Слуга царю, отец солдатам

Капитан Житков, командир моей разведроты Отдельного десантно-штурмового полка, закончил суворовское училище, а спустя четыре года получил звездочки лейтенанта в Киевском общевойсковом.

Не припомню, какого цвета между нами пробежала кошка, когда мы начали душевный исторический диалог.

Я был сержант, заместитель командира первого взвода, первое лицо в роте после старшины, бело-голубого воришки прапорщика, да еще и комсорг роты с допуском просмотра по ТВ девятнадцатой партийной конференции.

Весовая категория под сомнительным равенством, Горбачев в генсеках как-никак.

Говорим честно, каждый с учетом опыта прожитых лет и наивных надежд на будущее, и вдруг ротный, после моего довольно резкого диссидентского заявления, взмывает в апогей политического митинга на двоих и чуть ли не в крик выдает:

- Сержант, меня шесть лет учили, что солдат - это скотина!

И тишина.

Минуты две.

А я спрашиваю, даже без особой грусти, но с допустимым сарказмом:

- Товарищ капитан, а возражения будут, если эта скотина сознательно  вас от вражеской пули своим телом закроет?

Капитан скрипнул зубами, секунд двадцать, задрав голову в небо, рассматривал белорусские облака, потом опустил ее, снял фуражку, молча хлопнул меня по левому плечу и медленно пошел в казарму.

На дворе стоял 1988 год.

Через полгода из Афганистана вывели сороковую армию.


Рецензии