Король мечей - глава третья

Хозяйка постоялого двора разбудила Изабеллу и Катрин очень рано – небо едва начало сереть.
– Ваши платья еще сыроваты, но досохнуть они не успеют, – сказала она. – И так всю ночь висели возле печи. Завтрак на столе. Граф уже ждет вас.
– Спасибо. Мы скоро, – отозвалась Изабелла.
Она быстро натянула платье, потом пригладила волосы руками, умылась холодной водой из большой миски.
– Катрин, у меня все в порядке? – спросила девушка.
– Все кудри у вас торчат, леди Изабелла. Но никто не обратит внимания на такие мелочи.
– Придумаешь тоже! Какое мне дело до этого графа и его внимания?
– А я о графе ни слова и не сказала, – Катрин пыталась втиснуться в сырое платье. – Ох, то ли вчерашние пироги были слишком уж хороши, то ли шерсть села от этого ливня.
– Давай скорее, что ты копаешься!
Изабелла вдруг поймала себя на том, что готова сбежать вниз по лестнице, и стала спускаться нарочито медленно, выпрямив спину и вздернув подбородок. Хантингтон стоял в дверях. Хоть графу и пришлось ночевать на лавке, даже не раздеваясь, выглядел он вполне свежим и подтянутым. Правда, светлая щетина, которая вчера вечером была не так и заметна, сегодня уже бросалась в глаза.
– Нужно поторапливаться, – сказал он, кивнув вместо приветствия. – Как только в замке поймут, что вы сбежали, – сразу же бросятся следом.
– И мой отец придет в бешенство.
– Да уж надо думать. Но ничего. Только вам придется немного проехать вдвоем на моем коне, как и вчера.
– Они нас догонят, – опустила голову Изабелла.
– Нет. Лес, конечно, сейчас облетел и прекрасно просматривается, но шервудские тропинки я точно знаю лучше любого стражника. Если мы не будем медлить – нас никто не найдет. Ну, вперед. Завтракайте, а я пока оседлаю лошадей. Здешний конюх ночует дома, в деревне, и придет позже, но седло я у него сторговал еще вчера вечером – слишком уж ваша лошадь тощая и хребтистая, – граф со своей мальчишеской улыбкой потянулся за плащом, и Изабелла заметила старый шрам, мелькнувший в вырезе рубашки чуть ниже левой ключицы. Похоже, когда-то пришлось вытаскивать стрелу или арбалетный болт.
Дверь закрылась, девушка растерянно повернулась к столу.
– Да что с вами, леди Изабелла? – охнула Катрин. – Вы точно вчера не простыли под дождем? Вся словно горите.
– Не забудь вещи, – не отвечая на вопрос, сказала Изабелла. Она посмотрела на расставленные хозяйкой плошки с кусками вчерашнего пирога и горячей кашей и поняла, что не сможет проглотить ни крошки, хотя обычно любила хорошие завтраки. – Узнай, сколько мы должны за комнату и еду, а я пока загляну на конюшню.
– Да поешьте вы!
Катрин с подозрением посмотрела на воспитанницу, но та уже выскользнула наружу.
Через несколько минут все трое отправились в путь. Изабелла почувствовала, как сжалось горло, когда граф подхватил ее, помогая сесть в седло. Пегий конь фыркнул, словно приветствуя уже знакомую всадницу.
– Так, теперь вы. Ну, смелее! – Хантингтон с улыбкой приподнял увесистую Катрин. – Держитесь. Здесь недалеко.
– Ох, мне не доехать! Как вчера-то не свалилась – сама не понимаю.
– И сегодня не свалитесь! – снова улыбнулся граф. – Соберитесь. Пару дней придется потерпеть – в каменоломнях не слишком уютно, но зато никто вас не найдет.
Катрин отчаянно вцепилась в Изабеллу. Девушка чувствовала, что наставница боится лишний раз вдохнуть, чтобы не потерять равновесия.
– Вперед. Не бойтесь, ваше отсутствие, скорее всего, еще не обнаружено. Если, конечно, не какая-то случайность. Но мы успеем, – Хантингтон направил чахлую крестьянскую кобылу в сторону от дороги, прямо в лес. Было еще темно, и Изабелла с трудом различала тропинку, по которой он едет. Казалось даже, что никакой тропинки и нет, и граф движется по лесу, находя путь по каким-то ему одному известным приметам.
– Не беспокойтесь, мой конь сам пойдет за мной, – обернувшись через плечо, сказал граф. – И не бойтесь, он вас не уронит. Пригнитесь, здесь низкий сук. Эх, хотел бы я видеть лицо шерифа в тот миг, когда он узнает, что невеста улизнула!
Изабелла понимала, что спутник, как может, старается ее отвлечь от тоскливых мыслей.
– Я бы, пожалуй, тоже хотела на это посмотреть, – откликнулась она. – Спасибо вам.
– Пока не за что.
– Мне страшно даже подумать, что через несколько часов я была бы уже обвенчана с этим...
– Я немного знаю шерифа. Он ведь так просто не отступится.
– И мой отец тоже не откажется от этой идеи, – кивнула Изабелла.
– И оба понимают, куда вы двинетесь.
– Еще долго? – жалобно охнула сзади Катрин.
– Осталось уже меньше, чем проехали.
– Вы думаете, что шериф с отцом могут броситься за мной и в Нормандию?
– Смотря насколько им нужен этот брак. Осторожнее, здесь скользкий спуск, – Хантингтон снова обернулся. – Конь сам справится, просто не мешайте ему.
Катрин сзади снова заохала:
– Леди Изабелла, без повозки мне до порта не добраться!
– Сначала давайте доберемся до каменоломен, – отозвался граф. – Осталось совсем немного. Уже светло, и вот теперь-то вас наверняка уже ищут.
Его слова взбодрили Катрин, и она, собравшись, снова вцепилась в Изабеллу.
– Вот и вход. Видите?
Изабелла смотрела в ту сторону, куда указывал граф, но ничего не замечала.
– Нет, – призналась она.
– Именно поэтому я вас сюда и привез, – рассмеялся Хантингтон. – Сейчас будет овраг, вам лучше спешиться.
Он и сам спрыгнул с крестьянской кобылы, помог Изабелле и Катрин спуститься на дно оврага, потом свел по склону вниз обеих лошадей.
– Вот здесь и можно будет спрятаться, – граф кивком показал на вход в каменоломни, который был совершенно незаметен издали. – Дым от костра днем в глаза не бросается, запах тоже учует далеко не всякий. Ночью, правда, будет виден свет пламени – но не бойтесь, к ночи я вернусь, и никто вас не тронет.
– А сейчас вы нас оставите? – растерялась Изабелла.
– Ненадолго. Только сначала разведу вам огонь, а то совсем промозгло.
Изабелла удивленно смотрела, как он, отыскав неподалеку несколько мокрых поленьев, как-то затейливо их сложил, поджег кору, ободранную с березы, и ловко просунул ее вниз. Девушке казалось, что совершенно мокрые от затяжных ливней дрова не должны гореть, но костер занялся – сначала потихоньку, потом сильнее.
– Вы… вы же нас не бросите? – осторожно спросила она.
Катрин тем временем осматривала каменоломни, громко охая по поводу тесноты, холода и сырости.
– Нет, конечно.
– Как нам быть дальше? Катрин и правда не доедет верхом, даже если будет лошадь.
– Да уж вижу. Но повозку куда легче обнаружить и догнать, – граф поправил несколько веток в костре, пламя стало еще сильнее. – Если я найду надежное место, где Катрин сможет в безопасности переждать пару недель – нет, не в этих каменоломнях, конечно, а в нормальном доме, – сможете ли вы потом кого-нибудь отправить за ней? Когда мы доберемся до замка?
– Мы? – осторожно переспросила Изабелла.
Хантингтон рассмеялся:
– Не бойтесь, на постой напрашиваться не стану – развернусь, как только вы будете в безопасности.
– Я совсем не об этом, – смутилась девушка. – Вы… вы правда мне поможете? Вы же ехали по каким-то своим делам.
– Разберемся. Так что насчет Катрин? Найдется там кто-нибудь, кто сможет приехать за ней сюда вместе со мной, а потом проводить ее до замка ваших родных?
Изабелла медлила с ответом. Ей было страшно оставаться без верной Катрин, да еще и пускаться в дорогу. Никогда в своей жизни она не была одна, без знакомых людей рядом. Но от мысли, что несколько дней она проведет вместе с графом, снова перехватило горло. Сколько уйдет на дорогу до дедовского замка? Обычно путь из средней Англии до Нормандии занимал меньше недели – но то была спокойная поездка в удобной повозке, подвешенной на мягких кожаных ремнях, а через пролив Изабелла всегда переправлялась на корабле с проверенной командой. А сейчас, когда на нее наверняка будут охотиться, когда в пути придется прятаться? Как она поедет верхом, сможет ли? На сколько дней затянется путешествие? Или, наоборот, они доберутся быстрее?
– Найдется? – снова спросил граф.
– Кому забрать Катрин? – спохватилась девушка. – Конечно. У нее же там трое сыновей. Можно будет их послать с вами. Уж кого-нибудь одного из них – точно. А то и двух.
– Они справятся? Сколько им лет?
– Младшему – восемнадцать, он наш с Эмилией молочный брат. А старшим… – Изабелла обернулась ко входу в каменоломню. – Катрин! Катрин, иди к нам! Сколько твоим старшим?
– Двадцать один и двадцать четыре, а что?
– Если я найду для вас безопасное и удобное место, где можно переждать пару недель, – смогут ли ваши сыновья потом вместе со мной приехать сюда и проводить вас в Нормандию?
– Конечно!
– Кто, кроме отца леди Изабеллы, может здесь узнать вас в лицо?
– Двое его слуг, – начала Катрин. – Они всегда его сопровождают. И шериф, разумеется, – он же меня видел.
– Кто еще?
– Кухарки в замке в Ноттингеме, торговцы на рынке, – но это вряд ли, я и выскакивала-то из замка всего пару раз. А, ну и крестьянин, у которого мы купили кобылу и повозку.
– Стражники?
– Нет. Кажется, никто из них меня не видел. А если и видел – то мельком.
– Хорошо, – кивнул граф и направился к привязанным лошадям. – Костер горит и не погаснет, даже если пойдет дождь, небольшой запас дров есть. Немного еды у вас есть, место тут безопасное, люди вас не найдут.
– А звери? – охнула Катрин.
– Звери не бросаются на людей ни с того ни с сего. Да и тут только кабаны из опасных. Волков и медведей здесь не водится. Не бойтесь, – снова улыбнулся Хантингтон. – Я скоро вернусь. Заодно посмотрю, что творится.
Оставив Изабеллу и Катрин в лесу, граф на своем пегом коне направился к городу.

В харчевне было пусто – в такую рань еще не нашлось желающих выпить и поесть, а на ночлег сегодня никто не останавливался. Хозяин, ярко-рыжий и веснушчатый, в закутке за кухней точил ножи и пару топоров, и случайного раннего гостя встретила девчушка лет восьми-девяти. Через минуту она вбежала в каморку за кухней:
– Отец!
– Ну? Мать что велела? Обмять тесто, когда подойдет. А ты носишься!
– Там гость!
– Ну? Ты же знаешь, что делать. Спроси, чего хочет, а я сейчас приду.
– К нему кот залез на колени! Сам подбежал и залез!
– Хорош заливать. Займись тестом.
– Правда залез, – насупилась девочка.
Хозяин поднялся, отложил в сторону нож и направился следом за дочерью в просторную комнату с низким потолком, где стояли столы и скамьи для гостей. У самого входа действительно сидел гость, на коленях у него устроился кот – злой воинственный мышелов, не выносивший чужих.
Увидев хозяина, гость поднялся навстречу.
– Уилл Скарлет, – улыбнулся он и опустил кота на лавку. – Ты почти не изменился. Ну… стал пошире, конечно.
– Робин! Твою… – хозяин, спохватившись, обернулся к девочке. – Элис, быстро нам выпить. Эля. Крепкого. Робин, где тебя столько лет черти носили?

Продолжение - четвертая глава: http://proza.ru/2020/07/23/1653


Рецензии
Давайте дальше. Что тянуть-то.

Владимир Жестков   23.07.2020 18:58     Заявить о нарушении
Выложила еще кусочек. Уж как могу... если б не работа, ух, я бы развернулась! :-) Да все мы бы развернулись.

Ольга Суханова   23.07.2020 20:32   Заявить о нарушении