Король мечей - глава шестая

Изабелла изумленно смотрела на изящную вороную кобылу – холеную, блестящую. Богато украшенное седло, расшитый серебряными нитями чепрак – все говорило о том, что хозяин гордился лошадью.
– Держите, – граф, который только что свел эту красавицу-лошадь вниз по склону обрыва, протянул девушке поводья. – Подковы совсем свежие, похоже, шериф только-только ее перековал.
– Я… я до последнего думала, что вы шутите.
– С чего вдруг?
– Мне же с вами не расплатиться!
– А я что, прошу денег? – Хантингтон рассмеялся. – Я же сказал, мы с шерифом договоримся о цене. Не беспокойтесь. Берите лошадь, объясните ей, кто теперь ее хозяйка. Тихо, тихо, не тяните так руку – может укусить. Я сейчас расседлаю ее, а потом отведу коней к реке, к воде.
Он быстро шагнул в сторону от костра, ко входу в каменоломню.
– За день от огня все возле входа более-менее просохло. На одну ночь – вполне сойдет. Ляжете на моем плаще, он на меху, так что замерзнуть вы не должны.
– А вы? – осторожно спросила Изабелла.
– А я не первый раз ночую в лесу. Не беспокойтесь, найду, где пристроиться. Да и не надо ложиться, мало ли что. Хотя я уверен, что нас никто не найдет.
– Вы и так сегодня три раза обернулись до Ноттингема и обратно, еще и не спать?
– Спасибо, – граф мягко улыбнулся. – На одну бессонную ночь меня вполне хватит.
Он снова улыбнулся, и от этой улыбки у Изабеллы перехватило дыхание.
– Держите, леди Изабелла, – Хантингтон протянул ей плащ.
– Не надо так строго, – она решительно вскинула голову. – Давайте без леди, хорошо? А то вы меня смущаете, господин граф. Просто Изабелла.
– Боюсь, не смогу так запросто обращаться с такой милой дамой.
Изабелла встретилась с ним взглядом, но в серых глазах не было ничего, кроме спокойного, сдержанного тепла.
Позже, когда граф увел лошадей к берегу Трента, и девушка на какое-то время снова осталась в лесу одна, она еще раз вспомнила все то, что сегодня произошло, и ужаснулась сама себе: она посреди глухого леса, наедине с мужчиной, с которым знакома всего-то сутки. Несколько раз Изабелла уже думала, что Катрин права и ее заманивают в ловушку, но теплый взгляд серых глаз развеивал такие мысли.
Расстелив плащ, Изабелла попыталась улечься поудобнее. Плащ был подбит мягким, густым, хорошо выделанным мехом ягненка, от него тянуло сырой шерстью, костром и конским потом. Девушка свернулась клубочком и закрыла глаза. Теперь, когда она весь день провела в лесу и даже на какое-то время оставалась совсем одна, ей уже почти не было страшно. Костер у входа в каменоломню тихо потрескивал, и Изабелла знала, что ее защитник совсем недалеко и скоро вернется.
Когда граф снова привел лошадей к оврагу и каменоломне, девушка уже дремала. Робин Локсли, он же граф Хантингтон, был почти уверен, что так и получится – он видел, что Изабелла слишком устала от переживаний и впечатлений. Робин неслышно устроился возле костра, оперевшись на одно из седел. Он пытался прикинуть, сколько дней уйдет на путь до Саутгемптона, потом до Гавра и до замка родных Изабеллы. А потом обратно в Ноттингем. Он должен найти Зигфрида Мазера. Робин посмотрел на кольцо с асуанским изумрудом, которое ни разу не снимал за эти почти десять лет. Вспомнил тонкие веточки ключиц под золотисто-смуглой кожей, шелк смоляных волос, жар черных глаз. Все то, что теперь навсегда будет с ним.
– Я найду Мазера, – прошептал он. – Доберусь до него. Обещаю тебе, Ясминка. Да ты и так знаешь.

***
В дальних комнатах ноттингемского замка было холодно, но большой зал топили от души – шериф любил тепло и не скупился на дрова. Сейчас, устроившись на тяжелом резном стуле, шериф хмуро смотрел на двух стражников, которые привели в зал молодую женщину и мальчишку лет двенадцати.
– Вот, милорд, – почтительно начал стражник. – Мы решили, что лучше привезти их в город, чтобы вы расспросили сами.
– Кто это?
– Хозяйка постоялого двора и ее сын. Когда мы расспрашивали всех насчет вашей невесты, оказалось, что у них как раз в ту ночь останавливались две женщины.
– Да? – шериф поднял взгляд. – И что за женщины?
– Я же уже рассказывала, милорд, – начала хозяйка.
– Ты рассказывала стражникам. Теперь расскажи мне.
– Одной где-то за сорок, она неприметная, толстоватая, обычная. Вторая – совсем молоденькая.
– Она такая красивая! – восхищенно подхватил мальчишка. – А граф на нее совсем не смотрел!
– Что еще за граф?
– Граф Хантингтон, милорд, – ответила женщина. – Он ночевал у нас перед этим, видно, ехал в город. Я и подумала, что он двинется в Ноттингем, но он вдруг под вечер вернулся и привез этих дам.
– Они о чем-то говорили? Как-то обращались друг к другу?
– Почти не говорили. Обе были слишком перепуганные и вымокшие. Но я слышала, что старшую зовут Катрин, а младшая – леди Изабелла. Они уехали очень рано утром, вместе с графом. Больше я их не видела.
Шериф повернул голову к отцу Изабеллы, который молча сидел рядом за столом.
– Думайте. Куда могла направиться ваша дочь?
Потом он обратился к хозяйке постоялого двора и ее сыну:
– Как выглядит этот граф? На чем они все ехали?
– У графа красивый пегий конь, а у женщин была замызганная деревенская лошадка, – отозвался мальчишка.
– А как выглядит граф?
– Я не присмотрелся.
– А я присмотрелась, – немного смущенно ответила хозяйка. – Он все-таки две ночи у нас провел. Среднего роста, очень стройный. Волосы от природы светлые, да еще выгоревшие и с сединой. По осанке и движениям – воин. Да и по шрамам тоже видно.
– Лет ему сколько?
– Да не разберешь. Волосы с сединой, морщины, а легкий и быстрый, как ветер. Может, сорок. Может, сорок пять.
– Когда они уехали? Куда?
– Следующим утром. Очень рано, задолго до рассвета. Куда – не знаю.
– Это все? Что-то еще помнишь?
– Больше ничего. Я почти все время была на кухне. Выходила только пару раз – показать женщинам комнату, забрать у них платья на просушку да разбудить утром.
– А ты? – обратился шериф к мальчишке. – Что ты заметил? Этот ваш граф был вооружен?
– Мечом и парой ножей, – кивнул парень. – А она такая красивая и так на него смотрела!
– И все?
– Да.
– Уведите их, – бросил шериф. – Отпустить.
Когда шаги стражников затихли, он снова повернулся к отцу Изабеллы.
– Ну? Что еще за граф с вашей дочерью?
– Знать не знаю. Хотя слышал раньше это имя. Как-то мимоходом.
– Ничего, разузнаем. Но леди Изабелле явно помогают. Поэтому ей и удается до сих пор прятаться.
– Она могла податься в замок Вексенов.
– Где это? Какого ж черта вы до сих пор молчали?
– Был уверен, что им с Катрин вдвоем туда не добраться. Но если им помогает мужчина…
– И где этот чертов замок?
– В Нормандии.

***
Харчевня «Морские бесы» не бросалась в глаза – отыскать ее мог только тот, кто точно знал, куда идти. От посторонних она была спрятана в глухих припортовых переулках Саутгемптона, а сейчас, в темноте, разглядеть вход было и вовсе непросто. Но в маленьком оконце, затянутым бычьим пузырем, горел свет, и было слышно, что внутри – веселье и дым коромыслом.
– Кого надо? – подбежал к вошедшему путнику один из хозяйских помощников.
– Проводи меня к Билли.
Тон помощника сразу изменился:
– Конечно, милорд. Идите за мной. Осторожнее, тут низкий потолок и ступеньки.
– Я знаю.
Они прошли через большой зал с низким потолком, где за каждым из столов гуляли шумные компании и рекой лилось вино и пиво.
– Вот здесь.
Гость молча кивнул. Видно было, что он знает дальнюю комнату.
– Билли, это к тебе.
– Робин! – хозяин «Морских бесов», молодой мужчина, которому, наверное, не было еще и двадцати пяти, вскочил со скамьи и бросился к вошедшему. – Сто лет тебя не видел!
– Года полтора-два, не больше.
– Я могу идти? – спросил помощник.
– Нет, пока постой! – Билли перевел взгляд на гостя. – А ты садись и располагайся! Тим, – он обернулся к помощнику, – принеси нам вина, только хорошего! И того диковинного пойла из Шотландии, от которого в горле как огнем! Что есть на кухне вкусного? А, неси все!
– Сейчас, сейчас.
– Робин, ты же останешься?
– Я вообще по делу, у меня лошадь и спутница на постоялом дворе. Но могу и остаться, – он улыбнулся. – Посмотрим.
– Останешься, останешься! – замахал руками Билли. – Тим, когда все принесешь – живо дуй к старой Мэгги. Выбери там девчонок. Самых молоденьких и смазливых, человек пять.
– Ты издеваешься или просто хочешь меня разорить? – рассмеялся Робин. – Я неделю провел в дороге, добираясь сюда из Ноттингема, и если уж честно – вымотался, как собака. Так что трех, не больше.
– Ладно, ладно, – Билли подтолкнул своего помощника к двери и быстро вышел следом за ним, оставив Робина в комнате. – Тим, когда будешь выбирать девиц – не приводи смуглых черноволосых.
Он вернулся в комнату, с улыбкой посмотрел на гостя.
– Где твой прежний помощник? – спросил Робин.
– Прирезали в пьяной драке. Так что у тебя за дело?
– Нам нужно добраться до Гавра. Как можно быстрее.
– Нам – это кому?
– Мне и моей спутнице. И двум лошадям. Девушке нужна отдельная каморка на корабле, не слишком сырая и не вонючая. Кто-нибудь из твоих гостей готов отправится прямо завтра с утра?
Тим, вернувшийся с кухни с большим подносом, ловко расставлял на столе плошки и кружки.
– Эй, – окликнул его Билли. – Кто там в зале из хороших шкиперов? Из лучших?
– Кривой Пит.
– Трезвый?
– Пока вроде да.
– Тащи его к нам, быстро.
Робин взглянул на хозяина «Морских бесов».
– Что за Пит?
– Как будто не знаешь, что у меня за люди собираются! Сброд из сброда. Зато с кораблем Пит обращается, как ты с луком.
– Пойдет.
– Но он заломит цену, когда поймет, что тебе надо срочно.
– Плевать. 
– Могу я спросить, что за спутница?
– Юная благородная леди, – улыбнулся Робин. – Нет, совсем не то, что ты подумал. Но если ее кто-то на корабле хоть пальцем тронет – руки отрублю.
– Это ты Питу скажи, а уж он своим передаст. У него все шелковые. Это тут они буянят, а как в море выйдут – так по струнке ходят. Да у него и без твоих предупреждений строго – в море никаких баб и никакой выпивки. Бери рыбу, – Билли пододвинул гостю доску с кусками только что закопченной трески и морского угря, – еще днем она плавала.
– Спасибо.
– Давай-ка оставайся до утра, – хозяин разлил вино по глиняным кружкам. – Сейчас договоришься с Питом, потом Тим приведет девчонок. Не пожалеешь.

***
На постоялый двор Робин вернулся незадолго до рассвета.
– Леди еще не поднималась? – спросил он хозяйки, которая уже крутилась на кухне и вымешивала тесто для хлеба.
Он оставил Изабеллу в единственной отдельной комнате – крошечной каморке на втором этаже.
– Нет. Как закрылась вечером, так ее и не слышно. Что-нибудь дать вам?
– Нет, спасибо. Дождусь, когда проснется.
Робин вытянулся на лавке. Понятно, что девушка до сих пор спит – за неделю в пути Изабелла очень устала, и не всегда им удавалось найти удобный ночлег, чтобы устроить ее в хорошей комнате. Он видел, что ей тяжело, что она не привыкла к таким переездам, к дороге, к долгим поездкам в седле, – но Изабелла ни разу ни на что не пожаловалась. Когда девушке становилось совсем тяжело, она лишь сжимала губы, прищуривала свои ярко-зеленые глаза – и упрямо ехала дальше.
За окном посветлело. Постояльцы из двух больших общих комнат, проснувшись, подтянулись вниз и устроились за соседними лавками. Робин уже собирался попросить хозяйку разбудить гостью, но услышал, как открылась дверь дальней комнатки, отдельной каморки. Через несколько мгновений девушка показалась на лестнице. За прошедший вечер, пока Робин был в «Морских бесах», она успела где-то найти другое платье – оно было ей великовато, но зато совсем свежее и чистое.
– Доброе утро! – девушка засверкала, увидев спутника. – Доброе утро, граф. Вы что, вообще не ложились?
– Я договорился насчет корабля, нас ждут в порту через час.
– Что принести? – подошла к ним хозяйка. – Каша, хлеб, яблоки? Вчерашнее мясо?
Изабелла попросила миску каши и с улыбкой обернулась к Робину.
– Спасибо вам. Я никогда, никогда не справилась бы одна!
– Подождите, мы еще не доехали.
– Вы уже столько для меня сделали! – она подняла взгляд, зеленые глаза смотрели трогательно и беззащитно. – И я верю, что все получится и мы вот-вот уже будем в замке деда.
– Посмотрим. Шериф тоже не лыком шит. Да и господин Вексен наверняка его направит в Нормандию.
– Господин Вексен? – удивленно переспросила девушка.
– Ну, ваш отец.
– А, – улыбнулась Изабелла. – Нет-нет, Вексены – это родители моей матери, – она мотнула головой, отбрасывая назад свои изумительные каштановые кудри. – Я же рассказывала, что они были против брака матери и отца. Отец же простой торговец, хоть и очень успешный.
– Да, помню.
– Законного брака так и не было, – девушка немного смутилась, но продолжила. – Мать и отец… они не были венчаны. Вексены – род матери. Когда мы с Эмилией родились, дед признал нас законными наследницами, несмотря ни не что.
– Понятно.
– Так что отец – вовсе не Вексен. Да вы наверняка о нем слышали, если бывали раньше в Ноттингеме, – Изабелла снова улыбнулась. – Его зовут Зигфрид Мазер. Слышали же?

Продолжение - седьмая глава: http://proza.ru/2020/08/20/1685


Рецензии
Хорошо написано...

Олег Михайлишин   08.09.2020 20:30     Заявить о нарушении
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.