До того, как я хотел стать моряком

В детстве я не сразу захотел стать моряком. То есть я хотел, но не сразу осознал это. Ещё не умея толком ходить, я стремился к любой воде как лягушонок. Потом, года в три, я в гостях увидал пластмассовый парусник на телевизоре и никак не мог от него отлипнуть. Мечта о водоплавании жила во мне с рожденья, да.  Но окончательно сформировалась уже когда я в школу пошёл. А до того мечтал я о разных других профессиях.
Довольно долго хотел быть пастухом. Книжку прочитал про пастушка Андриеша и его подвиги – прекрасную книжку, незаслуженно забытую теперь. А ведь когда-то сам Параджанов по ней кино снял.  Недавно перечитывал – ах! Это же прелесть что такое, настоящий рыцарский роман. Автор «Андриеша» Емелиан Буков – это прямо молдавский Ариосто, да и всё тут.  Конечно я захотел быть как этот Андриеш! Странствовать по свету, сражаясь со злыднями и прославляя добро и гармонию мира игрою на дудке.
Натуральных, не литературных пастухов я тоже видал, когда у бабушки жил летом. Дом наш стоял на самом краю села, и по нашей улице утром и вечером прогоняли стада коров и овец.  Какие  у пастухов были сапоги, пыльники и арапники!  Какие  отличные, ровные, до блеску отполированные руками посохи! Мне даже сейчас завидно немножко. Дудок, правда, я не видал у них, зато один пастушеский пацан умел  свистки делать из вербы и меня научил, я и тогда решил, что свисток даже лучше чем дудка. На дудках только в телевизоре играют,  а свисток   -  это объективная реальность, которую можно взять и в неё посвистеть.
Любопытно, что растение пастушья сумка по-молдавски называется так же как по-русски. «Traista ciobanului» - это буквально пастушья сумка.  Траиста – это такая тканая, как коврик,  национальная торба на лямке. Они сейчас бывают только сувенирные, а тогда, почти полвека назад, ими ещё вовсю пользовались. У деда была, и у соседа нашего была, и пастухи постарше ходили не с рюкзаками и а с траистами. 
Воображая себя в детстве героическим пастухом, я конечно  в деталях продумывал снаряжение. Громоздкие вещи, как то: тяжелый меч против драконов,  боевой топор, буздуган (шипастая железная палица) и пулемёт «Максим» я предполагал не таскать на себе, а хранить в пастушеском своём шалаше. Шалаш, кстати, предполагалось строить  не на земле, а на дереве, я уже даже присмотрел на каком. А на себе – только шпага на левом боку, арапник за поясом, полосатая траиста через плечо справа, посох в руках, а ножи в карманах. В траисте у меня  плоская деревянная фляга с газированной  живой водой, хлеб, яблоки,  шоколад,  свистки,  верёвочка, большой чёрный парабеллум и запас патронов.
 К собственно пастушеской деятельности я в этих мечтах своих относился  довольно безотвественно. Спустя рукава, да. Намеревался просто выгнать овец куда-нибудь в луга, пусть сами себе пасутся там, клубясь в низинах подобно густому туману или сбитой  с неба на землю грозовой туче.  Мне было не до них, пора было на подвиги, Люду из старшей группы от злодеев спасать.  Уж она настрадалась, бедная девочка, у меня в мечтах – то волки нападут на неё, то бандиты, то фашисты, а то и дракон.  И так почти каждый день. Потом они, видимо, сжалились над Людой и стали нападать на Свету или иногда на Таню, когда Света обзывалась, и я её поэтому не любил. Впрочем, тогда ещё не так обуреваем я был  страстями, как всю последующую жизнь. Любовь – любовью, но довольно часто я сражался, никого не спасая, а  просто для души. Идёшь такой, гуляешь  в парке или на пустыре, или вокруг дома, и по дороге непременно прибьёшь какого-нибудь сквернавца. Очень легко было меня тогда выследить по трупам эфемерных злыдней, оставляемых мною везде, куда ни пойду. После-то уже нет, после  они все в море тонули.
Как следует повоевавши, любил я устроиться  на отдых. И любовь эта осталась у меня на всю жизнь. Посидеть, а лучше полежать люблю я нежно. Летом где-нибудь в тенёчке, а в холодное время – у костра или хотя бы у печки. Но у костра лучше конечно. Сидишь себе, яблочко хрумкаешь,  ломтик хлеба насадишь на прутик и  подержишь над огнём. Ах как пахнет такой хлеб! Ах!  Вдыхаешь запах этот взахлёб, словно раз в жизни дышишь! Очень тебе хорошо вот так сидеть.  Мир твой весел и ясен, ты всё о нём знаешь наперёд. Не знаешь только, что скоро увидишь море и навеки, навеки станешь моряком.


Рецензии
Редко бывает, что читаешь и улыбаешься. Ах, как хорошо!
У нас, на Буковине, такие сумки через плечо, тканые, называются - тайстра. Ещё застала время, когда многие сельские жители их носили.
Спасибо Вам огромное!

Татьяна Танасийчук   15.02.2021 00:45     Заявить о нарушении
И вам, Татьяна, большое спасибо!) Я на Буковине бывал, очень давно, правда, ещё в детстве. Мы с мамой гостили там у родных. Какое-то село, не помню уже названия, примерно в полутора-двух часах езды от Черновиц. Там говорили и по-украински ипо-молдавски. Много лет спустя, я собирал для одной работы материалы об украинско-молдавском билингвизме на примерах Одесской области, Буковины и украинских сёл в Молдавии. До сих пор помню один прелестный пример, как раз буковинский, из сборника „Folclor din țara fagului”: "Фоае верде, барабула, Жинко моя дэ ты була?")) Забавная инверсия "тайстра".)))

Михаил Поторак   15.02.2021 10:37   Заявить о нарушении
На это произведение написано 7 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.