Лана Росси у которой глаза с синевой, как море

Воспоминания. Из сборника "Звёздный венок моих согрешниц - див".

За угловым столиком у окна кафе-ресторана «Белая акация» сидела молодая женщина в бежевом костюме она была смуглой, походила на бразильянку, или чилийку, а глаза у неё были большие, зелёные с синевой, словно море.
Лет двацати пяти. Не более.
Не долго раздумывая, Георгий решился, заговорить с ней, она улыбнулась, он подсел к ней, узнал, что её зовут Лана, что она сотрудник отделения иностранных студенов университета, что она замужем, её муж профессор химфака того же университета.
- И вы одна? – выразил Георгий удивление. – Такая женщина и одна?!
- Я обыкновенная женщина, - пожимая плечами, говорит она в ответ.
- Это вы так считаете. Вы просто не знаете себе цену.
- Почему же? Мне мой муж говорит, что я его Муза-вдохновительница. Что рядом со мной он чувствует себя на тридцать лет моложе.
- Моложе чего или кого?
- Моложе своих семидесяти.
- И вы, красавица, живёте с этаким старцем?! Да с него же порохня сыплется!
- Молодой человек, не заговаривайтесь. Он профессор и ...мой законный муж.
- А вы при нём утешительница его старчества? Испоняете супружеские обязанности по уходу за старпером?
- Вы говорите для меня неприятное. Давайте переменим тему. Скоро подойдёт мой муж. Так что вам лучше сесть за свой столик. Не надо меня компроментировать.
- Я покину вас только тогда, когда вы дадите ваш номер телефона.
- Зачем он вам?
- Мне телефон не нужен. Мне нужны вы, Лана.
  - А вы, Георг, нахальны, как гусар у ног женщины.
- Чувствуете, что я отвас не отстану?
- Чувствую. Ладно. Пишите мой домашний. И уходите, ради Бога. Он с минуты на минуту придёт. Я не хочу чтобы он видел нас вместе.
Георгий в тот же миг схватил её руку в свои ладони и поцеловал, что не могли не видеть за соседними столиками. Лана зарделась и, без рвения отняла от его губ руку, говоря:
- Вы больше наглец чем я подумала. Уходите! Сейчас же, - прошептала она. Я не хочу Вас за вашу мальчишескую выходку видеть.

Но лгали уста её.
Выдавали глаза в открытых озёрах глаз которых светилась россыпь радостей, в них вспыхнули сияния небесных звёзд. Уже теперь в сердце своём она приютила порыв к любви Георгия, как и его образ.
 
Георгий, расплатившись, тут же вышел, разминувшись с мужем Ланы у входа в кафе-ресторан. Все мысли его сосредоточились на Лане, на её очаровательном лице, с губами яркими, как цветок мака в жаркий полдень лета, на груди, что, как ему чудилось, пахли молоком и мёдом и вырывались из кофточки  тончайшего  батиста его губам навстречу. А когда фантазия мужская опускала его глаза ниже пупка к стану Ланы, он чувствовал, что более ему никакая, пусть даже раскрасавица, не нужна. Он отдал бы сейчас многое, чтобы быть рядом с ней, чтобы не допустить даже рядом сидеть её мужа. Ревность обуяла его. Георгий рванулся в кафе и уже стал приближаться к столику, где сидел счасливый муж со своей женой-красавицей. Что было бы дальше одному Богу известно, но Лана, увидя Георгия, так вперила в него свои глаза, что он остановился, а затем, резко повернулся и вышел.

Лана Росси не могла не влюбиться в Георгия.
Ни годы, ни пережитые волнения не остудили её сердца; стоило ей увидеть привлекательного мужчину, как она начинала говорить себе, что это её идеал, что она встретила своё счастье, что замужество за доктора наук всего лишь возможность жить безбедно. Она знала, что хороша собой, что её зелёные глаза, излучавшие фосфорический свет, сулят страсть и покорность женщины и дают об этом знать мужчине.

Неделю спустя Георгий позвонил ей и без всяких предисловий сказал:
- Любимая, я жду тебя в ресторане «Дон» в двадцать часов, – и положил трубку.

Лана сидела неподвижно. На её постели были разложены: блузки, бюстгалтеры, трусики, платье. Она сама не понимала почему так тщательно подбирает гардероб перед первым свиданием с Жоржем, имя которого звучало и томило  с того памятного вечера в «Белой акации». Как будто собиралась демонстрировать ему своё неглиже. Но, почему-то выбрала всё плотно облегающее все её изгибы тела. Даже трусики чтобы выделяли потаённые большие губы её «любилки-Пизы».

С нетерпением ждала прихода мужа, а кода дождалась, обнимая его, пролепетала:
- Милый, я хочу немного развлечься. Звонила Томочка, пригласила к себе на девичник. Можно, мой доктор?, - заглядывая мужу преданно в глаза, спрашивает она.
- Душечка, ну конечно! Ну конечно!
- Спокойной ночи, котик... Я у Томочки, пожалуй, и заночую. Так что ты не беспокойся обо мне.

  Георгий встретил Лану на подходе к ресторану.
- Жорж, я запоздала, не могла выбраться раньше, у меня ревнивый муж. Усыпить его бдительность не так-то просто и потребовало времени.  Сам понимаешь, так что прости.

  - Любимая, зачем нам рестороан?! Это не место где можно обьясниться с любимой женщиной,  - говорит он, увлекая к парковке такси. Лана безмолвно подчинялась его воле, и через пару минут такси мчало их к площади Ленина. Остановилось у дома с неоновой витриной магазина «Огурчик».

  Щёлкнул замок и они оказались в маленькой однокомнатной квартирке.
Георгий, заперев дверь, тут же, ещё в прихожке, не давая опомниться Лане, обнял её так, что она взвизгнула.

  - Лана, ты такая роскошная женщина, а пропадаешь зря. – С этими словами Георгий так сжал её в обьятиях, что она притихла. Он тут же ...

  Утром, когда муж уехал в университет, Лана, придя домой и застыв пред зеркалом, увидела свои губы и глаза после сладостной ночи, и... счастливо улыбнулась...
 


Рецензии