Маршал. Тишины хочу!

Маршал встал как всегда рано. Кристина вслед за мужем, зевая, подтянулась на летнюю кухню. Семен приготовил жене крепкий ароматный кофе, нарезал бутербродов. Каждый день, из года в год, готовил завтраки только Семен. Кристина вальяжно, кутаясь, в тонкий махровый халатик, просматривала мобильный телефон: кто за ночь что написал или выложил интересного в сеть. После они не спеша завтракали.
Кристина приучила себя завтракать маленьким кусочком хлеба с сыром, деликатесной рыбкой или икрой. И на этом все! Семен завтракал плотно, сковородка всего и вся шипела и пела!
- Пойдем за сигаретами сходим, что то не нашел, видимо все выкурил вчера.
- Прямо сейчас? — уточнила жена.
- Ну, да! Прогуляемся с утра.
Возвращаясь не спеша с рынка, около соседнего дома увидели девочку лет 9 в клоунском колпачке, которая, как часовой, вышагивала туда сюда и обратно вдоль ворот своего участка. Маршалы развернули в ее сторону головы и оторопели: — Девочка дает! В часового играет! — сделал вывод Семен.
Кристина вообще не поняла, что в 09:00 утра делает маленькая девочка у ворот. И как оголтелая туда сюда вышагивает в клоунском колпаке.
Придя домой, развалившись в подушках своего мягкого дивана, который пристроили на такой же уютной веранде, Маршал с удовольствием закурил. Но кайф обломал голос с соседнего участка. Гнусавый, но звучный голос оповестил: — Ребята! Начинаем наш праздник! Поставили перед собой стаканчики..
Маршал поперхнулся дымом: -Не понял! Это что — клоуны приехали в субботу утром?  Стаканчики поставили и налили по пятьдесят грам?
- Ребята давайте споем песню! — продолжал гнусавить во всю субботнюю округу голос.
- Оооооооо! — Маршал оторопел. — Пошел за косой, трава то как выросла! Пошумлю немного.
Семен зашел в сарай, надел зимние сапоги, чтобы трава не попадала на ноги; куртку и кепку. И вышел на покос.  Ребята поют, музыка играет, коса косит — тишина, которая так радует в воскресный день в собственном доме.
Два часа Маршалы и вся улица прослушала детский праздник. Клоун уехал, цирк остался.
Маршал сел на мягкий уютный диван, достал сигарету, прикурил.
И музыка со второго участка порвала всех клоунов и ребят сразу -одним акордом: «Тишины, тишины хочу, Тишины, в молчании сколотом!» Сигарета так и замерла у рта. Трава скошена, голова звенит, Кристина рухнула рядом с мужем на диван. 
Семен молча встал и ушел в дом. Через пять минут вышел с караоке.
- Тишины им хочется? Щас будет!
К этому времени проснулся Митька, который приехал на выходные домой.
- Митька, пулей завтракаешь и начинаем концерт «Тишины хочу!».
Кристина, которой   позвонили, ушла в дом. Но два мужских голоса разорвали «тишину», заткнулся цирк со стаканчиками, провалилась музыкальная колонка с «тишиной». Так густо и сочно пацаны выдали им выходной. Кристина как стояла, так и села на стул в своем кабинете: «Как поют то!»
Как только на соседних участках цирк пытался изобразить представление или включить дискотеку, Маршалы начинали петь в два голоса. В ход пошли и «Две звезды», и все хиты 90-х..Кристина поняла надо выходить на смену, иначе Митька включит песню на английском, которую Семен будет петь  на хорошем немецком.
- Митька, садись за руль и дуй за текилой. До вечера я могу только с текилой глотку рвать, с пивом не пойдет. Мне еще борщ надо сварить. 
- Кристь, когда борщ варить то? Ты посмотри что творится! Ни стыда, ни совести! Рассердили Семена!
- Борщ — это святое!
- Ма, па! Мне надо по одному делу сгонять, текилу только после него привезу!
- Не забудь только заехать в магазин, — отдал распоряжение отец.
Маршал встал к столу и работа над борщом закипела. А в открытые двери и окна неслось из колонки с плохим звуком всякая дребедень, которую Семен слышать не мог, так как уважал только хороший звук и в нужном месте и в нужный час. А данное мероприятие считал наглостью и неуважением к соседям. 
Кристина поняла, что пришла ее очередь встать к микрофону.
И понеслась душа в рай: «И мужичок с гармошкой» и «Червона рута» порвали соседние окрестности. 
- Ну, что ребята, продолжаем наш праздник,  — с Днем строителя! — проговорил Семен в микрофон всей улице.
Мы и не знали, что так можно! Веселимся, как все! Ура! 
Наступила вдруг тишина. Гробовая тишина. 
Птички в саду запели свои песни. Семен и Кристя рухнули на свой мягкий диван. 
- Борщ готов, наливай!
Отобедав, решили вздремнуть. Да не тут то было. И понеслось: колонки с плохим звуком стали рвать тишину.
Семен медленно встал, взял микрофон, и затянул «Свадебные цветы» своей любимой певицы. Кристина подхватила на припеве. 
Митька ворвался на веранду с текилой: — Ну, вы даете! Вы так цветы эти пели, я обалдел!
- Как можем, так и поем, — пробубнил Маршал.
- Возьми мой телефон и сними меня, буду речь Феде говорить.
Федя -друг Семена дослужился до больших погон, и когда он приезжал, то баня,водка, шашлык, бушлат были обязательным условием встреч.
- Федя, с днем строителя! Посмотри какой у меня дом, приезжай! Попоем. Эта песня для тебя, -проговорил Семен в камеру и озвучил все микрофон, потому что в его коттеджном поселке все оказывается можно. Громко можно не только петь, слушать музыку, но и говорить.  И понеслись «Белые розы»
Федя на видео прислал смс:  — Прелестно. Я позвоню!
- Кристя, а мы стеснялись с тобой целый год — молчали, не пели, а все можно оказывается!
И вот день почти к закату. Тишина. После  5ч чтения вслух книги с песнями, участки замерли. 
Семен вошел в дом и рухнул на кровать в спальне.
Кристя наконец села за компьютер, Митька уехал по своим делам. И такой удар разнес темную ночь, что не только Кристю, кота сдуло в неизвестном направлении. Открыв дверь дома, Кристя увидела салют над своим домом. Цирк заканчивал день салютом. Она взяла телефончик и записала все на камеру, чтобы утром показать мужу продолжение банкета.
На следующий день, приехав домой, семью встретила бодрая музыка. Соседи приставив к забору Маршалов большую музыкальную колонку, включили ее не на шепот. Семен с Кристей оторопели. Но Митька не растерялся, взял уличный пластиковый стул, приставил к забору, залез на него: — Вы для кого музыку включили? — спросил он у соседки. — Для себя,мы слушаем. - ответила она.
   — Да? В мое окно слушаем? — отпарировал вежливо  Митька. 
Мать с отцом оторопели еще больше, не ожидая от сына такого правильно поступка. Колонка как появилась, так и исчезла. И опять тишина. 
- Ты не видела мои сигареты? Куда я их дел? — уточнил Маршал у жены.
- Что! Опять потерял? 

10.08.2020


Рецензии