы, что-то решать сейчас вам трудно. Перед рассветом тронемся, тогда-то еще раз все и решите. Идет?
– Да. Но на чем мы поедем?
– Сюда же как-то доехали – и туда доберемся.

Катрин в верхней комнате уже давно спала, но проснулась, как только услышала шаги своей воспитанницы.
– Ох, леди Изабелла, как вы поздно. А я ведь тянула вас наверх!
– Отдыхай, Катрин. Завтра у нас очень ранний подъем, нужны будут силы.
– Я ведь и вам кивала, что пора ложиться, – заворчала Катрин. – Этот граф – совсем не тот человек, с которым стоит беседовать приличной молодой леди.
– Ты что-то о нем слышала? – удивилась девушка. Сама она никогда не интересовалась сплетнями и интригами, но бойкая пронырливая Катрин умудрялась знать все обо всех и во Франции, и в Англии.
– Не так много, но слышала. Потому и хотела вас увести поскорее.
– Он женат? – спросила вдруг Изабелла – и тут же сама растерялась от такого вопроса. – Ох, Катрин, я совсем не это имела в виду. Граф, уверена, искренне хочет нам помочь.
– Ничего особо хорошего я о нем не слышала. Но вы же знаете, леди Изабелла, откуда у меня все новости? От посыльных, от кухарки, ну и изредка с кем-нибудь другим удается поболтать.
– Все отцовские кухарки – те еще сплетницы! Выкладывай, что ты знаешь. Вспоминай.
– Что это вы так про него расспрашиваете?
Изабелла удивленно посмотрела на наставницу:
– Катрин, ты что такое подумала? Я должна понимать, можем ли мы ему довериться!
– Как будто у нас есть выбор! Ладно, – Катрин, окончательно проснувшись, села на низком, грубо сколоченном деревянном топчане. – Слышала совсем немного. Злые языки говорили, что он не пойми какого происхождения и не пойми откуда взялся, и называли его верным псом Алиеноры. Говорят, и Ричард, и Алиенора очень ценили его смелость и знали, что графа – то есть тогда еще совершенно не графа, а не пойми кого – можно бросить в любую заварушку, и он оттуда выберется. Причем скорее всего – победителем. Еще говорят, вроде как именно Алиенора и посвятила его в рыцари, лично опоясав. А позже даже сделала графом, в обход всех законов отняв графство у затухающей ветви Хантингтонов, чем-то провинившихся.
– И он такое принял? – ужаснулась Изабелла.
    – А что ему оставалось? Расстроил бы королеву – оказался бы в петле следом за законными владельцами графства, – хмыкнула Катрин. – Но, может, я на него наговариваю. Сами же понимаете, все это болтовня кухарок и не больше. Но главное, леди Изабелла, – похоже, это совершенно не тот человек, с которым может беседовать приличная леди. Алиенора до последнего его держала при себе, но когда через несколько лет после смерти Ричарда уехала в Аквитанию – граф стал ей не нужен.
    – Он обещал нас на время спрятать где-то в лесу.
    – В лесу! – ужаснулась Катрин. – Вы хоть слышали, какие об этом лесе ходят слухи? Сейчас-то уже все попритихло, и песенки бродячие подзабылись. Да и вешали нещадно за такие песенки. Здешний шериф и вешал. А вот лет десять назад, когда вы с леди Эмилией были совсем крошками, через Шервудский или Барнсдейлский лес ездили только смельчаки!
    Изабелла, насупившись, молчала. Она стянула с себя платье и нижнюю сорочку, забралась под теплое толстое одеяло и с наслаждением вытянулась. Даже если впереди всего несколько часов сна – она проведет их здесь, в сухой натопленной комнате, а не под октябрьским ливнем. Она зарылась в одеяло, пытаясь поскорее уснуть, но случайный знакомый все никак не шел из головы. Теперь, наслушавшись сплетен Катрин, девушка задумалась о происхождении графа. Или не графа. Французский его весьма далек от совершенства, а вот саксонский, несомненно, родной. С Изабеллой и Катрин граф обращался сдержанно и вежливо, но держался очень просто, без модной нынче изысканной куртуазности. Одет был совсем скромно и неброско, но внимательная и придирчивая Изабелла, выросшая среди роскоши, отметила очень дорогую рубашку. Да и седло на спине прекрасного пегого коня было простым с виду, но таким удобным, что наверняка стоило больших денег.
    Изабелла тихо повернулась под одеялом, стараясь не потревожить заснувшую наставницу, и почему-то снова представила себе графа. Выгоревшие светлые волосы, по-мальчишески веселые серые глаза, отточенные движения.
    И ведь ей придется довериться этому сомнительному человеку. У нее нет выбора.

Продолжение - третья глава: http://proza.ru/2020/07/21/874


Рецензии
Увлекательный сюжет...

Олег Михайлишин   09.08.2020 10:21     Заявить о нарушении
Спасибо большое!
Ну, пока еще только самое начало. Посмотрим, что получится :-)

Ольга Суханова   13.08.2020 23:20   Заявить о нарушении
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.